ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— У нас есть кое-что получше. Благодаря любезности новостной съемочной бригады с десятого канала мы располагаем видеоматериалом. На пленке все очень наглядно — вплоть до нервного тика на лице стрелявшего.
— Отлично. Давайте, детектив, как можно скорее доставим это в лабораторию. Пусть проявят и распечатают увеличенное изображение лица преступника, чтобы раздать всем патрульным полицейским. — Майор выжидательно посмотрел на Уотерса.
— Есть, сэр, — с готовностью отозвался Уотерс и, повернувшись, отошел прочь. Уотерс не был болваном. Передать улики в криминалистическую лабораторию мог и обычный полицейский, но начальству, видимо, хотелось без помех побеседовать с Гриффином.
В тот момент, когда Уотерс оказался вне пределов слышимости, капитан и лейтенант сосредоточили внимание на его коллеге.
— Сержант, — обратился к нему майор.
— Да, сэр. — Гриффин ничего не мог с собой поделать: против ожиданий, он почувствовал, как живот будто сковало стальным панцирем, словно он приготовился к удару.
— Вы хорошо выглядите, — заметил майор.
— Благодарю вас, сэр.
— Каковы ваши ощущения?
— Что, простите? — Гриффина вдруг охватили растерянность и смущение. «Мой уровень возбудимости находится в пределах нормы. Стоп, не то... А, черт!»
— Я говорю о сложившейся ситуации, сержант. Скажите, что вы о ней думаете.
Напрягшиеся было плечи сержанта расслабились. Сжимавшие живот тиски разжались. Заговорив о работе, он сразу почувствовал себя свободно.
— Профессиональный киллер. Всю ночь прятался на крыше здания суда. Утром, вскоре после восьми тридцати, поразил намеченную цель — а именно Эдди Комо, он же Насильник из Колледж-Хилла — когда тот вышел из тюремной кареты. Затем снайпер вернулся к своей машине, чтобы в спешном порядке покинуть место преступления, однако, как выяснилось, заказчик в качестве окончательного расчета оставил ему в машине бомбу.
— Есть подтверждение этой версии со стороны начальника пожарной охраны штата?
— Еще нет, сэр. Насколько я понимаю, на месте взрыва пока слишком жарко, чтобы подойти туда. Очевидно, это будет возможно не раньше чем через час.
— Но вы уверены, что погиб именно стрелявший?
Гриффин пожал плечами:
— У нас есть неопознанное тело на стоянке машин художественной школы. Поскольку взрыв произошел в пределах десяти минут после выстрела, думаю, можно смело утверждать, что эти два инцидента связаны. Правда, возможно предположить, что на самом деле преступник совершил двойное убийство: первой жертвой стал Эдди Комо, второй — некое неустановленное лицо на стоянке машин. Но по-моему, такой сценарий маловероятен. Во-первых, преступнику несвойственно менять свой почерк, в данном случае — превращаясь из снайпера в подрывника. Во-вторых, мы знаем, что стрелок бросил на крыше орудие убийства — винтовку с полным магазином патронов двести двадцать третьего калибра. Зачем бросать оружие, если у него еще оставалась невыполненная работа? Нет, на мой взгляд, более вероятно, что снайпер, справившись с задачей, намеренно избавился от оружия, чтобы уйти чистеньким, однако затем, уже сев в машину, столкнулся с непредвиденным осложнением. Следовательно, наш обугленный покойник и есть искомый киллер.
Майор что-то недовольно пробурчал. Лейтенант Морелли подавила улыбку.
— Каковы будут ваши дальнейшие шаги? — вступил в разговор капитан Додж, и Гриффин переключил внимание на него, усилием воли заставляя себя сохранять терпение, хотя на самом деле его будто поджаривали на решетке — ни дать ни взять зеленый новобранец.
— Если придерживаться версии, что это профессионал, — бодро отозвался Гриффин, — то необходимо установить личность стрелявшего, со всей непреложностью доказать его виновность в убийстве Эдди Комо (что будет довольно легко благодаря видеопленке), затем найти связь между исполнителем и заказчиком. Идентифицировать стрелявшего будет не так уж трудно. У нас есть его визуальный портрет. Начальник пожарной охраны штата обеспечит возможность установить номер его машины. Патологоанатом снимет с трупа отпечатки пальцев. Раз-два — и готово.
