ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


«Скорая» прибыла с полицией. «Повредившегося» забрали. Полиция, проехавшая вперед, притормозила у вена. Коля встретился взглядом с полицейским, схлопотав секундную инъекцию страха. Полицейский уехал. У пожарной колонки стоять с включенным мотором разрешалось. Коля проводил «закон на колесах» глазами и посмотрел в даль, на «Салон мисс Санчес».
– Одно дело сделано, – сказал Макс. – Соображаешь ты… – Тут он осекся. Сжал тонкие губы, побледнел и нервно закрутил на пальце кольцо с ключами.
– Почему стоим?
Зайонц не ответил, посмотрел на Колю пронзительным взглядом.
– Почему не едем? – повторил вопрос Мавроди.
Зайонц молчал. Из-под очков в Колю уперлись расширившиеся зрачки. Тот слегка толкнул Макса в плечо. Глаза Зайонца сфокусировались.
– Нам не хватает полицию догнать на перекрестке, – сказал он дрожащим голосом. – Два идиота! Представь на секунду, проверили бы документы.
– Ну и что? – заволновался Коля.
– Чего ради я около отца стою и не помогаю? Фамилии одинаковые и запоминающиеся! – хлопнул он рукой по коленке.
Отхлынувшее напряжение окатило Колю волной испуга. Он тупо уставился на Макса.
– На таких мелочах прогорают. Считай, пронесло, – сказал Зайонц, зашевелившись. – Ты – рисковый парень, – продолжил он, отвернувшись. – Соображаешь неплохо. Но нужно иногда мозги до конца употреблять! – Макс, немного помолчав, продолжил неожиданно: – Прежде чем тебе что-то предложить, поинтересовался твоей личностью. Почему фамилию сменил? Криминала за Мавроди не замечено. Скрываться вроде незачем.
Коля напрягся.
– Женился неудачно. Потом взял прежнюю фамилию, – нашелся он.
– Что-то похожее я предполагал. – Взгляд Зайонца смягчился. – Денег по страховке ждать долго. А деньги нужны?
Коля согласился глазами.
– Самый быстрый бизнес, Коля, – на бирже. Но туда без капитала соваться бесполезно. Мне, как служаке, не разрешено заниматься. Тебе – сам Бог велел. Пока ждем деньги, начнем с малого. Будем считать страховку – первым вкладом в общее дело.
– В какое?
– Особый разговор. Приедешь в выходные дни, поговорим. – Он развернулся посреди улицы и двинулся в обратном направлении.
В субботу Коля долго стучал скобкой звонка в дверь Зайонцев. Открыла мать Макса.
– Проходите.
– Как Аркадий Максимыч?
– Обходится, слава Богу. В гипсе лежит. Успокоился, когда понял, что реально приближается возможность поехать учительствовать. Давно мечтал.
– Хорошо. Значит, не сердится на нас. Что сын?
– К нему не подойдешь, – сказала мать со вздохом. – С возрастом с ума сходит. Не поймем мы его никак. Странный стал.
…На экране монитора чередовались кадры старого боевика «Бонни и Клайд». Герои брали банк. Вместо Клайда действовал сам Макс.
«– Пригнись!..» – кричал он.
Они отстреливались.
«– Не стой здесь!» – кричала Бонни на экране.
Раздался стук в дверь. Испуганное лицо героини замерло в стоп-кадре.
– Макс! – позвал Коля, открыв дверь.
Макс обернулся и гостя не увидел. Он тяжело дышал, в осоловевших глазах таился испуг.
– Зачем ты родителей терроризируешь? – спросил Коля с порога. – Жалуются. Они ведь заботятся о тебе!
Макс глянул враждебно.
– Я под их заботу женился, – сказал он зло. – Им дай позаботиться, они тебя в один день пионером сделают. «Будь готов!» кричать начнешь. Я в институте к бабе нормально подойти боялся, таким скромником вырастили. Ненавижу!
– Чего сейчас не поделили?
– Я живу, как хочу. Правильно? – спросил Макс настойчиво.
Догадка напрягла Колины брови.
– Ты не пьян, случаем?
Испуг в глазах Макса сменился бурной веселостью.
– Есть немножко. Сейчас вместе поддадим. Мам! Принеси нам пожевать. – Он поднял с пола бутылку кокосового ликера, поставил на стол рядом с двумя большими бокалами и блюдцем нарезанного сыра. – Тебя жду, – сказал Макс и уставился на экран.
