ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я тебе на свой адрес открою. Ты теперь тут прописан.
– Гениально!
Коля воодушевился. Все двигалось по плану.
Грузовик гнал на большой скорости по бездорожью, ровной песчаной пустыне, раскинувшейся до горизонта в пыльном мареве. Невысокие кактусы отбрасывали метровые тени от едва взошедшего солнца.
Кузов дрожал. Внутри, в темноте, болтался тонкий луч света, прорвавшийся сквозь колотую дырку корпуса. На полу молчали мокрые от пота люди. Их бросало из стороны в сторону, подкидывало на ухабах, дергало взад и вперед, ударяя о стены и друг о друга.
Впереди, в мареве, неожиданно проступили очертания полицейской засады – несколько замерших двуцветных автомашин с фонарями на крыше. Грузовик повернул и погнал в сторону. Автоколонна с мигалками ожила и бросилась в погоню. Беглец не выдержал преследования, остановился. Водитель выскочил из кабины, побежал вдоль кузова и отбросил щеколду на задней двери. Десятка два человек выпрыгнули на песок и кинулись врассыпную на все четыре стороны. Полицейские машины веером развернулись и по одной понеслись за убегающим в пустыню народом.
Движения машин и людей ускорилось и стало карикатурным.
– Дальше ничего полезного нет, – сказал Коля.
Он сидел на диване в гостиной, подавшись телом к телевизору. Горка видеокассет лежала на столике.
– Ужас! – покачала головой Клара. – Может, лучше через Канаду? Я ездила на Ниагарский водопад. У туристов вообще не проверяют документов.
– А в аэропорту?! – возразил Коля. – Неизвестно, какие у них соглашения с США! Возьмут и сообщат! Или у них компьютерная информация объединена. Черт его знает! Потом, ты учти, мы смотрим перебежчиков из Мексики. Я же – наоборот. – Коля нажал на видике «стоп». Кино прекратилось. – Я решил, легче через Мексику. Все триллеры «советуют». Хочется, как спортсмен с шестом. Разбежался, раз! – и на той стороне. Без погранпунктов. – Он вставил другую кассету, погнал пленку вперед. – Где искать посредников – вот вопрос! – Он снова нажал кнопку на пульте. На экране телевизора замелькал темный бар. Типы с уголовной внешностью разрешали денежный конфликт. Коля смотрел несколько минут и повернулся. – В таких местах боязно появляться.
Клара сидела с расширенными от страха глазами. Она придвинулась к нему, обхватила Колю за шею и всхлипнула на его спине.
– Ну вот! Опять! Сырость размножаешь, как у нас в детдоме говорили! Кто меня ковбоем назначил? Ты думаешь, ковбои живут для того, чтобы шляпы носить и трахаться? Они воюют.
Клары не было. Коля сидел за ее компьютером, пытаясь выйти в Интернет. Ничего путного у него не получалось. Он раздраженно махнул рукой, тщательно заклеил в пластик конверт с выигравшими документами, сложил в спортивную сумку. Поворошил вещи в чемодане.
Хлопнула входная дверь. Он задвинул ногой сумку в угол и вышел из спальни.
– Мой подарок тебе! – услышал он ее голос. Клара влетела в квартиру, достала из сумочки коробку с мобильником, подняла вверх. – Межконтинентальный! Связь через спутник. Хоть так будем вместе.
– Спасибо, дорогая! – Коля поцеловал ее в шею, покрутил мобильник в руках, вытащил из коробки инструкцию, углубился в текст.
Она вывалила на стол кучу проспектов и русских газет.
– Карты Нью-Мексико, Техаса, Калифорнии и Мексики. Изучай!
– Надо через Интернет к банку подключиться и зарегистрировать код, – сказал Коля, отрываясь от инструкции. – Я смогу прямо из банка он-лайн оплачивать счет.
– Я оплачу.
– Не для ковбоя предложение, дорогая, – сказал он хвастливо.
– Подключимся, – ответила она и уселась за стол с русской газетой. – Слушай! – вдруг вскрикнула Клара. – Американский адвокат взялся защищать выигравшего грин-карту русского против госдепа США. Такого я еще не слышала. Госдеп напортачил, но не признается!
Коля отвлекся от инструкции.