— Но на это может уйти не один день, — многозначительно сказал капитан. Его взгляд метнулся в направлении парка, где представители СМИ вытаптывали траву и напирали на полицейские заграждения.
— Ну, тогда зайдем с другой стороны. Со стороны автомобильной стоянки художественной школы. Туда допускают только по пропускам, верно? А мы знаем, что машина снайпера неизбежно должна была простоять там некоторое время, потому что на ночь он устроился на крыше. Едва ли он хотел привлечь к себе внимание, получив штрафной талон за неправильную парковку, или, того хуже, потерять свое транспортное средство в случае, если бы припаркованную без разрешения машину отбуксировали со стоянки. А это означает, что у него скорее всего был пропуск. Мы свяжемся с администрацией школы, добудем у них список получивших гостевые пропуска, прогоним через базу данных и получим хороший первоначальный задел, отталкиваясь от которого установим личность данного автовладельца.
— Неплохо, — одобрил капитан.
— Кроме того, проведем перекрестное сопоставление имен людей, имеющих доступ на парковку художественной школы, с именами жертв изнасилования и членами их семей, — добавил Гриффин.
— Еще лучше, — подхватил майор.
Гриффин, однако, начал хмуриться.
— У-у, — сказала Морелли. — Мне знаком этот взгляд.
— А мне нет...
— Побалуйте нас, сержант. Если дела будут развиваться в том же духе, нам не повредит сегодня хорошая порция смеха.
Гриффину пришлось как следует все обдумать, чтобы правильно сформулировать.
— Проблема в том, что здесь мы получаем длинный список допущений. Допущение первое: имеется снайпер, нанятый убить так называемого Насильника из Колледж-Хилла, Эдди Комо. Допущение второе состоит в том, что самый очевидный, лежащий на поверхности мотив для найма киллера — как будто бы месть. А стало быть, самыми вероятными подозреваемыми становятся жертвы преступника или члены их семей. Знаете, по принципу: «Хороший насильник — мертвый насильник» и т.д. и т.п. Но много ли известно вам случаев мщения, в которых замешан наемный убийца? Как правило, обезумевший от горя отец, взбешенный муж, сама морально раздавленная жертва — все эти люди, если жаждут мести, появляются в зале суда, вынимают бережно хранившееся в семье оружие и улаживают дело сами — безыскусно и без всяких посредников. Они не заботятся о том, что их могут выследить или схватить. Они одержимы одной идеей — жаждой мести. Они сокрушены горем, разъярены, безрассудны. С их стороны — акт чисто эмоциональный. Напротив, использование наемного убийцы — это акт чертовски рассудочный и хладнокровный.
— Но со времени последнего изнасилования утекло немало воды, — заметила лейтенант. — Возможно, человек успел уже прийти в себя.
— Что станет для меня второй проблемой, — немедленно откликнулся Гриффин. — С момента нападений прошло, кажется, уже около года? Насколько я понял, жертвы держатся весьма неплохо. Они основали что-то вроде своего клуба — «Клуба непобежденных», развернули кампанию с привлечением прессы, сделались настоящими активистками. По всеобщему мнению, арест Эдди Комо стал их победой. И вот наконец они выходят на финишную прямую. Со дня на день начнется судебный процесс над их насильником. Через две недели суд бы закончился, и скорее всего Комо засадили бы за решетку раз и навсегда. А женщины из этого «Клуба», целеустремленно шедшие к своей цели, тем самым добились бы справедливости. Так вот: одно дело, если бы имелись сомнения относительно исхода процесса... Тогда убийство можно как-то объяснить. Однако, судя по тому, что я слышал, Комо схватили с поличным на основании анализа ДНК.
— В деле О-Джея анализ ДНК тоже дал положительный результат, — сухо обронил капитан.
— Но Комо не является ни знаменитостью, ни миллионером. В данном случае даже назначили государственного защитника, так как ему было не по карману нанять адвоката. Иными словами, парень был подготовлен по всем правилам, и лишь две недели отделяли его от гарантированного публичного поджаривания. Так зачем было убивать его сейчас? Если ты действительно разъярен и хотел бы оградить себя или близкого тебе человека от новых страданий, связанных с публичным отправлением правосудия, не лучше ли было застрелить Эдди Комо еще год назад, когда его изловили?
