ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Коля отставил чтение посланий и начал выписывать на бумагу компании, предлагающие рекламу. Выписав, поднял обезумевшие глаза.
– Согласится ли?!
Жутко хотелось взаимопонимания. Он вынул из стола бутылку коньяка и стал пить из горлышка. Фавн хохотал на эмблеме. «Изумрудныйсад» пустовал и погрузился в ночь. На экране их ложе виднелось вдали. Захотелось все проиграть сначала.
Коля прихватил коньяк и спустился вниз. Там он зажег свечи, разлегся на шкуре и посмотрел в камеру. Темно-красный глазок неподвижно поблескивал сверху. Коля подмигнул глазку, выпил несколько глотков и расслабился.
Эльвира появилась утром вместе с Терезой. Они стали тормошить спящего на шкуре начальника.
– Вставай!
Тереза светилась радостью. Рядом с ней стоял рослый черноволосый парень.
– Познакомься, Николай, мой жених, – представила его Тереза.
– Эладио. – Парень протянул руку.
Коля пожал ее:
– Дождалась наконец?
– Дождалась. – Она повела жениха наверх.
Коля посмотрел на Эльвиру:
– Присядь сюда.
– Ты не заболел? – спросила она, присаживаясь. – Или перетрудился? – добавила с улыбкой.
– Ты никогда не мечтала стать актрисой?
Эльвира насторожилась:
– Большинство девочек мечтают об этом.
– А ты? – настаивал Коля.
– Мечтала, – ответила она уклончиво.
– Хотела бы враз стать известной на весь мир? Есть возможность.
– Ты явно трехнулся, мой милый. Вставай. Через полчаса появятся клиенты.
– Нам предложили сняться в кино. Правда, в порно.
Эльвира расхохоталась.
– С тобой? Давай начнем карьерку. – Она собралась подняться.
– Подожди, я серьезно.
Он достал из кармана помятый листок бумаги, отпечатанный принтером, разгладил, развернул и протянул. На листке было написано: «Эсмеральдов, я видел тебя! Ты – восхитителен со своей партнершей. Есть хороший «бам-бам» сюжет. Десять тысяч за смену. Микки, продюсер».
– Что это?
– Предложение главных ролей.
– Заманчивая сумма! – трезво произнесла Эльвира. – А кто этот Микки? Где тебя видел?
– На экране.
– На каком экране?
Коля потянул с ответом, решился не сразу:
– За одну ночь мы вступили на звездный путь, дорогая. Камера ночью работала.
В первый момент Эльвира растерялась, взглянула вверх. Когда до нее дошло, она вскочила на ноги.
– Сейчас сайт работает?
– Работает.
Она метнулась из зала и побежала наверх. Коля нашел ее перед монитором. Стояла неподвижно, смотрела на экран, механически теребя рукой на столе коробок спичек. Камера транслировала зал.
Коля раскрыл электронную почту и указал на предложения рекламы:
– Мы такие деньги за полгода не заработаем.
Эльвира ошалело смотрела на монитор. На экране скакнуло электронное послание. Коля открыл его. «Ребята! – писал незнакомый корреспондент. – Не ссорьтесь!» Зрительный зал не пустовал и утром.
Забыв про Колю, Эльвира механически чиркнула спичкой и перевела на нее глаза. Произошедшее упало на благоприятную почву актерского тщеславия. Письма восторга, неслышимая овация обширного зала, мечты начинающей актрисы в далекой узбекской театральной школе… «Марио, конечно, увидит!» – Мысль прилетела и обожгла. Раскаленный уголек коснулся уголка души, где у женщины рождается «сумасшествие». Спичка обожгла палец.
Эльвира ойкнула, бросила спичку и с остервенением произнесла:
– Пусть!
– Что «пусть»? – не понял Коля.
– Пусть! – сказала она, поставив его в недоумение. – Пусть смотрит!
– Кто?
Эльвира «увидела» Колю, ответила:
– Пусть смотрят, – повторила она третий раз во множественном числе, ничего не объясняя.
В глазах сверкала решительность. Коля понял, она согласна, и это было главное.
– Чтобы поддерживать бизнес на сайте, – заговорил он в полушутку, – нам придется перенести семейную спальню в «Центр».
Эльвира вдруг рассмеялась:
– Ты что, делаешь мне предложение?
