ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разумеется, в последнее время от Кэрол в этом смысле вообще было мало толку. Не сказать, чтобы кто-то другой из их компании мог похвастаться богатой личной жизнью, но Кэрол особенно тошнило от всякой мысли о сексе.
— Я вполне серьезно говорю насчет сержанта Гриффина, — продолжала Джиллиан, стараясь ухватить ускользающее воспоминание. — Откуда-то я его знаю. Готова поклясться, что видела это лицо на телеэкране. Попробую отыскать его в справочнике.
— Без обручального кольца, — многозначительно подмигнула ей Мег.
— Бога ради, Мег. Он офицер уголовной полиции, а не участник телеигры «Счастливый случай».
— А почему бы и нет? Ты красивая, Джиллиан. Не наказывать же себя на веки вечные.
Это завело разговор в тупик. Даже Кэрол замерла со своей занесенной над тортом вилкой.
— Пожалуй, сейчас не время толковать об этом, — обронила Джиллиан.
— Я хочу сказать, что...
— А я не хочу это сейчас обсуждать. У нас сегодня знаменательный день. Давайте просто пить шампанское и оставим все как есть.
Кэрол снова принялась за шоколадный торт. Мег смотрела на подруг с рассеянным, мечтательным выражением. Она была явно пьяна. Конечно, и трезвой она обычно говорила больше, чем позволяли себе Джиллиан и Кэрол. Те были старше, опытнее и умели лучше оберегать свою частную жизнь от посторонних взглядов. Но только не Мег. Мег — никогда.
Сейчас она вдруг сказала:
— Я все равно злая. Эдди Комо умер, а я по-прежнему злюсь. Отчего это? Что со мной?
Джиллиан приподняла со стола свой пустой бокал и задумчиво повертела его в пальцах.
— Это слишком новое для тебя ощущение, — мягко заметила она. — Нужно время, чтобы с ним свыкнуться. Нам всем понадобится время, чтобы адаптироваться к тому, что Эдди действительно больше нет.
Мег покачала головой:
— Нет, я думаю, причина не в этом. Мне кажется, это не имеет значения. Нет, не так: я боюсь, что это не имеет значения. Да, Эдди Комо больше нет. Ну и что? Неужели твоя жизнь, Джиллиан, от этого улучшится, станет какой-то другой? Или возьмем меня. Разве от этого я вспомню свое прошлое? А Кэрол? Выключит ли она наконец свой телевизор? Ох, не думаю. Господи, ведь мы хотели этого больше всего на свете! — воскликнула она. Звенящий голос переполняли эмоции. — И ничего, ничегошеньки не изменилось!
— Мег... — Джиллиан попыталась через стол дотронуться до нее рукой. Но девушка отдернулась, задев и опрокинув почти пустую бутылку. Джиллиан подхватила шампанское. Кэрол подхватила салфетку. А Мег все не умолкала:
— Задумайтесь над этим. Мы его ненавидели. Все мы. И он давал направление нашей ненависти, он концентрировал ее на себе. Скажи, ради чего ты создала этот «Клуб», Джиллиан? Чтобы найти и арестовать Эдди Комо. А зачем мы продолжали держаться вместе? Чтобы бороться против Эдди Комо. Все на протяжении последнего года было посвящено ему. Так было легче. Когда мы просыпаемся в тяжелом состоянии — потерянными, испуганными, не понимая, как жить дальше, — мы знаем: это из-за Эдди Комо. Когда полиция вторгается в нашу частную жизнь, выпытывая все новые и новые подробности, или когда друзья и близкие смотрят на нас со странным выражением в глазах, точно на полоумных, мы знаем: это из-за Эдди Комо. Но... но вот сейчас... — Голос ее оборвался. Джиллиан и Кэрол молчали. Им было нечего сказать.
— Я так зла, — прошептала Мег. — Я так и не знаю, кто я. Я до сих пор сдаю анализы на СПИД, и порой ночью... бывает, что я просто лежу и думаю, пытаюсь вникнуть, задаю себе вопросы... Я говорю себе: этот человек знает о моем теле больше, чем я сама. Он что-то делал со мной, трогал, проникал в разные места... Эдди будто украл меня у меня самой. И пускай даже он мертв, это все равно бесит меня, сводит с ума!..