– Все читать не буду, несколько строчек, – продолжила Клара. – Слушай: «Консульский отдел отказал выигравшему грин-карту россиянину из-за якобы не подлинной подписи под анкетой. Подпись, тем не менее, была подлинная. Бюрократическая машина госдепартамента бросилась на спасение чести мундира, плодя произвол…».
Клара продолжала читать. Коля ничего не слышал. Он уткнулся в инструкцию, чтобы не выдать своих чувств.
– Извини, я – в туалет, – бросил он короткую фразу и шагнул из гостиной.
– Сам должен прочесть. «Лотергейт» называется. Тут много полезного! – крикнула она вслед.
В туалете Коля забегал по сторонам глазами, схватил Кларин карандаш для век, оторвал клочок туалетной бумаги и прямо на крышке унитаза черканул на бумаге подпись – «Эсмеральдов», зачеркнул, снова черканул полуслово «Эсмеральд» и крючок вниз. Зачеркнул. «Эсме…» Бумага порвалась, мягкий карандаш сломался. Коля уперся локтями в крышку и опустил лоб на ладони.
– Я не снял копии с анкет! – прошипел он сквозь зубы. – Как я расписался?
Он тихо простонал и замер. Легкий стук в дверь вернул его к реальности.
– Что ты там замолк? – спросила Клара. – Обед готов!
– Через пару минут буду. Решил душ принять.
Он скомкал листок бумажки, бросил по назначению, вернул карандаш на место и потянул ручку душа к голубой риске «холод».
…В день отъезда двухкассетник развивал музыкальную тему «Тореадор, смелее – в бой!», под которую Клара уворачивалась от ковбоя Дико в стриптиз-баре. Она, готовясь к проводам любимого, в костюме Кармен томно двигалась по гостиной, делая последние мазки в великолепной композиции на столе со свечами, бутылками, блюдами холодных закусок и вазой с фруктами. В кухоньке что-то варилось, жарилось и шипело. Домашний «стриптиз» предполагался сногсшибательным. Оставшись довольной и подпевая в унисон музыке, она поправила лежащую на кресле ковбойскую шляпу «Тореадора», запрыгнула на приступку в кухоньку, привернула ручку на плите, прошла в спальню. В раскрытых дверках шкафа она провела рукой по Колиным пиджакам, захлопнула дверки, подошла к чемодану на кровати, взглянула на часы, замолкла и забеспокоилась. Тут же схватила телефонную трубку и набрала номер.
– Ты где? – спросила взволнованно.
– Клара! Я не выдержу твоих прощальных слез…
– Что за глупости?! Какие слезы?! Я – в полной боевой готовности, как подруга шпиона на проводах в недра вражеской территории. Ты где?
– Я – в аэропорту.
– Как – в аэропорту?! Ты чемодан не взял, все пиджаки на месте. Рейс утром!
– Ты думаешь, я через границу с чемоданом попрусь, в костюме с галстуком! Все дома останется, – сказал он с фальшивой лаской, стараясь развить романтическую тему. – Вещи будут ждать меня рядом с тобой.
Клара больше не слушала.
– Зачэм ты так сдэлал! – слабо сказала она, подавляя комок в горле.
– Так лучше, Клара. Мне нелегко самому… Ты не удивляйся, если не дозвонишься. Я буду выключать мобильник. Он может в ненужную минуту зазвонить. Я сам позвоню.
– Я сейчас приеду! – сказала Клара и бросила трубку на кровать.
Она мгновенно сорвала отстегивающуюся одежду, облачилась в кофточку и кожаную юбку, схватила туфли. Двухкассетник выдал финальную музыкальную фразу бегства опозоренного ковбоя.
– Клара! Клара! – повторял в трубку Коля.
Клара неслась за рулем «Доджа» под гневные гудки возмущенных водителей.
Коля сложил молчащую мыльницу телефона и сунул в карман рыболовного жилета. Выглядел он по-дачному. Под жилетом была клетчатая рубашка, заправленная в грубые джинсы. На голове – панамка, на ногах – кроссовки, через плечо – видавшая виды спортивная сумка. «Дачник» смотрел на разрисованную подписями «Эсмеральдов» обложку билета.
«Остановиться, не ехать?» – сверлили голову сомнения.
В воображении всплыли картины брака с Кларой, его покачивание на водяном матрасе с колье на шее… Картины превратились в табло аэропорта: «Выход № 6». Коля оторвал обложку, поднялся, бросил листок в урну и поспешно пошел к авиакассе.
