ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Накинув поверх дешевую ветровку неведомого происхождения, поворошил остальные шмотки, взял из них карту, проверил в кармане морской документ и выглянул в дверь.
Коридор был пуст. Рабочая команда обитателей шестой палубы катила сейчас в город на промысел. Быстрыми шагами Мавроди преодолел пустое пространство и вызвал лифт. Спустившись на грузовую палубу, он, прежде чем выйти, выглянул из двери. Около дежурного, при выходе на аппарель, маячила фигура третьего помощника капитана.
– Черт!
Встречаться с начальством совсем не хотелось. Можно было схлопотать поручение. Он уже протянул руку, чтобы нажать кнопку «вверх», но заметил, что офицер направился вниз, на выход. Переждав минуту, Мавроди покинул лифт и прогулочным шагом пошел на аппарель.
– Далеко? – спросил появившийся откуда-то сбоку матрос.
Коля слегка вздрогнул.
– До сувенирной лавки прогуляюсь.
– Возьми блок «Кента», забыл ребят попросить. – Матрос полез в карман за деньгами.
– Принесу, отдашь. – Коля заспешил на причал, увидев, что начальство село в пикап и уехало.
Неприятные ощущения он испытал на пограничном контрольно-пропускном пункте, где пришлось показывать сумку и документы. Выйти в город позволял паспорт моряка, но пояс с деньгами, обхвативший тело, заставлял нервничать. Сумма была не для декларации.
Он слегка вспотел, пока проверяли. Обыскивать не стали. Коля оказался за воротами.
Все, что он знал об Америке: надо добраться до южного Бруклина, куда стекались разного рода бедолаги и те, кто хотел начать новую жизнь. Впереди остановилось желтое такси со светящимся «гробиком» телефонной компании на крыше. Рванул к машине.
– Брайтон-Бич! – тяжело дыша, сказал он шоферу.
День был солнечным и ветреным. Расплатившись с водителем, Коля развернул карту, нашел Брайтон. На карте район был похож на скелет воблы. Позвоночник – Брайтон-Бич, пересекался пятнадцатью «костями», переулками по номерам. По брюху скелета шла набережная.
В глубине переулка блеснула гладь океана. Коля направился к нему и взошел на широкий дощатый помост, бордвок, тянувшийся вдоль берега, куда хватало глаз. Воздух был прозрачен и свеж. Ощущение свободы в стране неограниченных возможностей нахлынуло на Колю. Некоторое время он наслаждался, смотрел на чаек и на темную полоску острова, синеющего далеко-далеко.
Наконец Коля полез в сумку, достал мятую визитку и набрал на уличном телефоне номер какого-то Едлина, который в Колином «досье» был единственным живым американцем. Автоответчик просил оставить сообщение. Коля повесил трубку телефона на место.
Со стороны города к настилу подступили многоэтажные дома. На уровне второго этажа на одном из зданий крупные русские буквы призывали евреев не верить в Христа.
Коля сел за столик в ресторане «Москва» и заказал еду. Напротив, вжавшись в тень под зонтом, сидел бледный худенький интеллигент средних лет, обмотанный шарфом, сплошь заросший пышной светлой шевелюрой и густой бородой, и отгадывал кроссворд в русской газете.
Коля уставился на отогнутый угол газеты, пытаясь угадать название по видневшейся заглавной букве «П». Кроме слова «Правда», ничего в голову не приходило.
Мужчина поднял на Колю выцветшие глаза и открыл рот с редкими зубами:
– Город в средней полосе России?
– Обоянь.
– Ты смотри! Я такой город не слышал никогда, – сказал волосато-бородатый интеллигент.
– Я из тех мест. – Коля искал контакт для разговора.
Сей факт вроде бы произвел на интеллигента надлежащее впечатление, но тут к нему подскочила молодая дамочка в костюме, соблазнительно обтягивающем ее впечатляющую фигуру. Она запыхалась от бега.
– Мамочка, – заговорил интеллигент. – Не заставляй меня долго ждать на солнце. Ты же знаешь, у меня по коже пойдут пятна.
Дамочка принялась подробно объяснять причину опоздания. Ее задержал бездомный. Дамочка, как понял Коля, болела душой о бездомных и пыталась улучшить их участь, используя связи с церковью в Бронксе.
Пара поднялась и собралась уходить. Коля успел спросить:
– Не подскажете, как мне комнату снять?