— Сомневаюсь, что засну сегодня ночью, — вдруг ни с того ни с сего сказала Кэрол. — Мег права. Дело даже не в нем. Я имею в виду... да, конечно, я все время боюсь Эдди. Но я также боюсь... вообще всего. Боюсь темноты, тишины, своего дома, боюсь окна в своей спальне. Боюсь своего мужа, если угодно. Мы никогда не говорим об этом, но он знает, что иногда я просыпаюсь среди ночи, смотрю на него, но вижу одного только Эдди. Я пристрастилась ночевать на софе. Спальни больше не кажутся мне безопасными. Гораздо уютнее спать на софе. Даже сейчас, даже сейчас... Да, да, лучше спать на софе.
Обе они посмотрели на Джиллиан. Настала ее очередь. Именно так всегда взаимодействовала их группа. Высказывалась одна, потом другая — все по очереди.
— Во всяком случае, сейчас у нас появилось какое-то ощущение завершенности, — подвела утешительный итог Джиллиан.
— Да, да, завершенности, — закивала Кэрол. — Это хорошо.
Мег, однако, покачала головой:
— Ты опять уходишь от ответа.
— Не ухожу, — возразила Джиллиан. — Просто у меня еще нет ответа.
Но Кэрол и Мег молча и выжидающе смотрели на нее. В последнее время они сделались упрямыми и несговорчивыми.
— Моя потеря иного рода, — заговорила наконец Джиллиан. — У меня погибла сестра. Независимо от того, какая участь постигла Эдди... ничто и никогда не вернет мне Триш. Я всегда отдавала себе отчет в этом.
— Тебе легче. — В голосе Кэрол прозвучала горечь. — Ты сумела с ним справиться. Ты победила.
— Я не победила.
— Победила.
— Мне повезло, ты это хочешь сказать? Думаешь, я не знаю? Да, мне повезло!
— Ну, я не так разборчива. Я бы не возражала и против везения.
— А я предпочла бы! — Голос Джиллиан вдруг сорвался в ожесточенный, визгливый крик, и этот крик снова привлек внимание посетителей. Она резко оборвала себя, подавила этот всплеск и усилием воли овладела собой. От напряжения губы ее сжались, но дыхание оставалось прерывистым, лицо покраснело, нервы были болезненно оголены. Джиллиан выпрямилась, приподняла свой бокал, поставила на место, опять приподняла.
— Это получилось здорово, — одобрительно кивнула ей Мег. — Честно. По-моему, ты делаешь большие успехи.
Джиллиан подавила настойчивое желание задушить девчонку. Впрочем, Мег, конечно, сказала это из лучших побуждений. Нужно ценить ее искренность. Только вот Джиллиан не потерявшая память девушка двадцати одного года. Ей тридцать шесть лет, у нее масса серьезных обязательств, и она все помнит. Абсолютно все. Проклятие...
Джиллиан опять взяла бокал, поставила, снова взяла и некоторое время боролась с искушением разбить его об пол. Всего год прошел... и, Боже милостивый, вы только посмотрите на них!..
Наконец Кэрол нарушила молчание:
— Все равно ведь стало лучше, правда? При живом Эдди жизнь была невыносима. Должна же она как-то улучшиться с его смертью.
— Ощущение завершенности, — отрезала Джиллиан.
— Завершенности, — повторила Мег.
— Завершенности, — эхом отозвалась Кэрол.
— Жизнь должна улучшиться, — упрямо, точно убеждая кого-то, произнесла Джиллиан.
И Мег, словно подводя черту, промолвила с улыбкой:
— Попробуем думать так. Вреда-то не будет.
Глава 12
Таня
— Что ж, определенно они сыграли свой спектакль очень слаженно.
— Джиллиан, Кэрол и Мег? — Фитц уже снова лавировал на своем потрепанном «форде-таурусе» сквозь лабиринт узких улиц. Он бросил на Гриффина взгляд из-за баранки: — Не позволяйте ввести себя в заблуждение. Этот год выдался для них тяжелым. На моей памяти все они ломались раз или два.
— Даже Джиллиан Хейз?
— Ну... — Фитц задумался над этим вопросом. — Джиллиан, может, и нет.
— Сестра была значительно моложе ее. Лет на пятнадцать-шестнадцать? Похоже, отношения между ними были не сестринские, а скорее такие, как у матери и дочери.
— Очень возможно. Их мать Оливия в плохом состоянии. Перенесла инсульт несколько лет назад и с тех пор прикована к инвалидному креслу. Джиллиан наняла для нее прислугу, которая живет в доме.
— Стало быть, глава семьи Джиллиан?
Фитц пожал плечами:
— Ей ведь тридцать шесть лет как-никак. Не такая уж это для нее непосильная ноша.
