ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он обошел стеклянный дом, Гивину мечту о безбедной жизни, прошел исписанную граффити стену, осторожно преодолел лужу в конце здания, кивнул инвалиду-ветерану в кресле-коляске, единственному «прохожему» в тихом переулке. Старичок сидел один, креслице рядом было пустым.
– Гоголевская лужа, – сказал он и засмеялся, обнажив белые зубы. – Меня второй год жена здесь выгуливает. Я смотрю на лужу и думаю: точно подметил, есть вечные жители на земле. Зимой замерзает, весной оттаивает.
– Гоголь тут проезжал?
– Нет. Гоголь сюда не добрался.
Коля дошел до салона, остановился на противоположной стороне улицы и посмотрел вверх. Первой за большим стеклом окна появилась Мириам с полотенцем в руках. Увидев Колю, она призывно махнула рукой внутрь помещения. Подошла Лори, за ней – третий мастер. Немое рассматривание затягивалось. Мириам подняла руки и сымитировала Колин танец на вечеринке. «Давай! Давай танцуй!» – показывала она жестами и сама двигалась. Коля улыбнулся, сплясал неловкую чечетку. Девушкам понравилось. Он затопал еще.
Было три часа дня. Школы выбросили на улицу отсидевших на уроках детей. Энергия разрушения вырывалась из них, как пар из забытого на плите чайника. С дикими воплями «цветы жизни» вылетали из подъездов школ на манер тараканов из коробки, где их долго держали. Они неслись по улицам галдящими группами и совершали мелкие акты вандализма. Кидали камни в вентиляторы, прыгали на столбики и щиты, раскачивали перила у лестниц, колотили и толкали друг друга.
В это время Коля продолжал приплясывать, и мальчишки и девчонки разных цветов кожи ринулись к нему, окружили и запрыгали вокруг под хрипящий у одного из них транзистор.
За окном салона смеялись. Коля отвязался от детей. Стоял, переминался на месте. Приглашения подняться наверх, однако, не последовало.
Утром он разозлился на себя. «Что я к ней прилип! Пошла она к черту!» – кричал внутренний голос, пока он одевался. Злился, злился, но вышел на улицу и направился к салону. Ничего с собой поделать не мог. В душе разрослось что-то незнакомое, которое не давало ему просто отмахнуться, как бывало раньше. «Пошла она к черту!» – не получилось.
У салона Коля не встал на виду, спрятался за углом кофейни. В глубине окна мелькали и исчезали фигуры. Пока он выглядывал, его заметили. Мириам развела руками. Коля сообразил: Лори на работе не было.
«Заболела?» – спросил Коля жестами, как мог.
Мириам не поняла. Он набрал номер в телефонном автомате.
– Где Лори, Мириам?
– Подожди, я спущусь, – сказала она вместо ответа. На улице сообщила без преамбулы: – Лори уехала.
– Куда?
– В Сан– Хуан. Пуэрто-Рико.
– Зачем?
– Задал ты ей задачку. У нее родни под сотню наберется. Сюда она их не соберет. А попробуй кого на свадьбу не пригласи! Кровная обида на всю жизнь. Туда тебе ехать придется.
По Колиному лицу побежала озабоченность.
– Полетела со старшим братом совещаться. Может быть, с ним вернется. Жди приговора, русский мачо, – бросила Мириам, уходя. – Не худшую подругу выбрал.
– Когда примерно ждать? – спросил Коля вдогонку.
Мириам подняла руку, посчитала по пальцам.
– Через день – выходные, там – праздники два дня. Не раньше чем через неделю появится.
В ожидании приговора «мачо» приуныл. По дороге к сабвею он зашел в пивной бар. Не лучшего сорта оказалось заведение, но для Коли в данный момент – то, что надо. С пивом и тарелкой креветок он уселся в углу. С ходу опустошил высокую кружку и заказал вторую.
Приступив к креветкам, он осмотрелся и обнаружил волосатого мужика, пялящего на него глаза и улыбающегося двузубым ртом. Потроша креветок, Коля никак не мог отделаться от этого взгляда и снова посмотрел на заросшего мужчину. Тот, поймав Колины глаза, вытянул вперед кулак с торчащим вверх большим пальцем. Мавроди недоуменно пожал плечами. Мужик вдруг торопливо поднялся и засеменил с пустой кружкой к Колиному столу.
– Узнал? – бухнулся он на стул с вопросом.
