ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Коля держал телефонную трубку и что-то записывал. Лана вошла и раскрыла планшет с эскизом открытки. Коля подвинулся за столом, посмотрел.
– Весело, – одобрил он. – Макс! – Коля вернулся к трубке. – Тут Лана нарисовала поздравительную открытку. Принц в карете среди цветов, на тебя похож. Такой же толстый и очкастый!
– С чего вы взяли?! – воскликнула Лана.
– Чего тут брать? Точно! – смеялся Коля. – Ежу ясно.
В банке, на рабочем месте, Макс слегка побледнел.
– Перебросьте мне! Интересно. – Через некоторое время он перезвонил. – Да нет, Коль. У тебя все толстяки на одно лицо. Передай ей трубку.
Коля передал.
– Лана, заказчик написал какие-нибудь пожелания? Сказал, кому открытка предназначена?
– Нет, – растерянно ответила она. – Я не сообразила спросить.
– Зря, – сухо сказал Макс. – Успех открытки зависит от его вкуса.
– Спасибо, Макс, сейчас исправлю ошибку.
…Спускались сумерки. Офис закрывался. Клиенты отсутствовали. Хозяин почты, высокий, пожилой, наголо бритый мужчина, приспустил внешние жалюзи, нагнулся под ними и вернулся за приемную стойку. Он переложил из-под прилавка ценности в рабочий сейф и опечатывал его.
Коля маялся в кубике и не находил себе места. Работа не требовала больших усилий. Он листал на мониторе рекламные страницы массажных салонов и не усваивал ничего. Опустив облегченную пустотой голову, он покосился на Лану. Последний закатный луч пробился сквозь прядь золотых волос и вычертил в воздухе тонкий профиль. Цель обозначилась.
– Лан! Что в субботу делаете?
– Отдохну, наверно, – ответила она, не отрываясь от работы.
Коля встал, наклонился над ней. От Ланы пахло духами. Манящая неизвестность разогнала сомнения. Он вернулся на место.
– Хорошую вы мне игрушку подарили, – сказал он, подлизываясь.
– Какую?
– Интернет, я имею в виду.
Лана устало потянулась за компьютером, разминая мышцы.
– По всем точкам за четыре сотни народу набралось, – произнесла устало.
Коля ощутил движение ее тела, как собственное. Будто руками провел от ключицы до ног. Опять поднялся, поцеловал ее в макушку.
– Собирайтесь! Вечерами буду отвозить вас.
– Спасибо, Ник. С темнотой в Сигейте страшновато. Рядом черный район. Подождите минутку, – сказала она и открыла электронную почту.
«Я работаю жокеем, – прочитала Лана записку Клайда. – Открытка для Айрис – дочери владельца конюшни. Я – некрасивый и невысокий. С Айрис мы дружили с детства. После одного случая она благоволит к красавчику Джиму, тоже жокею. Хочу послать ей последний привет. Клайд».
Лана нахмурилась и забегала пальцами по клавишам.
«Привет, Клайд! У тебя громадное преимущество. Всю мою юность вокруг вились красавчики. Я долго не понимала, почему они мне не нравятся, пока не прочла в одной мудрой книжке: «Ум искажает лицо и тело мужчины тем больше, чем больше он развит». Ты обогнал их, родившись таким, какой ты есть. В мужчине женщина хочет видеть гораздо большее, нежели красивую внешность. Судя по всему, твое чувство – глубокое. Айрис будет с тобой счастлива».
Поделившись «житейским опытом», она отправила почту и механически оглянулась. «Красавчик» Коля ждал, облокотившись на почтовый прилавок за дверью.
Они вышли на улицу, сели в машину. Коля завел мотор и тронулся с места.
– В субботу в заливе катер арендовал. Ходили в открытый океан когда-нибудь? – спросил он небрежно.
– Нет.
– Приглашаю. Есть возможность океан почувствовать, отдохнуть душой. Расслабиться.
Лана не ответила. На светофоре он повернулся и наткнулся на вопрос в карих глазах. Немой вопрос «звучал» надменно и прямо.
– Я не скрываю, – сказал Коля, искренне «пылая». – Мне интересно с вами. Загадочная вы натура.
– Хочется мои тайны узнать?
– Естественно! – воскликнул он, освобождаясь от неопределенности. – Что тут плохого! Поедем, – добавил умоляюще. – У вас столько тайн, а теплое время кончается.