— Лучше поздно, чем никогда?
— Что ж, может, и так. — Гриффин продолжал хмуриться. — Теперь уже трудно сказать. Наем снайпера говорит о холодном расчете. Все это оставляет странное ощущение. Что-то здесь не так.
— Вы хорошо знакомы с делом Комо? — спросил майор.
— Не слишком, — признался Гриффин, глядя майору в глаза. — Я некоторое время вовсе не смотрел телевизор, взял тайм-аут.
— А сейчас?
— Сейчас уже немного смотрю. Сомневаюсь, что у меня будет на это время в обозримом будущем, но смотреть могу.
— Отлично. — Явно испытывая неловкость, майор прочистил горло. — Так вот, городская полиция Провиденса тоже хочет участвовать в расследовании дела.
— Да ну? С какой стати?
— Комо — их добыча. Они знают его вдоль и поперек. А также его жертв и всех фигурантов по делу об изнасиловании.
— Хм, если они так хорошо всех знают, как же это «их добыча» только что стала мертвецом?
Лейтенант Морелли опять подавила улыбку. Отвернувшись от Гриффина, она с преувеличенным вниманием разглядывала свои туфли.
— Нам все равно понадобится их сотрудничество, — говорил между тем майор. — Например, чтобы получить информацию относительно взрыва. А управлению городской полиции, конечно, захочется, чтобы ведущий следователь по делу Насильника из Колледж-Хилла присоединился к нашей следственной группе, занимающейся убийством.
— А кто был у них ведущим следователем по делу об изнасиловании? — подозрительно прищурился Гриффин.
— Детектив Джозеф Фитцпатрик из отдела сексуальных преступлений.
— Вот пропасть! — досадливо бросил Гриффин. Он знал детектива Фитцпатрика только по репутации, в соответствии с которой Фитц был особым типом городского копа в третьем поколении и, мягко говоря, не жаловал детективный отдел управления полиции штата Род-Айленд по городу Провиденсу. По мнению Фитца — как и многих других городских полицейских, — штат должен заниматься тем, что ему лучше всего удается — то есть патрулированием шоссейных дорог, и оставить на долю городских копов то, что лучше удается им, а именно — распутывание настоящих преступлений.
— А нельзя ли прикладывать их донесения к нашим отчетам? — спросил Гриффин, начиная потихоньку злиться.
— Нет. Кроме того, ваш следующий шаг состоит в том, чтобы заново допросить жертв, а детектив Фитцпатрик хорошо их знает и наладил с ними хорошие взаимоотношения. Это будет для нас весьма полезно. К тому же он занимался делом Комо с самого начала, потому быстро введет вас в курс дела.
— И впрямь, почему бы ему не помочь другому ведущему следователю?
Майор улыбнулся:
— Вот именно.
— Итак, как видно, сейчас вы уже полностью в форме, — вставила лейтенант Морелли. Теперь она смотрела на Гриффина совершенно серьезно и сосредоточенно. Так же, как майор и капитан. Вот она, эта минута. Любому, даже самому близкому другу, неизбежно пришлось бы рано или поздно задать этот ключевой вопрос. Что ж, Гриффин отнесся к этому с пониманием. На прошлой неделе он прошел диагностику на годность к несению службы. Согласно всем нормам и правилам Гриффин имел законное основание вернуться к работе. Такова система, и всем положено чтить ее. Однако если у него все же есть какие-то сомнения, если он не чувствует себя стопроцентно здоровым, не ощущает, что у него достаточно сил выполнять эту работу с полной отдачей, сейчас самое время сказать об этом. Сейчас или никогда. Как говорится, взялся за гуж...
— Где мне найти этого лучшего и умнейшего сыщика из полиции Провиденса? — вместо ответа спросил Гриффин у Морелли.
— Вон он, на парковке, дым глотает.
— Есть еще что-то, что мне следует знать?
— Генеральному прокурору не нравится, когда у него прямо во дворе суда убивают людей. Ах да, еще градоначальник считает, что крупные взрывы отрицательно сказываются на городском туризме.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...