– Кого? – удивился Коля.
– Меня.
– Не знаю я тебя. – Коля отодвинулся в сторону: от мужика несло перегаром и потом.
– Не узнаешь? А подумать? – настаивал незнакомец, проводя пятерней сквозь волосы на голове.
– Нечего и думать. Не знаю я тебя.
– Ладно, напомню, коли пиво возьмешь.
Коля глянул на улыбающееся небритое лицо, брезгливо отвернулся, но бармену рукой махнул.
Мужик выпил полкружки, потянулся за креветкой и загадочно произнес:
– Кто Марка-хапугу за нос поддел? Поделом ему, пиявке. Я на него всю жизнь горбатиться не собираюсь.
– Какого Марка? Какого хапугу? – Коля терял терпение.
– А-а-а, – громко протянул волосатый беззубым ртом и погрозил пальчиком. – Скромничаешь? Я тебя тоже не сразу признал. Ты был в очках и шляпе.
У Коли защемило под сердцем.
– Не ношу я очки. А шляп – тем более, – как мог убедительнее произнес Коля и осмотрелся. Пивной народ тихо поглощал купленный напиток, покуривал и, что удивительно, на данный момент не шумел. Громко говорили только они. Незваный гость допил пиво и доедал Колины креветки.
– В Филадельфии ваш случай в газете пропечатали. У тебя, писали, армян в компаньонах.
– Не был я в Филадельфии, и нет у меня знакомого армянина, – нажал Коля настойчиво на «Филадельфию» и на «армянина».
Мужик озлобился.
– Давай на спор! Я, так и быть, к Марку на опознание с тобой поеду.
– Отстань ты от меня, – сказал Коля с плохо скрываемым испугом и раздражением.
– Нет! – запротестовал тот. – Дело принципа!
– Знаешь что! – Коля перешел на миролюбивую интонацию. – Я тебе возьму пива. Ты попей, а я побежал, времени нет с тобой разбираться.
Предложение подействовало. Предвкушая выпивку, мужик повеселел и продолжал спокойно:
– Ты не дрейфь, я не настаиваю. Я бы сам таких клещей к стенке ставил.
Коля поднялся, направился к бармену, расплатился и – к выходу.
Мужик повернулся и крикнул вслед:
– Я бы вам новую наводку дал! У меня многие на примете!
Коля выскочил вон.
Дома он схватил очки, постоянно мешавшиеся на кухне, переломил и бросил в ведро. В комнате вытащил из шкафа шляпу, золотой галстук и светлый плащ, распихал улики в черные мешки для мусора и оттащил на помойку.
– На опознание!.. Идиот! – бурчал он, усаживаясь в кресло.
Беспокойство не проходило. Он представил такую встречу при Лори и совсем поник духом.
Гиви умножил Колину тревогу.
– Приходится ко всему быть готовым, – вздохнул откровенно. – Мир тесен. Мне однажды пришлось бежать сломя голову.
– Закончил я с прямым отъемом денег у населения, – сказал Коля. – Девушка со старшим братом собирается прилететь. Вот встреча получится, если такой хорек ко мне с разговорами подползет.
– Да уж! Врагу не пожелаешь, – согласился Гиви и спросил ухмыляясь: – Значит, предстоят смотрины у родственников?
– Не говори…

Глава четвертая
Новогодний круиз

Лори прилетела одна. Он ждал ее у салона. Она вышла на улицу в конце рабочего дня, взяла Колю под руку, и они молча двинулись по улице. Коля ничего не спрашивал. «Молчит, идет рядом. Приняла таким, как есть», – радовался в душе.
– Хочешь, пойдем на верхотуру Рокфеллер-центра, – предложил он. – Там, Гиви говорил, если заранее, можно заказать блюда хоть из Парижа, хоть из Гонконга. Привезут на самолете прямо к столу.
– Я не люблю рестораны, Ник, – ответила она сдержанно.
– Давай просто поедем в Манхэттен, посмотрим город с Торгового центра.
– Нет.
– Хочешь на дискотеку?
– Туда больше не пойду.
– Почему? – удивился Коля.
Она не ответила и посмотрела на него странным взглядом, которого раньше Коля не видел в ее глазах, да и вообще никогда у людей не видел, сколько жил на свете. Что было в них, в больших черных, как смоль, глазах? Испуг? Агрессия? Вопрос? Решение? Этот взгляд напряг Колю. Запомнился и остался непонятным.