Мужчина расщедрился и протянул газету без последней страницы:
– Вот здесь посмотрите. Здесь должно быть.
Газета называлась «Полезная». Коля нашел в ней много интересного и углубился в объявления, отмечая сдающуюся жилплощадь.
Ближе к вечеру по настилу пошел разнополый пожилой народ. Больных катили в креслах-каталках. Молодая публика заполнила ресторанные столики и дымила «Мальборо» и «Пэл-мэлом».
Коля пересел на лавочку у перил пляжа. С наступлением темноты по бордвоку тихо покатил полицейский патрульный «форд», уважительно разгоняя гуляющих. Мысли Коли освободились от восхищения свободой и сосредоточились на прозе – где провести ночь.
– Так, – пробубнил он самому себе, глядя на патруль. – Ночевать здесь, на лавочке, – лучше не рисковать.
Его мысленные терзания оборвала канонада. В воздухе над океаном расцвели шары салюта.
– В честь чего? – поинтересовался Коля у проходящей пары старичков.
– Не знаем, – сознался мужчина. – Американцы придумали. Каждую пятницу пуляют. Мы, милок, пенсионеры из Харькова. Америка – за углом, но мы туда не ходим. – Он рассмеялся и посмотрел на свою спутницу.
Коля стал рассматривать в небе рассыпающиеся букеты неизвестного праздника.
Фейерверк вскоре закончился. Народ понемногу убывал. Коля сидел один в павильоне под навесом, который опустел.
Вдруг в тишине он услышал тихую русскую речь радиокомментатора, обличающего беспредел, который творил президент Туркмении. Речь шла ниоткуда.
Коля огляделся. Жизнь ресторанов затихала. Одинокий джоггер бежал молча, из наушников на его голове ничего услышать было нельзя.
Наконец Коля обнаружил источник. Радиоголос шел снизу, из-под досок помоста.
Коля нагнулся, посмотрел в щелочку на полу и увидел там человека. Мавроди спустился по лесенке со стороны города и обнаружил дыру в проволочной сетке, затягивающей вход в темное пространство под помостом, слабо освещенное сверху.
У свай, под крытым наверху павильоном, лежали старые матрасы. Группа людей, сидящих на них, отталкивающего впечатления не производила. Неопрятные, но не пьянь. Так, по крайней мере, Коле показалось. Бомжей он не сторонился и чувствовал себя среди них легко.
Мавроди подошел и рявкнул, как обращаются в России проверяющие всех мастей:
– Кто старший по общежитию?!
Народ на матрасах опасливо переглянулся. Любой конфликт под мостом был нежелателен.
– Рая, – ответил небритый человек в голубой шляпе, поля которой были загнуты по бокам вверх, и кивнул на человека в глубоко натянутой на голову черной кепке, похожего на женщину.
Коля принялся ее рассматривать.
– Ты кто? – спросила Рая.
– Мамочку знаете? – спросил Коля, отвечая на вопрос вопросом.
Сидящие снова переглянулись. «Мамочку» не знали.
– Из Бронкса, она тут от имени церкви с вами занимается, – уточнил Коля.
– Софа! – протянули сразу два голоса. – Знаем! Если ты от нее, в Дом Милости мы не пойдем. Мы работаем.
– Я – к ней, – соврал Коля. – Дома беспокоить неудобно. Поздно. Нужно ночь перебиться.
Компания расслабилась и зашевелилась.
– Хозяева выгнали за неуплату или жена? – спросил человек в шляпе.
– Я только приехал. Подработать хочу. Завтра комнату поищу.
Контакт наладился. Колю пригласили располагаться на свободном матрасе.
– Комнату снять можно, но если капитально устраиваться, надо квартиру в многоэтажке подобрать. Дело не быстрое, – продолжил разговор человек в шляпе.
– Дашь десять долларов, дам рекомендацию, – сказал чернявый мужчина, прислонившийся к корзинке на колесиках, загруженной разным барахлом. Поверх барахла обшарпанный двухкассетник развивал идею о злодее, захватившем власть в Туркмении и надругавшемся над свободой.
– Без рекомендации в Америке на хорошее место не попадешь! – поддержала чернявого Рая.
Коля посмотрел на него и усмехнулся:
– Хороша рекомендация, если сам ты тут ночуешь.