В похмельной Колиной голове разыгралась буйная фантазия. «Сюжет» потребует развития. На сайте в Ростове чего только ни придумывают: и драки, и прелюбодеяния, и групповые пьянки с разнообразными последствиями. Если залу наскучит смотреть их с Розой жизнь, можно будет «на законном основании» инсценировать левые делишки. Сходящий с ума от радости Коля потирал ладони. Рождался бизнес, о котором он и не мечтал. Сейчас Роза его поняла. Поймет и дальше.
– Делаю, – сказал Коля, не ожидая от самого себя такой прыти. – Будь моей женой!
– Зачем ты представилась Розой? – спросил он нареченную супругу, когда они выходили из «Брачной палаты» города Сан-Франциско. – Я уже привык к этому имени.
– Псевдоним. Гадалки часто пользуются псевдонимом. Я не знала, что найду тебя. Привыкай к новому имени: Эльвира Эсмеральдова!
– Как будем праздновать, Эсмеральдова?
– Не хочу в ресторане, как у всех. Давай по-простому.
Любопытство появилось на лицах посетителей бара, куда ввалилась свадебная компания: невеста в фате, торжественный жених в бабочке, пять девиц весьма фривольного поведения, одетые в одинаковые платья, – «подружки» невесты, черноволосая индианка в вечернем наряде, с ней крепкого сложения брюнет и русоволосая женщина в очках. Компания оккупировала стойку и заказала шампанское.
Бармен сменил рок на танго и усилил звук. Коля пригласил жену на танец, и они заняли общее внимание. Девиц постепенно разобрали одинокие мужчины. Парочки танцевали или обжимались в углах. Тереза с женихом решали какие-то проблемы.
После крепких коктейлей Коля оглядывал бар пьяным взором. Новоявленная супруга, как и он, пребывала от шампанского в бестолковом возбуждении и вела с подругой разговор.
– Может, хватит тебе? – увещевала Валентина. – Ты не пила никогда.
– Валь, отстань от меня. – Эльвира блаженно улыбалась, рассматривая на руке обручальное кольцо с бриллиантом. – Бармен! Шампанского! Миг! Жизнь – только миг! За него и держись! Все временно, Валь…
– Что ты несешь! Что временно?
– Ой! Как я рада, что ты прилетела! – обхватила она подругу за плечи. – Хоть поплачет обо мне родная душа. Вытри слезы. Все! Хватит! Каков жених?! А?
– Я так рада за тебя, – сказала Валентина, глядя на Колю. – Бизнес вы, конечно, развернули…
– Ничего ты не знаешь… – начала было Эльвира.
– Нравится тебе бизнес, Валь? – возник у стола пошатывающийся Коля. Приноровившись, он бухнулся рядом на стул. – Роза… э-э… Эльвира… Мы, Валентина, практически идеальная пара. И для дела, и так…
– Как? – спросила Эльвира, крутя хмельной головой.
– Ты – красивая! Да… И бизнес в одних руках. Неплохой бизнес! Да, Валь?
– Неплохой, – подтвердила та.
– Вот! Все – в одних руках, Валь. Еще – оборудуем дворик под бар.
– Зачем? – спросила Эльвира. – Зачем нам еще бар?
– Пару месяцев пройдет, и зрителям надоест нас с тобой рассматривать. Учредим клуб встреч. Пусть другие пары развлекаются. Зал с матами для твоих йогов все равно ночью пустует.
Эльвира попыталась сосредоточиться.
– У него мозги в одну сторону работают, – покачала она головой. – Кончится тем, что нас загребут за проституцию.
– Николай, – сказала Валентина, – риск, конечно, благородное дело, но…
– Не загребут, – прервал неугомонный Коля. – Кто у нас в баре и что гости там делают – не наше дело. Наше дело обеспечить обслуживание. У нас, Роза-Эльвира, между прочим, готовый бармен появился.
– Кто это?
– Эладио, жених Терезы. Ему все равно нечего делать. Опять же – все в одном кругу.
…Сказал Коля и сделал. Во дворике зазвучала цветовая музыка, появились искусственные деревья, под тутовым деревом – стойка бара. Бессюжетная пьеса «Изумрудный сад», замешанная днем на обслуживании клиентов массажем и магическими чудесами, ночью – на приключениях случайных любовных пар, утвердилась во всемирной паутине.
Время летело. Пришла зима с туманами.
