ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жирные буквы перекрывали Колины мужские «достоинства»:
«Крем «Монарх» сохранит обувь от любых лучей!»
– Выяснить удалось немного, – говорил инспектор за столом. – Фотограф объект не знает. Два месяца назад мистер Паулс из Латвии гастролировал в Майами. Жил в гостинице «Холидей ин». Где он сейчас, сказать трудно.

Глава десятая
В обществе Бонни и Клайда

Коля устало тонул в кресле. В комнату, которую он раньше снимал в Нью-Йорке, переехал позеленевший после операции журналист Раневский. В гостях у него сидела пожилая сероглазая блондинка со свежей, только что из-под рук мастера, пышной прической. Она разложила на кровати старые газетные страницы со статьями, исчерканные пометками. На столе таял холодец и рассыпаны русские конфеты «Белочка».
– Мне теперь повезло с соседями, – льстясь к женщине, говорил старик. – Нелли корректором всю жизнь работала.
Коля одобрительно кивал, борясь со сном.
– Зимой Едлин звонил, – рассказывал Раневский. – На Украине скрывается, нашел третью жену. Хвастал, что владеет заводом, который будет резать мрамор украинцам для надгробий. Пришлет образцы, чтобы продукцию в Америке продавать и долг отдать.
– Прислал? – безразлично спросил Коля, напрягаясь быть вежливым.
– Образцы в Америку не поступили, – с усмешкой ответил Раневский газетной фразой. Коля уже почти засыпал, когда вдруг услышал: – Тебя какой-то Зайонц разыскивал.
Раневский искал на тумбочке листочек с записью, нашел, протянул. Коля встрепенулся, взял бумажку, посмотрел. На бумажке был адрес банка в Нью-Джерси.
– Я подремлю немного, – сказал он, – и двинусь.
– Можешь переночевать, – предложил Раневский. – Устроимся как-нибудь.
– Спасибо!
Коля прикрыл глаза, сквозь сон слушая тихий разговор.
– Видишь, – щебетала женщина, – буковка потеряна. Здесь нет запятой, совсем другой смысл возникает.
– А как сама статья? Интересно читать? – волновался журналист. – Бог с ним, с издательским браком!
– Каждый человек всю жизнь ищет себя. Ты тоже себя ищешь.
– И все-таки? – Автор желал насладиться хоть какой-нибудь похвалой. – Интересно читать?
Однако корректор Нелли, ловя всю свою сознательную жизнь грамматические ошибки в тексте, давно потеряла способность вникать в написанное. Она розовела, пыхтела и «думала», напрягая брови.
– Я сейчас еще раз посмотрю, – нашла наконец Нелли приемлемый выход.
Мнения ее Коля так и не узнал. Сон завладевал сознанием. Сквозь поток бессвязных мыслей прорывался страх неопределенности перед ближайшим будущим. Оно отдалилось в туманную неизвестность, и остался вопрос: «Может ли Зайонц предложить что-нибудь дельное?» Проявилась в сознании, как наяву, встреча в банке. Его непроницаемое, странное лицо, красноголовая супруга…
Вопрос повторился последний раз, и Коля провалился в небытие.
Был утренний час. На пустынной улице, в одежде пакистанки, с платком на голове и прикрытым лицом Макс Зайонц вошел в отделение банка «Флит». Кассир обслуживала единственного человека. Макс дождался, когда клиент покинул помещение, подошел к окошку и протянул листок бумаги с запиской:
«ВЫДАЙТЕ МЕШОК, КОТОРЫЙ ЛЕЖИТ СЗАДИ, И ДЕРЖИТЕ РУКИ НА СТОЛЕ. ЕСЛИ Я НЕ СПАСУ СВОЕГО РЕБЕНКА, Я ВЗОРВУ СЕБЯ И ВАС».
От напряжения на лбу «пакистанки» поблескивали капельки пота. Кассирша побледнела, посмотрела с ужасом, потянулась за мешком с деньгами и выдала в окошко. Прижав мешок к груди, Макс метнулся к выходу и выбежал вон. Платок соскочил на плечи, открыв лицо.
Макс осмотрелся. Два человека на другой стороне улицы разгружали грузовик. Рядом людей не было. Издали приближался открытый автомобиль, тормозя и ища стоянку. За рулем сидела женщина с красной шевелюрой. Автомобиль поравнялся с Максом. Тот скользнул взглядом по сидящей за рулем даме и в ужасе остановился.