– Это ты зря, – сказала шляпа. – У Сэма брат Гоша в «суперах». Смотритель дома, если не знаешь.
– Я пошутил, – пришлось подать назад Коле. – Я ничего плохого не хотел сказать. Извини, Сэм.
Он протянул десятку. Сэм тут же поднялся, ушел и вскоре явился с пластмассовой бутылкой водки «Барнет».
Пока он отсутствовал, Коля узнал, что вся компания работала на сборе пивных банок. Где-то огромный пресс плющит банки и выдает денежки по весу.
Выпив, разоткровенничались.
– Умные люди умудряются обмануть пресс, – рассказывала Рая. – Если придержать язычок специальной проволочкой, пресс впустую брякнет. Можно банки засовывать по нескольку раз. Конечно, надо знать меру.
Коля получил предложение поступить в бригаду, но от этой чести отказался.
Сэм, пока не захмелел, дал Коле инструкцию:
– Я представлю тебя спортсменом. Ты вроде здоровый бугай. У Гоши бзик на спортсменов. Скажешь, приехал поработать в школе Каневского. Знаешь Каневского из киевского «Динамо»? Чемпион! Он тут детскую школу держит.
Сэм собрался бежать за огромным спортивным кубком, который он на соседней улице видел выставленным на выброс. Его убедили, что Гоша Сэму и так поверит.
Первый день в Америке Коля отметил стаканчиком дешевой водки без закуски.
Утром подморозило. Сэм исчез и появился с новостью:
– Иди, вот тебе адрес, Гоша тебя примет часов в двенадцать.
До двенадцати было время, Коля позавтракал в булочной и в витрине магазина «Электроника» увидел шубы и куртки. Подивился. Зашел, купил пиджак тонкой кожи и под тон – кепку. В соседнем магазине выбрал фирменные ботинки и светлые брюки из дорогих. В парфюмерии приобрел полюбившийся одеколон «Данхилл» с кремом для бритья. Переоделся в сквере – захотелось выглядеть перед «супером» солидно.
Прием Гоша оказал в подвале среди ведер, решеток, труб и верстака с инструментами.
– Физкульт-привет! – начал Коля.
– Сэм научил? – немедленно спросил Гоша.
– Почему? Я – мастер спорта, – хвастанул Коля, чтобы поддержать к себе интерес.
– Он ко мне чемпионов мира посылает. Мастер спорта – первый. Хорошо, мастер, тебе повезло. Стоит на первом этаже одна квартира пустая. Ты мне – месячную аренду наличными, я им даю рекомендацию. Домом владеет ассоциация.
…В квартире не было даже стула. Телефон стоял на полу. Коля поднял трубку, выяснил, что телефон работает, и спустился к Гоше узнать номер.
– Я сам не знаю, – ответил супер. – Придет счет, узнаешь и перепишешь на себя. Тебе повезло. Сотню сэкономил на установке.
«Пока действительно везет!» – думал Коля, вернувшись в квартиру и укладываясь на голом полу.
…Гоша разбудил Колю в шесть утра:
– В подвале есть мебель. Хочешь, подбери себе, что надо.
Коля пошел за Гошей в подвал. Мебели, причем почти новой, было квартиры на две. Отобрав двуспальную кровать, тумбочку, кресла на колесиках, диван и стол, Коля заинтересовался железным шкафом с ящиками.
– Файлхолдер, – пояснил Гоша. Он был особо заинтересован сбыть «тяжесть».
Коля решил взять «файлхолдер»: в ящиках он будет хранить белье, а в глубине шкафа есть место, которое можно оборудовать для хранения денег.
– Лешка, мой помощник, освободится, и загрузим тебе мебель, – сказал супер. – Не запирай квартиру, если уйдешь. Считай, сэкономил тысячи две. С файлхолдером тебе в сотни три вся мебель обойдется.
Гоша улыбался и был – вся доброта.
– О, нет! Я – без работы и не могу столько за мебель отдать. Я тебе приличную сумму отвалил, а сейчас еще и за аренду платить! Матрас оттащу да стулья. У тебя тележка есть?
– Ладно, так уж и быть. – Гоша понял, что перебрал с ценой. – Поможем мастеру спорта. Четвертак заплатишь?
– Четвертак осилю.
– Давай сейчас.
От спанья на полу у Коли ломило спину, сидеть в квартире на подоконнике было лихо, Коля набрал номер незнакомого Едлина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...