Она рассмеялась, скосила глазом, повторив немой вопрос. Приличные доводы у Коли исчерпались, а откровенные прилипли к языку, трусили обнаружиться. Не дождавшись слов, вытянула сколько возможно ноги на сиденье и красноречиво вздохнула.
– Поедем посмотрим на ваш океан. Вы вроде надежный, – вдруг сказала она.
Коля не понял, в чем выражается его надежность, но тут же стал строить планы.
Катер дрейфовал в открытой воде. Капитан, оставив вахту помощнику, исчез в каюте и включил музыку. Объект Колиного интереса смотрел на тонущее в океане солнце и разглядывал закатную живопись неба. Коля едва дождался этого момента и развил беспокойную активность. Подпрыгивая на носках и насвистывая, он спустился в пассажирскую каюту. В ней, упираясь в борта катера, находилось широкое семейное ложе, накрытое темно-зеленым с красными цветами ватным одеялом. Коля плюхнулся на спину, прокатился от борта до борта, вскочил довольный. Взял набитую провизией сумку.
Вернувшись на палубу, он залюбовался открывшимся видом. Долгожданная темень накрыла посудину слащавой романтикой курортной открытки. Светила луна, слепила дорожкой. Освещенные серебром, многообещающие Ланины формы добавили ему нетерпения. Он обхватил ее за талию и потянул к себе. Девушка послушно подалась, но тут же отключила возникшие было между ними сладкие токи.
– Коль, так неудобно стоять. – Она перешла на «ты». – Зайди справа.
Коля прижался справа. Она прислонилась к нему, будто к дереву. Но Коля так возбудился, что не читал нюансов и не терял уверенности. Он уставился на луну.
– Красота! Смотри, как красиво! – ахал он.
Лана подняла голову, послушно посмотрела вверх:
– Банальный плагиат с Куинджи.
Коля не слышал ничего о Куинджи, не понял шутки, покрутил головой. Не найдя ничего небанального, он посмотрел на девушку.
– Ты такая молчаливая сегодня, даже непривычно! – полушепотом сказал Коля.
– Отдыхаю и расслабляюсь.
Обломок луны пожух и Коле надоел.
– Пойдем на корму, устроим праздник, – предложил он, целуя ее в плечо.
Лана не пошевелилась и от поцелуя лишь вздрогнула.
– Или ладно. Постой тут, я сам приготовлю. – Он с энтузиазмом поскакал вдоль борта к корме.
Певец в репродукторе страдал от любви и пугал возлюбленную, что умрет без взаимности. «Только с тобой! Только с тобой счастье!» – бездоказательно распевал герой песни. Покачивая головой в такт музыке, Коля достал из сумки фрукты и шампанское, любовно накрыл импровизированный столик.
Плескалась вода, луна вела по океану дорожку. Они сели в тесной корме под цветным фонарем. Шампанское пузырилось в стаканах. Свежий ветер шевелил волосы. Лица окрасились розовым цветом, как в телевизионном «мыле» перед любвеобильными событиями.
– С боевым крещением в океане! – подчеркнуто торжественно определил Коля момент.
Они чокнулись и выпили. Шампанское не принесло куражу. Коля сморщился и полез в сумку за водкой.
– Водку я не буду! – наотрез отказалась Лана.
Коля налил себе из бутылки, чокнулся с ее стаканом.
– Выпей до дна! Боевое крещение все-таки!
Допив шампанское, она задрожала, как осенний лист.
– Идем в каюту погреемся, – предложил Коля, томя волнение.
В каюте не было теплее. Девушку трясло. Объятия не помогали. Пришлось заворачивать ее в одеяло. Лана тут же притихла на кровати. Коля сам начал замерзать. Ходил вокруг и тер руки. Водка перебродила, родила озноб, хотелось согреться. Снимая куртку, он обнаружил обидную слабость, расстроился и лег рядом с Ланой. Возбуждение мало-помалу возвратилось, он сделал попытку выкопать девушку из одеяла и просунул внутрь руку.
Она запищала:
– Ой, у тебя руки холодные!
Лежали они нос к носу. Рука пробиралась вдоль тела ниже и ниже.
– Ты такая красивая! – возвышенно-страстно зашептал Коля. – Но совсем бесчувственная!
Упрек на Лану не подействовал. А последующее заявление шибануло Колю током в больное место.
– Я Тимура люблю, – доверительно сказала она. – Ты хотел знать мою тайну, вот.