Коля сел рядом.
– Кто это? – спросил он, кивнув в сторону телевизора.
– Бонни.
– Кто она? – прищурился Коля. – Жалко лицо смазано.
– Не знаешь, кто Бонни?! – удивленно воскликнул Макс. – Не видел, как они банки берут?
– Может, и видел. Фильмов много. Все не запомнишь.
– Бонни – самая гениальная женщина. Иметь такую подругу, горы можно своротить. Любой банк грабануть.
Коля недоуменно на него уставился.
– Банки грабить – мечта молодости. Теперь – навязчивая идея. – Макс отдышался, глаза загорелись сумасшедшим азартом. – Возьмем банк, компаньон?
Коля в юмор не встраивался.
Макс продолжал с неподдельной искренностью:
– Сотню детективов прочел, все бестселлеры просмотрел. В банке каждую кнопочку знаю. Специалист, можно сказать. – Он налил в бокалы ликер и попивал маленькими глотками. – Чего молчишь?! Пять лет продумываю. Или боишься?
– Да я вообще-то не по этому делу… – неуверенно произнес Коля.
– Не по этому! – усмехнулся Макс, пьянея на глазах. – «По этому делу» в университетах не учат. Из самодеятельности вырастают профессионалы. Слышал о Вове Левине?
– Не слышал, – ответил Коля настораживаясь.
– Десять миллионов вынул из Сити-банка. На суде сто пятьдесят предъявили. Ничего – живой, здоровый. На Западе работает. Я его по Петербургу знал, – сказал с восхищением. Он понизил голос и зашептал Коле в ухо: – Банк в принципе нетрудно колупнуть, если хорошо подготовиться. Ты не дрейфь, толковую схему разработаем. – Сказал, закрыл глаза и повалился на диван.
Коля смешался.
– Макс! Макс! – тряс он его за руку.
Зайонц не отзывался. Коля собрался уходить. Не открывая глаз, Макс пробубнил:
– Не уезжай. Переночуй у нас. Дело предстоит чистое. – И засопел.
Вошла мать с тарелкой вареников, чашками и разными баночками на подносе. Остановилась, посмотрела на сына, расстроилась:
– Раньше раз в год случалось, теперь все чаще и чаще. Врачу надо показывать, не идет! Пойдемте, Коля. В гостиной вам накрою.
Утром они сидели на балконе за кофе.
– Время удачное, – объяснял Макс. – России не повезло с первым президентом. Не блещет интеллектом и напивается. Ловкие люди объявили его демократом и потащили казну в карманы и за рубеж. Охранники и «друзья дома» страной заправляют. Наши американские банки нахапали миллиарды грязных денег, а от простого народа требуют кучу документов для открытия счета. Нужны спасители приехавших в Штаты людей. Будем спасать. Я знаю как. Месяца четыре на открытие счета потребуется. Люди пойдут на такой срок. За четыре месяца на бирже во какие деньги можно срубить! Это моя профессия. Капитала пока нет, чужими деньгами будем работать.
– Уверен?
– Абсолютно. Прием клиентов полностью на тебе. Я по условиям контракта не имею права заниматься бизнесом. Не выходя из банка, потружусь первые месяцы. Справишься?
– О чем ты говоришь! – воскликнул Коля.
– Тогда срочно регистрируй фирму, назови «Райт чойс» – «Правильный выбор»: так наш банк начинает письма-поздравления новым клиентам.
Объявление на стеклянном закутке посылочного сервиса сообщало:
...
«ПОМОЩЬ ОТКРЫТИЯ СЧЕТА В БАНКЕ
БЕЗ ПОЛНОГО КОМПЛЕКТА ДОКУМЕНТОВ
Фирма «Райт чойс»
За столом, под объявлением, Коля тыкал пальцем по клавишам компьютера, водил мышкой, тупо смотрел на экран и беззвучно матерился. Рядом лежал раскрытый талмуд учебника.
Оторвав глаза от страницы, Коля вздрогнул. На стуле для клиентов сидела блондинка в красной бейсболке. Она бесшумно вошла, подсела к столу и спокойно на него смотрела карими глазами, ждала.
– Могу я вам чем-нибудь помочь? – задал Коля дежурный вопрос.
– Нет, это вы просили помочь.
Коля задвигался на стуле. В сознании замелькали женщины, в основном официантки. О помощи он их не просил. Коля наморщил лоб.
