ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Иногда подъезжала машина, выпуская пугающих Колю попугаеобразных личностей, которые, ежась от холода, неслись к зашторенному входу. Распахнувшаяся дверь выбрасывала на улицу громкий музыкальный гвалт и тут же прихлопывала его, всосав вбежавшего субъекта.
В кармане звякнул и затрясся мобильник.
– Как жизнь обеспеченная? – послышался в трубке знакомый голос. – Не все растратил? Надумал повторить, ищи кандидатуру! Механизм отлажен.
– Кимбл! – воскликнул Коля. – Рад слышать!
– По твоей просьбе звоню. Друг у тебя освобождается досрочно.
– Когда?
– Сразу после Нового года. Уточни у моего адвоката и встречай.
– Спасибо, Уоррен! Спасибо, что не забыл сообщить.
– Звони, если надумаешь.
– Обязательно позвоню.
Возвращение к делу насущному, снова визуально материализовавшемуся за ветровым стеклом, затмило радостное известие. Коля упал духом и сморщился от предвкушения чего-то противного.
«Ладно. Вернусь, тогда и начну».
Он отпустил тормоз и двинулся со стоянки. Острая жажда встречи с товарищем возвращалась по мере того, как он удалялся от современного «Содома».

Глава двенадцатая
На круги своя

Нью-Йорк встретил Колю стужей и ветром. В зале аэропорта он остановился у телефона-автомата, поговорил минуту и, довольный, пошел к выходу. Накинув капюшон, пробежал под эстакадой к стоянке такси, плюхнулся на сиденье и протянул бумажку с адресом.
В городе такси остановилось на улице у глухого складского здания. Розовощекий от мороза мужик в вязаной шапке, топтавшийся у ворот, увидев выходящего из такси Колю, открыл гараж. Внутри, серый от пыли, стоял «Конкорд».
– В целости и сохранности, – сказал мужик. – Не знаю только, зачем ты это старье столько времени держишь!
– Надо. Человек один будет рад. – Коля протянул мужику деньги. – Тут за последние месяцы аренды. Спасибо.
Он поднял капот, подключил аккумулятор и сел за руль. Пожужжав минуту, автомобиль завелся. Коля выехал из гаража и, вырулив на проезжую часть улицы, направился к бензоколонке.
Темным утром пустынный проезд освещали фонари с вершины глухой кирпичной стены, забранной по верху витками колючей проволоки. Наклонившись от порывов ветра, Коля медленно ходил вдоль стены, поглядывая на железную дверь с номером три. Ветер продолжал свирепствовать до рассвета. Чернота неба выцветала и превращалась в портянку. Фонари погасли.
Коля, застегнутый до подбородка, продрог и уже подпрыгивал на каждом шажку, когда железная дверь шевельнулась, открылась и выпустила на улицу худого субъекта с чемоданчиком. Из-под капюшона ветровки торчала густая борода. Субъект задержался у выхода, затягивая борта капюшона и застегивая куртку. Ссутулившись, он стал удаляться вдоль тротуара.
– Гиви! – неуверенно крикнул Коля и побежал за ним.
Бородач обернулся. Знакомые глаза под густыми бровями налились удивлением, лицо осветилось робкой радостью. Гиви шагнул навстречу, они обнялись. Бывший компаньон словно высох за прошедшие годы. К Колиному телу прильнула вялая, немужская слабость. От холодной бороды, ткнувшейся в щеку, шел приторный запах духов.
– Свеженький, – улыбнулся и по-дружески съязвил Коля. – Пахнешь, как девушка.
– Однокамерник на прощание надушил. – Гиви отстранился, посмотрел в глаза. – Не ожидал, что кто-то встретит. Откуда ты взялся?
Глаза его блестели от ветра и нахлынувших чувств. Выглядел осунувшимся. Борода и густая шевелюра с сединой прибавили возраста.
– Нашелся, как видишь. Сейчас тебя сюрприз ждет.
Они заторопились по улице. На автостоянке перед воротами тюрьмы поблескивал былой красотой чисто вымытый «Конкорд». Гиви посмотрел на машину с усмешкой.
– Спасибо.
– Поведешь? Он на тебе числится.
– Нет. Дай в себя прийти, волю почувствовать.
Они юркнули в машину, включили обогреватель и двинулись по проезду.
– Чувствуй волю! – сказал Коля. – Куда прикажете, сэр?
