ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Маэстро потрепал Колины волосы, цокнул языком.
– Пройдемте немедленно, я устрою кое-кому головомойку!
Мелкими шажками он двинулся назад.
– Догоняйте Мишеля, – кивнул в сторону маэстро бармен. И добавил: – Не пропадайте надолго.
Коля решил доиграть роль.
– Все как в сказке! – сказал он бармену. – Вы – просто волшебник!
…Встреча получилась поистине неожиданной. На сцене, среди массы рекламных щитов косметики и парфюмерии. При горластом зале, наполненном молодежью разных «революционных» течений – от хиппи до металлистов и панков. Под яркими софитами и вспышками блицев. Перед камерами, транслирующими героев на большие экраны. Перед солидным жюри, расположившимся в первом ряду за столами.
В одном из дюжины кресел, где находились под сушилками «фактуры», восседал под колпаком Коля. Процедура конкурсного спектакля начиналась с представления участника. Ведущий шоу Мишель, в смокинге и бабочке, объявлял конкурсанта и разрешал ему задать три вопроса модели. Зал реагировал криками.
Очередь дошла до Лори.
– Мисс Эсмеральда Санчес! Мастер из Бруклина, Нью-Йорк, – объявил Мишель.
Она появилась в длинном платье. Пышные волосы крупной волной обрамляли сверкающее улыбкой лицо. Лори цвела очарованием молодости и выглядела, как принцесса Вселенной. Она раскланялась на хлопки публики и направилась к креслу, где сидел завернутый в целлофановую накидку Коля.
– Познакомьтесь с клиентом, мисс Санчес, – предложил Мишель. – Мистер Ник Мавроди!
Лори увидела Колю. На лице отразился испуг, затем он сменился замешательством. Справившись с эмоциями, она подошла к Коле, профессионально взяла голову за виски и, присев в книксен, осмотрела.
– Вопрос первый! – предложил Мишель.
Лори не была особо изобретательной.
– Вы женаты, Ник? – спросила она, не отпуская головы из рук.
– Нет, но я люблю невесту и мечтаю жениться!
– О-о-о! – хором протянул зал.
– Вопрос второй! – объявил Мишель.
– Вы изменяете невесте?
Колины глаза забегали на громадном экране. В зале слышались смешки, и Коля ответил:
– Нет.
– У-у-у! – прогудел зал.
– Вопрос третий.
Лори, не сдержав гнев, больно нажала пальцем рядом с Колиным ухом и спросила:
– Вы часто лжете?
Зал мгновенно среагировал растущим шумом. Коля выдержал боль. Лицо скривилось в комической гримасе.
– Не часто.
– О-о-о! – Гудение возбужденного зала перешло в свист и выкрики одобрения.
Когда выпустили на сцену другого участника и внимание зала перенеслось на него, Лори занесла на Колиной головой стрекочущую машинку.
– У тебя нет другого замысла, попроще?! – взмолился он. – Покрась как-нибудь, заплети.
– Нет, – сказала она и выстригла дорожку от затылка ко лбу.
– Что ты делаешь? – простонал он.
– Сам пришел, я тебя не звала. – Глаза Лори горели мщением.
– Хотел тебя видеть.
– Вот, смотри!
– Ну и куда я с такой головой?
– Тебе есть куда.
– Да некуда мне.
– Не знаю. Не знаю.
Из зала доносились шум, музыка, тексты рекламных клипов.
– Лори!
– Лори здесь нет, – сказала Лори.
– А ты – кто?
– Я – мастер прически, ты – отобранная для работы фактура.
– Фактура имеет право…
– Фактура! – прервала Лори. – Фактура никаких прав не имеет. Фактура должна сидеть тихо и не мешать работать.
Она пошлепала голову тампоном. По лицу Коли потекла жидкость, глаза покраснели.
– Прости единственный раз, – сказал он, шмыгнув носом от попавшей мокроты.
– Только не начинай. Я могу сейчас такое устроить!
– Хочу только поговорить, объяснить…
– Поговорим обязательно. Опусти голову.
Коля обрадовался, опустил голову и замолчал.
Членам жюри Коля улыбался. Бритая голова была расчерчена на черные и белые квадраты. По бокам торчали ежиком два цветных гребня-рога. Фиолетовый и желтый. Над глазами и на верхних веках лежал фиолетовый тон. Когда на большом экране Коля повернулся затылком, зал в восторге зааплодировал и взметнулся смешками. Красные буквы сложили слово «bull» (бык), внизу буквами поменьше стояло сокращение «sн». Такое сочетание обозначало просторечное словцо – мягко говоря, «говнюк».