– Майка! Чушь какая-то! – нервно заговорил Макс сам с собой и бросился бежать.
Не останавливаясь, он оглянулся снова. Женщина припарковала машину и шла в банк. Разглядеть лица не удавалось.
– Если она узнала меня, то обернется, – загадал Макс.
Женщина не оборачивалась.
Через полквартала, у парка под ветвями кривого дерева, стоял вен. Макс вскочил в него, рывком выехал из-под ветвей и погнал вдоль аллеи.
– Глупости! Больное воображение! Что Майке тут делать, за сотню миль?! Рассчитано все точно! – Макс слегка приободрился и проследил в уме весь план.
«Я был в филиале банка «Флит» не раз, – рассуждал он. – Все проверил. Был в разной одежде, в разных бейсболках, надвинутых на глаза. Если будут искать по видео, из-под разных кепок они не определят моего лица. На листке нет отпечатков. Во «Флите» – тот же режим сдачи денег, что и у нас в банке… Сейчас появится перекресток, за ним – дорога между группой озер. На перекрестке знак: «Объезд! Впереди – ремонт моста». Мне – туда!»
Перекресток появился. Вен не свернул, полетел вперед, не подчиняясь предупреждению.
«Мне не нужен мост, мне нужно болото до него. В болото вен с фальшивыми номерами уйдет навсегда. Подлинные номера давно разрезаны в Управлении транспорта. По справке сам вен неделю как под прессом. Справка – дома. Страховая компания получила уведомление. Черный парень не выдаст. Он такой взятки во сне не видел».
Мимо летел лес.
«Билет от автобуса, на котором я приехал сюда, в кармане. На автобусе с удочкой и рыбой я доберусь до дома».
Макс посмотрел на спиннинг и рыбешек на полу машины.
Следующая мысль вызвала у него холодок в животе:
«Если это все-таки Майка и она узнала меня? Редчайшее совпадение! Зачем ей в этот банк? Ах да, у нее счет во «Флите»! Понадобились деньги – возможно, муж в отъезде. Полиция уже там. Расспрашивает Майку. Войдя в банк, она поняла, в чем дело. Завтра они меня возьмут. Мой Бог! Все настолько невероятно. У меня галлюцинации от напряжения. Если так, тогда успеть бы до болота. Успеть остаться с удочкой. Потом все отрицать. Надо фотографировать на прогулке».
Он порылся в бардачке. Нашел аппарат.
«Болото через четверть мили. Осторожно, резко не тормози! – командовал себе Макс. – Не съезжай с асфальта, не оставляй отпечатков шин…»
Вен въехал в лес и покатился по извилистому узкому шоссе. Встречных машин не было. Слышался шум листвы, через открытое окно дул ветер, освежал потное лицо. Из приемника звучал медленный блюз.
Ухо Макса неожиданно уловило полицейскую сирену. Звук нарастал.
«Мой Бог! В банке была она, Майка!»
Капли пота потекли по лицу Макса.
«Бежать? Выбросить деньги? Как они смогли так быстро вычислить и догнать?!»
На размышления времени не оставалось. Сирена приближалась и оглушала. Макс взялся за ручку дверцы и затормозил. Дверца не открывалась, заел замок. Макс дернул руку назад, она примерзла и не шла. Прилипла к двери…
Покрытый испариной Зайонц открыл глаза. Он сидел на лавочке в парке под раскидистым деревом, в одиночестве. Сердце отчаянно билось, дыхание сдавила спазма. Рука нелепо застряла между планок на спинке скамейки. Из наушников на его голове слышался блюз. Рядом валялись пластиковая коробка с остатками еды и пустая бутылка пива. По улице пронеслась «скорая помощь». Вой сирены стал удаляться.
Макс выдернул затекшую руку, содрал наушники, оттер с лица пот, пытаясь глубоко вздохнуть и унять сердцебиение. Отдышавшись, он взглянул на часы, выбросил остатки еды в урну и заспешил из парка.
Обеденное время истекло, в банк набился народ. Подходя к своему рабочему «кубику», Макс услышал вопрос:
– Мистер Зайонц принимает сегодня?
Голос показался знакомым. Он обернулся. На стуле для клиентов улыбался Коля.
– Какими судьбами в наши края? – спросил он, приглашая войти.
– В Нью-Йорк вернулся. Звонил мне? – спросил Коля, скрывая нетерпение и усаживаясь на стул.