Гиви порылся в кармане и достал мятый обрывок бумаги.
– Заедем по адресу, там выясню куда. Ты сам где? Все на юге?
– На юге, но на другом. В Калифорнию я перебрался. Салон открыл. Да какой! Жена – красавица, умница и компаньон! Все расскажу и покажу. Я в отеле остановился. Если сразу с жильем не определишься, поживешь несколько дней у меня, там решишь. Ключ тебе от сейфа передам. Все – о’кей! Может быть, в Калифорнию переедешь?
– Нет. У меня другой план.
Гиви замолчал, рассматривая дома. Они въехали в Манхэттен и двигались по каменным ущельям. Остановились на немноголюдной улице. Коля сверил номер дома на стеклянной двери с бумажкой и, посмотрев на заведение, перевел на товарища недоуменный взгляд. Стояли они у клуба, входившего в систему «Белый пудель».
– Ты сюда зачем? – спросил он, борясь с догадкой, пронзившей мозг.
– Есть дела, – коротко ответил Гиви, вышел из машины и направился ко входу.
Заведение было закрыто. Гиви суетился, жал кнопку звонка. Дверь отворили, и он исчез в темном чреве заведения.
Бросив вслед очумелый, неверящий взгляд, Коля попытался изгнать неприятную мысль. Радость встречи окислилась диким открытием.
Вернулся Гиви довольный, держа в руке визитную карточку.
– Помнишь Адама из Сан-Франциско? С нами работал в продаже телеканала. Теперь у него юридическая контора в Нью-Йорке.
Коля все еще мучительно переваривал «открытие».
– Зачем он тебе? – спросил невесело.
– Он – адвокат сокамерника.
– Так вот в чем дело! На флоте боцман нас инструктировал: «В этом случае надо по харе бить, они отстают».
– Забудь совковые понятия! – грубо огрызнулся Гиви. – Люди разные, и не тебе их судить. Если бы не Адам, я бы еще три года мотал. И сейчас! Куда я денусь?! С чего начинать?! Он работу предложил.
– Извини! – резко сказал Коля. – Сразу не понял, что ты «новую» жизнь начал.
Некоторое время они молчали, каждый – в своих мыслях. Растущее отчуждение угнетало обоих.
– Слава Богу, что у тебя собственное дело идет, – раздраженно заговорил Гиви. – Деньги появились. Но есть жестокий вопрос, Коля. К кому мне обратиться в случае чего? Молчишь! Без связей и группы, одиноким волком, на засаду можно нарваться.
– Что за работу предложил Адам? – спросил Коля мирно.
Гиви облегченно вздохнул.
– В Бруклине от его конторы филиал запустим. В тюрьме единственными удовольствиями были радио и телевизор. Сообщили: в России ельцинская шобла население грабанула. Все подчистую через банки вымели, даже у пенсионеров. Сюда приезжие повалили, и нелегалы зашевелились. Иммиграционные офисы плодятся с мышиной проворностью. В тюрьму привезли какую-то Аньку Штейн. По пятнадцать штук с нелегалов собирала. Сто тысяч при аресте нашли, а сколько спрятать успела! Дура, конечно! Фальшивыми грин-картами торговала. Зачем, когда вполне законно приличные заработки можно иметь?! Глупо не воспользоваться ситуацией.
– Куда тебя везти?
– В отель. Приведу себя в цивильный вид, побреюсь. Адам столик в клубе заказал. Хочет поздравить.
Коля молча смотрел на дорогу и внезапно сказал:
– Попроси Адама сейчас нас принять.
– Зачем? – удивился Гиви.
– Мне в бизнесе надо рывок сделать. Нужен совет юриста. При посторонних не хотелось бы.
В отеле Гиви позвонил и назначил встречу.
– Что смотришь! – спросил он, тревожа золоченый звонок квартиры Адама.
– Да, едрена мать, привыкнуть никак не могу! Ты у нас теперь хрен знает кто!
– Деревенщина ты! – мирно сказал Гиви. – Мудреть надо. В современном мире живешь. – Он сладко заулыбался, услышав клацание отпираемого замка.
– Добро пожаловать, господа! Выглядите на миллион! – воскликнул Адам, приглашая в гостиную. – Мистер Эсмеральдов, можете конкурировать с Томом Крузом! В вас есть что-то экстра! Не часто встретишь такого мужчину!