Зал ликовал. Лорино мщение было в рамках молодежного юмора причесок стиля «Шейвен». Жюри оценило работу преобладающим количеством «шестерок» – высшей оценкой.
Сияющая Лори раскланялась и быстро ушла со сцены. Коля пошел следом. Ведущий остановил.
– Для моделей сюда! – указал он выход на противоположном конце сцены.
За кулисами Коля обошел все уголки и комнаты. Лори нигде не было. Публика расходилась. Играла музыка. Коля брел по фойе к выходу из отеля. Он поднял руку, чтобы толкнуть стеклянную дверь, и остановился.
На улице, у машины с мигающими огнями, в розовой дубленке с цветным воротником прогуливался бармен.
– Вот ему я как раз и нужен! – Коля испуганно отпрянул.
Другой выход из отеля ремонтировался и по случаю субботы был закрыт. Коля спустился по черной лестнице в подвал, дернул железную дверь. Она медленно поддалась, впустив пары холода. Коля выскочил через нее на каменные ступеньки, попрыгал по ним вверх на уровень земли и выскочил рядом с главным входом.
Бармен увидел Колю и обрадовался. Он расставил руки и пошел навстречу.
– Мои поздравления, сэр. Блеск! Нас ждут в суперклубе!
Пока Коля отделывался от бармена, Лори рыдала в туалете на груди подруги.
– На черта он мне нужен такой!
– Чего ты злишься? Может, и не было ничего. Напился с горя и заснул.
– Как же! А царапина на спине?!
– Ты говорила, не помнишь ничего.
– Ничего и не помню, кроме царапины. Как рванулась рубашка… – И она снова зарыдала.
– Успокойся сейчас-то! Ты ему и отомстила, скажу тебе!
– Не знаю, чего на меня нашло, – говорила она, всхлипывая. – Я другую прическу хотела.
– Держись, подруга! Спровоцируй, в конце концов, на ревность. Не приди ночку. Знаешь, что с ним будет!
– Не умею я. – Лори вытерла рукой слезу и посмотрела на подругу. – Куки…
– Что?
– Я послала знакомого купить мне путевку на их круиз. Сюрприз сделаю. Там и решу.
Коля нашел автомат и позвонил в офис «Круиза». Трубку подняли, но никто не ответил. Слышалась ругань.
– Ты мне – не родной человек! – кричал Гиви. Наконец он раздраженно сказал: – Алло!
– Что происходит?
– Ты где?
– Только что с конкурса.
– Поезжай домой. Сразу поезжай и жди меня. Я приеду. Надо кое-что решить.
…Гиви ждал на улице, ходил туда-сюда, был злой. Коля подъехал на такси.
– Давно ждешь?
Мельком глянув на Колю, Гиви отвернулся и бросил сквозь зубы:
– Что тебе надо, придурок? Не приставай к незнакомым.
– Гиви!
Тот обернулся и через секунду громко заржал, как ребенок над цирковой клоунадой.
– Кто это? Коля? Я тебя не узнал. Вай! Вай!
– Конкурс оказался «Фантазия!». Шоу для отморозков. Черт его побери!
Он пошел домой, за ним двинул Гиви.
– Как сеньорита? Помирились?
– Нет. Аванс кое-какой получил: встретиться пообещала.
– Вот видишь. Говорю тебе, не торопи события! – Он снова разразился смехом, увидев Колин затылок. – Ох, как сердится девушка. Нелегко тебе будет ее успокоить!
– Два месяца только этим и занимаюсь. Надо где-то машинку купить, постричься наголо. Как ты думаешь, с мылом отойдет краска?
– Подожди до завтра. Договоримся в парикмахерской. Они лучше сделают.
– Да? – Коля на секунду задумался. – Ты прав, пожалуй.
– Постарайся не пугаться ночью в зеркале, когда пойдешь пи-пи. – Гиви было усмехнулся, но неожиданно нахмурился, сказал с раздражением: – Тома нас подвела под монастырь, Коля. Никакого дела с ней не хочу больше иметь! У тебя поживу. Зря со своей квартиры съехал, – продолжал он горячиться. – Главное – только вышли на прямую! Иностранец вчера путевку купил.
– Правда?! – воскликнул Коля. – Пошел в Америку слух?