– Было одно соображение, отпало. – Макс посмотрел на Колю, что-то решая. Не решив, спросил: – Смог справиться с должником?
– Мелочь была. Не стал связываться. Сумма невелика, – скривил душой Коля и торопливо продолжил: – Помоги открыть счет компаньону из России. На счетах можно совместный бизнес делать. Много народу созрело, обещают проценты.
– Один счет открыть не проблема. Дам тебе телефон Моисея. Он делает счета за двести долларов. – Макс написал номер и протянул Коле. – Счет возможен на две подписи, твою и приятеля. Пошлешь ему банковскую форму, чтобы подписал и прислал назад. Подпишешь пачку чеков и вместе с пластиковой карточкой опять отправишь назад. Все – по-товарищески. Не для посторонних, сам понимаешь. Ты, я вижу, компаньона ищешь? – неожиданно спросил Зайонц.
– Ищу.
– Где остановился?
– Еще не остановился. – Коля протянул карточку. – Вот мобильник.
– Я позвоню, – сказал Зайонц и отвернулся к монитору.
Коля поднялся, хотел что-то спросить. Зайонц сосредоточенно набирал на клавишах «киборда» цифирь и уже потерял его из вида. Коля с десяток секунд молча потоптался на месте и ушел.
Капли дождя текли по лобовому стеклу тонкими струйками. Коля развалился в «Шевроле» и дремал рядом с пластиковыми мешками продуктов. Из одного торчал термос. На руке тренькнул будильник. Он зашевелился, посмотрел на часы, достал мятую бумажку с адресом, положил на панель, завел двигатель и тронул автомобиль с места.
Район был незнакомый. Двухэтажные дома от улицы отгораживала железная сетка. Сразу за ней к дверям поднимались каменные ступени.
Коля позвонил. Открыла дверь пожилая цыганка. К животу бордовым платком был прикреплен кудрявый малыш.
– Я насчет комнаты, – сказал Коля.
Хозяйка посмотрела на мятого, плохо выбритого парня, держащего в руке черный продуктовый мешок из дешевого магазина, спросила:
– Ты работаешь где-нибудь?
– Я – страховой агент. Могу лицензию принести. – Он кивнул в сторону автомобиля.
– Проходи! – посмотрев на «Шевроле», кивнула она.
Убранство комнаты, в которой он оказался, состояло из многочисленных пуфиков и подушек, разбросанных в беспорядке по ковру вместе с одеждой и детскими игрушками. Среди этого хаоса играли дети с рыжим щенком.
– Лейла! – крикнула хозяйка. – Квартирант пришел. Отведи в комнату. Я спешу.
Из-под лестницы, ведущей наверх, появилась молодая, с распущенными по плечам густыми волосами девушка с полотенцем в руке.
– Как вас? – спросила войдя.
– Николай.
Она провела его на глухую террасу – пенал с окном в боковой стене. Узкая кровать, стол у окна и умывальник в углу.
– Мне подходит, – печально вздохнув, сказал он и поднял мешок с продуктами на стол.
– Отдельный вход – по коридору направо. Хотите посмотреть?
– Спасибо, потом освою.
– Вы на какой срок?
– Навечно, – горько пошутил Коля.
Она не поняла юмора.
– Это хорошо, – сказала серьезно. – Заплатить вам надо за два месяца. Такой порядок.
Коля достал деньги, передал ей. Лейла поблагодарила наклоном головы и ушла.
За окном трепыхалась от ветра листва чахлого дерева, беспорядочно разбрызгивая капли дождя. В тягостной тревоге Коля сел на цветастое покрывало, достал бумажник, пересчитал оставшиеся деньги, в очередной раз вздохнул и посмотрел на молчащий мобильник.
Подумав, набрал номер.
– Уоррен, привет! – наигранно весело заговорил он.
– Привет.
– Я капитально устроился наконец. Справка из Белоруссии по твоему адресу вот-вот придет. Если в сентябре не будет, сразу дай знать. У меня к тебе просьба. Я перед моим другом, о котором тебе говорил, в товарищеском долгу. Посоветуйся с адвокатом, можно к нему на свидание идти?
– Ни в коем случае! Процесс продлится не один год. Не рискуй. Товарищ поймет. Ты ему сейчас не помощник.
Время потянулось, отбрасывая назад недели. Мобильник молчал. Дерево за окном пожелтело.
Коля лежал как каменный, обхватив локти руками. За стеной кто-то вел на скрипке жалостливую, больную мелодию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...