Он протянул руку. Коля нехотя ответил на рукопожатие и ощутил на ладони согнутый шевелящийся палец. Он отдернул руку – как держаться в подобном обществе, интуиция не подсказывала. Преодолев неприязнь, развязно опустился в кресло.
– Легкий аперитив? А? – предложил Адам, открывая бар.
Коля с надеждой посмотрел на бутылку виски.
– Можно, – согласился Гиви.
Адам зашумел кубиками льда, наполняя высокие стаканы.
– Чем занимаетесь, Ник? – спросил он.
Раздираемый противоречивыми чувствами, Коля хватанул стакан до дна. Виски притупило неловкость и принесло желанное расслабление.
– Позвольте воспользоваться компьютером. Покажу на Интернете. Сегодня суббота, должно быть впечатляюще.
Хозяин пригласил в кабинет. Все поднялись с дивана. Коля включил компьютер, вошел в Интернет, вызвал сайт «Изумрудного сада».
– Ого, сколько престижных банеров! – воскликнул Адам. – Что вы изобрели такое доходное для солидных фирм?
– Чудо-салон массажа, удовольствий и магии! – теплея от виски, объявил Коля. В предвкушении эффекта он отрыл окно «Зал».
На Западном побережье был солнечный день, но помещение тонуло в полумраке. Окна салона завешивала темная ткань. То, что в следующую минуту предстало взору, привело владельца «чуда» в замешательство.
У стены незнакомый мужчина возился с электропроводкой, тянул кабель. На полу валялся какой-то ящик. Всюду курились дымки, кипела на плитке бурая жидкость. Жену Коля в первый момент не узнал. «Красавица, умница и компаньон» во всем черном, как ворон, сидела в своей комнате. Коля увеличил картинку. На столе лежала уродливая кукла, сделанная из мягкого материала, похоже – из воска. Эльвира поправляла ее руками, вминая грудь и доливая воск с горящей свечи. Затем она воткнула в куклу иголку и понесла в зал. Здесь положила куклу в ящик.
– Что это? – спросил Гиви.
– Сам не пойму, – пробубнил Коля.
Он хлебнул для успокоения виски и взялся за мобильник. С сайта послышался далекий звонок. Телефон зазвенел на столе, который виднелся сквозь распахнутую дверь в «магическом» углу. Эльвира не обратила на звонок никакого внимания. Подняла ящик, подошла к электрику, что-то спросила, и они вообще пропали из видимости.
Коля набрал другой номер и нажал окно «Эстетический массаж». Раскрасневшаяся от работы Тереза пощипывала чью-то круглую попку. Телефонный звонок звучал из-за рамки кадра. Тереза оторвалась от попки, протянула руку за трубкой.
– Привет! – сказал Коля. – Что в зале происходит?
– Не могу пока с тобой разговаривать. У меня клиент. Извини.
– У Эладио в баре порядок? – поспешил спросить он, но Тереза уже отключилась.
Встревоженный Коля вызвал окно «Бар». Здесь, к счастью, был порядок. В субботний день забавлялась тепленькая компания обнаженных молодцов и девиц. Девочки танцевали под музыку, визжа и спасаясь от «преследователя», парня, натянувшего на себя надутый прозрачный костюм-шар из телевизионной игры «Кто быстрей». В отличие от телевизионного, к костюму «преследователя» была прилеплена надутая «сарделька», изображающая фаллос. Парни с бокалами в руках ржали над товарищем – болели. «Шару» удалось обхватить одну из девиц, и он потащил ее в глубину, на один из разбросанных по полу матов. Костюм с шумом лопнул, когда «забавники» повалились на пол.
Гиви одобрительно улыбался. Адам захлопал в ладоши:
– Окажусь в Сан-Франциско, ждите гостей.
Обласканный похвалой, Коля освоился. Предубеждение выдыхалось, настроение беспричинно ползло вверх.
– Буду рад, – сказал он.
– Но ты – в миллиметре от статьи, Ник, – покачал головой Адам.
– Все продумано.
– Как удается скрыть плату за «суперудовольствие»?
– В квитанциях за эротический массаж печатаем категорический запрет приставать к массажистке, – улыбнулся Коля. – Но… против личной договоренности вне салона я, сами понимаете, ничего поделать не могу.
– О чем вы хотели поговорить? – спросил Адам.
Коля почесал затылок:
– Хочу расширить клиентуру за счет вашего «веселого» мира.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...