– А-а, – отмахнулся Гиви. – Теперь другой слух двинется.
– Почему?
– Накрылся круиз, полностью накрылся.
– Каким образом? – Коля сел на кровать.
Гиви посмотрел на него с болью.
– Сижу в офисе. Раздается звонок. Поднимаю трубку. Звонит из Москвы какая-то Рая, просит Тому. «Почему она не звонит? – возмущается. – Мы билеты сдали, ждем». Понимаю, это та Рая, что в списках приглашенных на гастроли была. Выясняю у нее, что и как. Короче. Отказало посольство по нашему письму месяц назад. Тома знает и молчит. Боится процент потерять. Вдруг что-то само собой обломится. Вот почему актеры не отвечают на второе письмо.
– Теперь деньги возвращать?
Коля забыл про грим, с остервенением расчесывал пальцами хохол.
– Два часа сижу, стою, хожу – думаю. Сами мы с тобой на сцену не выйдем! Тут солидную труппу не наберешь!
– Денег на возврат может не хватить – ни чужих, ни своих, – сказал Коля с испугом.
– У нас за что заплачено?
– Аванс пароходному агентству. Ждут перевод всей суммы. Музыкальный ансамбль потребовал пятьдесят процентов. Зарезервирована гостиница на четырнадцать человек на два дня.
– Пусть они будут счастливы! – резюмировал Гиви. – Ничего не будем возвращать. Дадим Томе шесть штук. По три на голову для нас – немного.
Коля вздрогнул.
– Как я Лори объясню?
Гиви взорвался:
– Вах! Наш круиз ее волнует как прошлогодний снег. У ней бабами твоими мозги заняты. Тут тебе надо отмываться за полученные удовольствия. Сумма-то, Коля, у нас собралась больше, чем мы планировали. Может, и свой бизнес начать хватит. А твоя Лори созреет. Никуда не денется.
– Многие клиенты, которых мы кинули, имеют связи с «братками», это ты знаешь лучше меня. Только очистились, ввяжемся в разборки. Дальше Америки куда двигать?
Видя, что Коля поник, Гиви отошел:
– Ты моряк, Коля. «А моряк не плачет и не теряет бодрость духа никогда!» – пропел он в ответ. Потом принялся рассуждать: – Нанимать бандитов из-за мелочи никто по отдельности не станет. Кому охота попасть в полицейские списки? Объединяться в таком деле – групповщина. За нее ты знаешь что можно схлопотать?! Наши гости – сливки бизнеса, я видел их. Они в Бруклине по большей части не живут. Дома – на Лонг-Айленде или в Коннектикуте. Цена билета для них – мизер. Они побегут в суд из-за такого мизера? Не побегут. Хлопотно, требует времени и денег. Какой вывод? Если страна не поддерживает нас в желании развивать культурные международные связи, мы тихо уйдем. И почему мы должны страдать?! Не понимаю. Мы работали. – Собственная логика захватила Гиви. – Мы работали! А непредвиденные расходы есть в каждом деле. Разве иммиграционные офисы возвращают деньги клиенту, когда проваливают дело? Они каждую бумажку ценят в тысячу! А врачи? Я читал, в Китае врачу платят за результат. Здесь деньги не возвращают покойным. Увидишь, сами пострадавшие будут рассказывать о происшествии с восхищением. Героев теневого бизнеса они ценят! – И завершил: – Надо скрыться на пару месяцев.
На запертой двери офиса «Новогодний круиз» прикололся листок. Текст от руки информировал: «ВСЕ БИЛЕТЫ НА КРУИЗ ПРОДАНЫ».
На автоответчике информация звучала подробнее. Бойкий голос сообщал: «Места на круиз закончились. Очень сожалеем. Поздравляем с Новым годом! Желаем здоровья и счастья! Ждем на следующий год. Спасибо за звонок».
Лори слушала в трубке непонятный ей язык, смотрела на рассыпанные по столу свечи и елочных ангелов.
– Зачем звонишь?! Не терпится?! – Мириам поставила елку в крестовину. – Сказала – сюрприз. Так и должен быть сюрприз. Офис закрыт. Праздник!
– Не собиралась ничего говорить. А они наше Рождество не празднуют. Все русские офисы открыты. Я хотела проверить, не изменилось ли что.
– Смотри, не испорть дело! Оставь наконец свою ревность. Мужик у тебя переживает, насмерть можешь забить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...