– Поменяйте, пожалуйста, этот билет на рейс с пересадкой: Лос-Анджелес – Сан-Диего.
– Только на завтра, на вечер, – ответила девушка в униформе.
– Годится. Где в аэропорту гостиница?
– У первого терминала – челночный автобус. Вас отвезут.

Глава шестая
«Эсмеральдов и К?»

Тесный салон самолета местной авиалинии вместил дюжину пассажиров. Машина шла на посадку. Помощник пилота приказал пристегнуть ремни. Он пролез в хвост, где в куче лежал пассажирский багаж. Самолет коснулся колесами земли, тряханув привязанный народ, пробежал немного и встал как вкопанный. Помощник открыл люк, впустив внутрь столб горячего воздуха.
Коля вышел на трап под утренние лучи тропического солнца последним. Пассажиры тащили багаж к стеклянному павильону с буквами «Сан-Диего».
В городе Коля поднялся на узкую террасу старого одноэтажного дома, уставленного плетеными креслами-качалками. Развернув местный таблоид и сверив написанный по вертикали на косяке двери номер, позвонил. Открыла пожилая мексиканка.
– Сдаете комнату?
– На какой срок? – спросила она вместо ответа.
– До месяца, не больше.
– На месяц невыгодно.
– Может, я поживу, пока вы найдете съемщика? Подберу жилье и уйду по первому требованию. Вещей у меня нет. Я по бизнесу, прямо с аэропорта.
Она заколебалась, оценивая его взглядом.
– Заплачу за месяц вперед, а уйду, как скажете, – нажал Коля на выгоду предложения.
– Ты откуда?
– Из Нью-Йорка, – почему-то соврал Коля.
Она повернулась, пригласила идти за ней.
Такого интерьера Коля еще не видел. Внутренние стены не доходили до потолка. Коридор разделял дом пополам и выходил во дворик. За низкими дверьми, в неполный Колин рост, на пружинах, без замков и задвижек, просматривались комнатки. Некоторые – без окон, как чуланы.
Мексиканка придержала одну из дверей и пригласила войти.
– Регистрировать тебя не буду, – сказала женщина. – Скажу, приятель Хайеме. Хайеме – мой зять. Они в Нью-Йорке живут.
Соврал Коля удачно.
– Меня зовут Гваделупе, тебя – как?
– Ник. – Коля вытащил бумажник. – Сколько?
– Сто долларов. Туалет – в конце коридора у кухни.
Она взяла деньги и ушла, не сказав больше ничего.
Он бросил сумку на тумбочку, снял жилет и рубашку. Становилось жарко и сыро, тело покрылось влагой. Коля лег на широкую кровать и уставился в общий потолок. Где-то за стенами тихо бухала водой стиральная машина.
Немного полежав, он встал, надел под жилет майку с короткими рукавами и вышел на улицу. Солнце палило. Жилет и сумка казались свинцовыми, панамка, надвинутая на глаза, не помогала спастись от слепящих лучей.
Коля зашел в магазинчик, забитый пакетами разношерстных товаров. Очки с крышечками ему понравились. Темные стекла можно было по необходимости откидывать вверх. Очки оказались малы, но смотрелись здорово!
Владелец магазина спорил с парнем, пьющим у прилавка пиво. Примеряя перед квадратиком зеркала очки, Коля прислушался.
– Отец ждал тебя до вечера и поехал в результате один, – недовольно говорил владелец.
– Чего он ждал, я предупредил его, – оправдывался парень с пивом.
– Значит, он тебя не понял или ты так предупреждал!..
Разговор не представлял никакого интереса, Коля поспешно расплатился за очки и скорым шагом зашагал в направлении многолюдной улицы.
Для испаноговорящего города наступил час сиесты. Навесы ресторанов и кафе кишели народом. С тарелкой толстого омлета и бутылкой «коки» в руках Коля медленно шел между столиками под деревьями, прислушиваясь к разговорам и радуясь, если звучала английская речь.
Кофе Коля пил уже в баре, увешанном рыболовными сетями, слушал разговор семейной пары. Заказал пиво в другом баре, прислушался к разговору трех бритоголовых дебилов. Стоял в очереди на почте. Проехался пару остановок в толкотне автобуса. Посетил павильон распродажи стираной одежды. К концу дня он снова сидел за чашкой кофе под деревом и курил сигарету, недовольно стряхивая пепел, – подслушивание разговоров результатов не принесло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...