– Куда ты вообще ходишь? Любишь куда-нибудь ходить?
Она улыбнулась.
– На футбол.
– Вот те раз! – удивился Коля. – Девушка и – на футбол!
– Дедушка – знаменитый футболист был. Слышал такую команду мадридский «Реал»?
– Кто ж не слышал о мадридском «Реале»!
– Вот именно! Дедушка уже не играл при мне, но матчи не пропускал. Внуков и внучек с собой брал. Я все матчи «Реала» смотрела.
Сказала и снова погрузилась во что-то свое. Шла не оборачиваясь. Легкий ветерок трепал ее волосы.
– Куда все-таки пойдем?
– Поедем к тебе, – неожиданно сказала Лори. – Я у тебя не была ни разу.
Солнце било в лицо, Лори жмурилась. Она сидела на постели, свесив ноги, держала в руках звездно-полосатого мишку и снимала с него пылинки. Коля лежал рядом под легкой простыней. Он открыл глаза.
– Где ты взяла?
– Под кроватью. Встала, наступила на лапу. Симпатяга под кроватью у тебя живет.
– Нравится, возьми себе.
– Пусть у меня тут живет. – Лори посадила мишку на тумбочку. Она перестала жмуриться, в лице появилась серьезность. – Я не все сказала тебе вчера, – повернулась к нему девушка.
– Что ж ты мне не сообщила такое важное? – Коля расплылся в широкой улыбке.
– Свадьба назначена на май следующего года.
Лори дотянулась до сумочки и вынула пачку красочных приглашений.
– Красота! – поспешил оценить Коля, скрывая беспокойство и рассматривая открытки. – «Эсмеральда Лаура Санчес Лукас Кондо Равеля», – прочел вслух. – Звучит как родословная. Мужа имя не указывается?
– Появится после свадьбы.
– В начале?
Она улыбнулась.
– В конце прилепится твоя фамилия. «Де Мавроди» будет.
– Ты, значит, Эсмеральда?
– У нас зовут по второму имени.
– Эсмеральд! – Он перевел на русский. – Изумруд! Крепкий орешек!
Она повторила бессмысленное для нее слово:
– Орьешек.
– Орешек, давай в ресторан по такому случаю? – Коля поднялся на ноги.
– Не люблю я рестораны, Амор, – она потянулась за кофточкой, – говорила тебе.
– Тогда в дискотеку?
– Ты подумал, что я без дискотеки жить не могу?! Я ее ненавидела, было время.
– Почему?
– Когда в Нью-Йорк приехала, в дискотеке меня на смех подняли. Полная деревня была. Дома потом втихаря училась. Тут ты появился. Теперь я доказала.
– Хорошие у тебя проблемы, сердце мое!
– Не завидуй. Я уборщицей в салоне начала. Чтоб курсы оплатить, по выходным с чужими детьми хасидов сидела. Знал бы ты, какие хамы дети и родители бывают! Особенно новые иммигранты. Они никогда не имели служанок и издеваются, как могут. Представь, сопливый ребенок специально бьет посуду или разбрасывает по полу пирожные. Плачет, указывая на меня. Меня заставляют оплачивать.
Коля обнял ее и прижал к себе.
– Я шутил.
Телефон из прихожей издал призывный звон. Коля вышел.
– Хелло!
– Хочу говорить с Колей, – послышалось в трубке.
– Здорово, Гиви, – обрадовался Коля.
– Послушай, Коля, как ты меня всегда узнаешь? – спросил Гиви игривым голосом, он был явно во хмелю.
– Тебя невозможно не узнать, Гиви.
– Спасибо, дорогой! Как дела? Встретил?
– Да, Гиви. Все ОК, так ОК, как не представишь!
– А ты, дурочка, боялся. – На другом конце провода Гиви засмеялся. – Жду тебя завтра с раннего утра по новому адресу.
– По какому новому?
– Сейчас не спрашивай, не выучил. Одно скажу: большое дело! Главное, твою проблему разрешит.
– Говори конкретней!
– Коля, позвони и пораньше приезжай.
Он вернулся к Лори и увидел ее расширившиеся от страха глаза.
– Что случилось? – Коля перевел взгляд на телевизор, который она смотрела.
На экране, в фильме, на крупном плане, русоволосый парень держал у виска револьвер. Потные небритые личности смотрели на него с азартом.
– Русская рулетка, – пролепетала Лори. – Вы так играете?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...