– «Уроки работы на компьютере», – подсказала девушка.
Коля вскочил.
– Лана-а! – воскликнул он. – Я звонил вчера. Простите, совсем закрутился.
– Давайте посмотрим, что тут у вас? – сказала она, обходя стол.
Коля защелкал по мышке пальцем, пытаясь показать что-то на экране.
– Подождите, подождите! Силой вы ничего не добьетесь. Нужно легонечко, быстро – подряд два раза…
Поверх его пальца она щелкнула по мышке своим, и на экране выскочила таблица. Коля ничего не усвоил. Он вздрогнул и посмотрел на маленькую руку, накрывшую его пятерню. Рука была холодная, как льдышка. Его пронизало ощущение, мгновенно всплывшее в памяти, – ощущение манящей неопределенности, перевернувшей однажды его житие-бытие. Рука Ланы бегала по клавишам, а Коля «мучился» воспоминанием.
– Вам надо проще программу поставить, – сказала она. – Я принесу.
Он уставился на экран, слушал, а сам исподтишка ее разглядывал. Многообещающая фигура изогнулась на стуле вопросительным знаком. В копне светлых волос солнце прокрасило белую прядь. Она завладела Колиным вниманием. От потери любимой женщины вновь заерзала душа. Внешне, кроме больших карих глаз, ничего общего с Лори не было. Коля тем не менее все более воспалялся.
– Давно в Америке? – спросил он, стараясь отвлечься на что-нибудь постороннее.
– Недавно. Грин-карту выиграла, жду. Разве вы можете открыть счет? Я пробовала, отказали. Говорят, нужно дождаться документов.
Она вздохнула.
– Зачем вам счет, Лана?
– За уроки люди хотят платить чеком.
Коля сладко заговорил, расправляя перышки:
– Есть такие банки, которые не столь глупы, чтобы отказываться от денег, и открывают счета по иностранному паспорту с визой.
– Вы их нашли?
– Нашли.
– Вы – гений! – восторженно произнесла она.
Коля насладился незаслуженной похвалой и предложил:
– Лана, не хотите поработать с нами здесь, в офисе?
Она усмехнулась.
– Неожиданное предложение. Нет, не хочу. Я – дизайнер, не машинистка. А с кем – с вами? – спросила она, беспечно удовлетворяя любопытство.
– Со мной и Максом. Макс в банке сидит, а мы с вами тут устроимся.
– В банке! – вырвался у нее нескрываемый интерес.
Коля не успел оценить изменение ситуации. Заверещавший в ее сумке мобильник добил его окончательно и приковал к стулу: позывные пропели тему поп-хита «Ситуация». Помимо его воли вновь забушевал в Колиной голове калейдоскоп бессвязных мыслей, всколыхнулось недалекое прошлое.
Тем временем она закончила говорить, убрала аппарат и бросила взгляд на стену:
– У вас слишком простенькая реклама. Хотите, переделаю?
По Колиному лицу было ясно – он «хочет».
– Хочу! – подтвердил он.
– Переделаю объявление, и начнем заниматься.
Лана ушла. Коля посмотрел на руку. Холодок женской ладони еще жил. Мысль метнулась к мечте о салоне. Он набрал телефон Кимбла.
– Привет, Уоррен! Если не звонишь, значит, с документами в порядке? – спросил без предисловия.
– В порядке, Ник. Адвокат занимается.
– Загвоздка может получиться с запросом-подтверждением, – сказал Коля, волнуясь.
– Мы это дело проконтролируем, – успокоил Кимбл.
– Сколько вся операция займет времени? – задал Коля вопрос, ради которого звонил.
– Больше полугода.
Солнечная картинка салона на глазах пожухла, отдалилась за горизонт. Мысли вернулись к визиту «учительницы». Коля захлопнул учебник, бросил в стол, запер офис и отправился купаться.
Вода освежила, но наваждения не рассеяла. Он сел на песок рядом с камнем, у которого перепугал доверчивую Лори. Чайка неподалеку долбила клювом краба.
– Гавв-в! – рявкнул Коля и «неровно задышал», предвкушая возможные перспективы.
Новый день наполнился ожиданием. Последующий уподобился предыдущему, а утро третьего – первому. Три дня он не находил себе места.
Лана наконец пришла и протянула скрученный в трубочку плакат. Коля развернул его и обнаружил внутри золоченую игрушку, маленькую кукольную японку.
– Что это?
– О!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...