Эльвира пробиралась на новеньком черном «Бьюике» среди потока автомашин, когда в сумке ожил мобильник. Она долго копалась среди пакетов и банок, прежде чем высвободила «мыльницу» и поднесла к уху.
– Браво! – послышался язвительный голос Марио. – Как семейная жизнь?
– Тебе доложили или сам увидел?
– Не важно. Теперь мы должны увидеться. Дела серьезные.
– Какие дела? – спросила она испуганно. – Они меня ищут? – Эльвира затормозила и остановилась на обочине.
– Они про тебя забыли. Я хочу тебя видеть.
– Я не полечу в Нью-Йорк, дорогой, – сказала Эльвира с вызовом.
– Я прилечу и позвоню из отеля. Нам не нужен сайт в прежнем виде. Я покажу, что должно быть, но тебе придется освободиться от компаньона, Эли. Он не вписывается в дело. Посмотри сайт «Зимний дворец». Вот что нам нужно. Встретимся, обговорим.
Звонок разбудил энергию и призвал к действию, которое она сама изобрела. На миг не стало ни Коли, ни замужества. Эльвира посмотрела на руку с обручальным кольцом. Бриллиант переливался различными цветами радуги и гипнотизировал.
На фотографии на сайте мерцало помещение, оборудованное разнообразными приспособлениями для садомазохистских утех, как то: кресты для распятия, доски, к которым привязывают «жертв», уздечки, прочая кожаная сбруя и всякие другие «примочки», которым бы сильно порадовались маркиз де Сад и Захер-Мазох.
Коля застал Эльвиру за компьютером. Она сидела и внимательно рассматривала картинку.
– Потрясающе! – произнесла она, заметив мужа.
– Что?
– Лесбиянка звонила, просила сервис на дом. Не первый звонок! Город – негласная столица гомосексуалистов. Мы теряем массу денег.
– Что тут сделаешь?
– Есть возможность.
– Какая?
– Смотри, что люди делают. – Она указала на экран, на котором был открыт сайт «Зимний дворец».
– Что это?
– Твой ровесник, Ричард Квадраччи, организовал для гомосексуалистов тайный притон в пентхаусе в фешенебельном районе Манхэттена – Греймерси-парк. Можно снимать за деньги гостевые комнаты. Все как в нашем баре. Представь, сколько народу сбежится смотреть «спектакль вживую» с такими причиндалами. – Она вывела на экран новую фотографию. – Вот они где, деньги! – продолжала восхищаться Эльвира. – Читай! Можно заказывать профессионалов. Имеется в виду гомиков-мазохистов, если у визитера нет дружка для утех. Видишь – Квадраччи не боится и, читай, утверждает, что все законно: он платит налоги и находится в абсолютно правомочном бизнесе.
– У нас и без того хороший доход.
– Сотня тысяч в год – ты считаешь, хороший! С ним из мидл-класса никогда не вылезешь! – зло произнесла она и посмотрела на Колю вызывающим взглядом. – Где твои амбиции?! Я, между прочим, хотела бы нормальный дом, а не арендованную квартирку.
Коля стушевался:
– Такие бизнеса сама понимаешь кто контролирует.
– Кто же?
– Мафия, дорогая моя. В ином случае нас либо изуродуют, либо тайно сдадут полиции. – Коля посмотрел на жену и поразился. Эльвира его не слушала. – Тебе как будто все равно? – недоуменно спросил он.
– Ты – мужик! Узнай! Изучи, найди вариант и делай! – крикнула она раздраженно.
– Чего ты кричишь?! Вопрос не из легких! – вскипел Коля. – Мазохистами я не буду заниматься.
– Решай, Коля. Решай! Это все, что я могу тебе сказать. Не мазохисты, так разберись с гомиками и лесбиянками. Такую возможность упустить нельзя. Любое дело чахнет, если не напрягаться. – Она встала и ушла.
Коля ехал по улице мрачный. Мысли спутались в тугой узел и не развязывались. Он не был готов работать с однополыми. Однополые проститутки страшили. Он не знал тонкостей их жизни, не отличал типы. Месяц ходил он вокруг да около, пока не решился действовать.
Из-за поворота выплыл дом с огороженной автостоянкой и вывеской «Белый пудель». Коля въехал на стоянку, припарковался на свободном месте и продолжал сидеть, разглядывая заведение.
За стеклами витрин бара, поверх плотно задвинутых штор, охранявших тайны сексуальных меньшинств, светились мигающие спирали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...