Коля дернулся. «Ты что, дура?!» – чуть не заорал он. Сладкая истома немедленно покинула его тело. Обретенное возбуждение помимо воли истекало.
– Кто это?
– Гениальный парень. Он был в командировке у нас на Волге. В Америке сел на наркотики.
Коля слушал и чах.
– Он меня не воспринимает, – как ни в чем не бывало болтала Лана. – Связался с другой женщиной. Та пользуется им! У меня не получается его вытащить. Не хочет встречаться. Ты можешь мне помочь? – с надеждой спросила она.
– Чем я помогу?! – откровенно возмутился Коля.
– Объясни, что происходит? Та женщина ему не нужна совсем. Он мне говорил.
Коля напряг опустошенную голову. Думал, думал и посоветовал:
– Тебе надо о нем забыть, если он бабу нашел!
– Тимур пропадет! – с отчаянием воскликнула Лана.
– Тебе-то что?
– Кто тогда его спасет?!
Ответа не последовало. Коля лежал, накрывшись курткой. Лана повернулась и чмокнула его в щеку.
Коля не отреагировал, спал. Перевозбужденный мозг освобождался эротическим сном. Трое шевелились в постели. Тимур, похожий на капитана катера, постоянно подталкивал Лану к Коле. Лана прижималась к Коле и тянула рукой «капитана». Но Тимур так упирался, что Лана соскользнула с кровати и исчезла.
Коля открыл глаза и в утреннем солнце увидел в двери капитана катера.
– Будете ловить утром? – спросил тот.
– Нет, нам лучше в город. Дела!
Солнце прогрело воздух и слепило с воды. Шумел мотор, катер резал винтом штилевую гладь, взбивая белую пену. Далеко вдали синела полоска берега.
Коля сидел на корме, в тени кубрика. На корме, в забытой Ланой сумке, «играл» ее мобильник. Коля слушал. Мелодия «Ситуации» насмехалась и отдавалась в душе похожим на страдание чувством.
Лана вылезла из каюты, раскинула руки и расправилась телом.
– Какая красота! – воскликнула она, бросилась к Коле, тяжело плюхнулась к нему на колени и принялась тормошить. – Коля, ты – золотце!
Проснувшаяся Лана вызвала в Коле поток старческой нежности. Он запахнул ее в куртку и поцеловал в волосы на голове.
– Все ты выдумываешь насчет Тимура.
– Я тебе докажу! – встрепенулась Лана. – Он…
Коля прикрыл ладонью ее рот и прижал к себе.
– Замолчи ты про Тимура! Надо было тебя вчера прижать как следует!
– Зачем? – освободившись от его руки, спросила она.
– Зачем, зачем… – Он не стал объяснять.
– Я тебе докажу, как обещала!
В офисе Лана вызвала программку Ай-Си-Кью.
– Вот, видишь. Тимур не отвечал, не отвечал, а вчера ответил.
На строчке в окне было написано: «Я не смогу пойти, буду занят. Тимур».
– Все он врет! – прокомментировала Лана. – Нет у него объяснения.
Она набрала вопрос: «Чем ты занят вечером?» Спустя минуту компьютер закричал: «Ку-ку!» На строчке появился ответ: «Долго объяснять».
– Н-да, – сказал Коля. – Теперь мне придется быть в курсе жизни невидимого Тимура.
Лана засмеялась:
– Да уж, ты меня не бросай.
Коля отвернулся, почесал в затылке.
Она посмотрела ему в спину, и беспечная экзальтированность исчезла, как будто смахнула невидимая рука. Жесткая складка пролегла между бровей. Пальцы нервно постукивали по столу.
Скрывшись за монитором, она спросила:
– Макс собирается появиться?
– Не знаю точно. Зачем он тебе?
– Надо бы в программе кое-что подправить.
– Хочешь, позвоню. Или сама звякни.
– Ладно, не срочно.
Сквозь приглушенный звук колонок Колиного компьютера зазвучали пьяные крики, визги и русский мат. На экране монитора расхлябанные бугаи и размалеванные девицы в зашарпанной квартире играли в карты и пьянствовали за столом. На кону лохматилась куча мятых долларов. Патлатый, потный, в рваной майке, с наколками на плечах детина размахнулся зажатой в руке картой, с треском шлепнул ее на стол, закрывая пятерней, и сочно заматерился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...