— Нет. Я просто размышляю... Очень тяжело потерять сестру. Но по вине Эдди Джиллиан потеряла в одном лице и сестру, и суррогатную дочь. Это, наверное, еще тяжелее. — Гриффин подумал о Синди. — Есть от чего сойти с ума, — угрюмо добавил он. — Я не шучу: тут есть от чего обозлиться.
Фитц посмотрел на него со странным выражением.
— Я как-то не подумал об этом.
— Одета она элегантно, со вкусом, — более спокойно заметил Гриффин. — Чем она занимается?
— У нее своя небольшая маркетинговая фирма. Дела идут вполне успешно, но у Джиллиан есть и другие финансовые ресурсы. Вы разбираетесь в блюзовой музыке? Ее мать, Оливия Хейз, была весьма известной певицей в свое время. Она положила в банк сотни тысяч, а Джиллиан обратила их в миллионы.
Глаза Гриффина расширились.
— На эти деньги безусловно можно нанять убийцу, и не одного.
— Можно.
— И она достаточно хладнокровна. — Гриффин словно подстрекал собеседника, зная, что тому неприятна эта тема.
Фитц вцепился в руль, внешне сохраняя спокойствие.
— У Джиллиан также самый весомый мотив, и, видимо, она имела возможность выработать наилучшую линию защиты.
— Она не пользуется посторонней помощью, — бросил Фитц. — Вам ясно? Я целый год наблюдал эту женщину. Черт, она даже нам не доверяла поймать убийцу сестры без своей санкции. Спросите Д'Амато, сколько раз на дню Джиллиан звонила ему. Спросите моего лейтенанта, сколько раз она наведывалась в управление полиции, якобы проезжая мимо. Зачем, вы думаете, Джиллиан создала «Клуб непобежденных»? Зачем, по-вашему, провела столько времени перед прессой? Если Джиллиан чего-то хочет, она этого добивается.
— Что ж, Фитц, судя по вашим словам, Джиллиан вам почти симпатична.
— Не злите меня, Гриффин! — рассердился Фитц, вцепившись в баранку. — Хотите, чтобы я вас убил?
Гриффин усмехнулся. Даже если Фитц и вздумает нанести ему удар, то, пожалуй, лишь сломает себе руку.
— Итак, вы не поставили бы на Джиллиан Хейз?
— Если бы Джиллиан действительно хотела убить Эдди Комо, она сама спустила бы курок.
— Даже при том, что не искусна в обращении с огнестрельным оружием?
— Она наняла бы тренера и выучилась. Впервые явившись ко мне в офис, Джиллиан притащила с собой учебник по криминалистике, а также книгу Роберта Ресслера, посвященную преступлениям на почве секса. Когда мы узнали, что результаты анализа ДНК указывают на Эдди Комо, она потребовала у сержанта нашего следственного отдела список рекомендуемой литературы по методам анализа ДНК. Эта женщина действует на нервы, но она далеко не дура.
— Кто же кажется вам вероятным кандидатом на роль стрелявшего?
Фитц поджал губы. Ему явно не хотелось продолжать этот разговор, и Гриффин понимал его. После года, проведенного бок о бок с пострадавшими, подозревать кого-либо из этих женщин было для него все равно что подозревать коллегу-полицейского.
— Дядюшка Винни, — нехотя проговорил Фитц.
— Мафиозный дядюшка, охваченный праведным гневом... Вот эта самая амнезия... Что-то в этой истории ускользает от моего понимания.
— Вы считаете, что девушка не может потерять память?
— На всю жизнь?
— Изнасилование — серьезная психическая травма.
— Да, но это случилось примерно год назад, а предполагается, что потеря памяти, вызванная душевной травмой, должна постепенно пройти.
— А кто возьмется определить этот срок? Я знаю ветеранов вьетнамской войны, которые до сих пор страдают от синдрома посттравматического стресса, хотя со времени окончания войны прошло уже тридцать лет. Каждому нужен свой срок — вот и все, что я вам скажу. — Фитц снова начал метать в него косые взгляды. Гриффин не был идиотом и прекрасно это чувствовал.
— Мне кажется, — заметил он с добродушной непринужденностью, — что всякий управится за полтора года.
Фитц завращал глазами, но, видимо, решил не муссировать этот вопрос.
— Дэн Розен, — ни с того ни с сего брякнул он.
— Муж Кэрол?
— Да. Я разговаривал с этим парнем с полдюжины раз и не могу взять в толк... Есть в нем что-то такое... Слишком уж долго он думает, прежде чем ответить. Когда он тщательно выбирает каждое слово, взвешивает каждый звук, так и видишь, как вертятся у него в голове колесики.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...