ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но вот она подняла взгляд, чтобы встретиться глазами с Фитцем и с Гриффином.
— Эдди Комо жив, — растерянно прошептала она. — О Боже, Эдди Комо жив.
Глава 22
Гриффин
Не успели Гриффин и Фитц выйти из ресторана, как первая вспышка камеры, точно маленький взрыв, ослепила их.
— Детектив, детектив, можете ли вы прокомментировать сообщение о том, что вчерашняя жертва изнасилования также была связана латексными жгутами?
— Правда ли, что вчера видели, как из квартиры убитой девушки выбегал человек, похожий на Эдди Комо?
— Сержант, сержант, теперь этим делом займется полиция штата?
— Что означает последнее нападение в свете судебного дела против Эдди Комо?
— Детектив, детектив...
— Это правда, что кто-то написал кровью «Эдди Комо жив» на стене дома новой жертвы?
— Как вы прокомментируете слухи, что убитый вчера человек на самом деле не был Эдди Комо?
Наконец сыщики пробились к машине Фитца. Вообще-то Гриффин приехал на своей машине, но поскольку она была припаркована за два квартала от наводненной людьми улицы, потрепанный «таурус» Фитца показался им новеньким «мерседесом». Гриффин, оттеснив плечом особенно настырного репортера, открыл переднюю пассажирскую дверцу и нырнул внутрь в тот момент, когда со стороны журналистской стаи последовала новая серия вспышек. Тут в толпе вдруг раздался новый крик. Оказывается, теперь уже три женщины пытались покинуть ресторан. Вся свора откачнулась в сторону и немедленно бросилась к ним.
— Черт! — выругался Фитц.
— Черт, — отозвался Гриффин.
Полицейские вылезли из «тауруса» и мрачно двинулись назад, не без труда прокладывая путь.
— Всем в сторону! Отойти в сторону!
— Полиция! Полиция!
На ступенях ресторана, точно контуженая, стояла Джиллиан, заслоняя собой Кэрол и Мег, а на крохотное пространство посыпались новые фотовспышки и азартные вопросы. Вероятно, лидер группы полагала, что в отдельном кабинете хорошо знакомого ресторана их маленькое свидание будет надежно защищено от прессы. Очевидно, Джиллиан не видела утренних «Новостей» и не слышала той общественной критики, которая с помощью местных телестанций обрушилась и на полицию Провиденса, и на их так называемый «Клуб». Она, вероятно, до сих пор еще не осознала, что развернутая в последний год кампания в СМИ была только началом. Теперь же, как показывали события нынешнего утра, она стала входить в полную силу. Три дамы могли убежать. Но им негде было укрыться.
Лицо Джиллиан приобрело пепельный оттенок. Однако она быстро вернула себе самообладание и вновь гордо вскинула голову. Стоящая за ней Кэрол подняла руку в тщетной попытке заслониться от камер. Мег просто растерянно пялилась на них.
— Мисс Хейз, мисс Хейз, как вы ответите на обвинения, что ваша группа слишком сильно давила на следствие, требуя ареста Эдди Комо?
— Согласны ли вы, что последнее нападение доказывает невиновность Эдди Комо?
— Как насчет показаний свидетеля защиты? Миссис Розен, уверены ли вы в том, что нападение на вас произошло в указанное вами время?
— Мисс Хейз, мисс Хейз...
— Это вы застрелили Эдди Комо?
— Эй, отойдите в сторону! Полиция штата! Не вынуждайте меня забрать пленку.
Вообще-то Гриффин не имел права забирать у репортеров никаких пленок, однако, видимо, слухи о том, как он обошелся с Морин, распространились по журналистской корпорации, потому что трое корреспондентов немедленно отскочили назад и разразились сердитым брюзжанием. Он улыбнулся им самой обворожительной улыбкой. Потом, расправив свои могучие плечи, отбросил остальных шакалов на четыре ступеньки вниз.
Джиллиан воспользовалась этим замешательством и, схватив за руки Кэрол и Мег, стремглав бросилась вниз по ступеням.
— Мисс Хейз, мисс Хейз...
— Вы действительно преследовали невинного человека?
— А как же его жена и ребенок?
— Эй, мисс Песатуро, вы пока ничего не вспомнили?
«Клуб» в полном составе исчез за углом, и последний вопрос растворился в холодном утреннем воздухе. Журналистский корпус взял тайм-аут, чтобы перегруппироваться. Потом они снова бросились за Фитцем и Гриффином.
— Кто ведет расследование?
— Каковы будут ваши дальнейшие шаги?
— Правда ли, что настоящий Насильник из Колледж-Хилла все еще гуляет на свободе? Что бы вы посоветовали всем нашим молодым женщинам?
— Брифинг для прессы состоится в четыре часа, — бросил в ответ Фитц. — Всю информацию получите по официальным каналам. Бога ради, мы всего лишь рядовые сотрудники. А ну дайте нам пройти.
Им с Гриффином опять пришлось прокладывать себе путь к машине. На этот раз обоим удалось забраться в «таурус» и захлопнуть за собой дверцы. Репортеры застучали в стекла. Фитц дал газу.
Ничуть не сомневаясь, что этот коп из городской полиции способен переехать их, репортеры наконец осадили назад. Фитц, съехав с тротуара, порылся под ногами в поисках пузырька с пилюлями от изжоги. Гриффин не отказал себе в удовольствии подхватить с приборной доски последний номер журнала «Пипл». Наверняка Фитц уже заполнил половину кроссворда.
— Вам подложили свинью, — дружелюбно заметил Гриффин.
Фитц открыл свой пузырек и громко захрумкал.
— На данный момент нам всем подложили.
— Мне — нет. У меня всего лишь труп предполагаемого насильника. Так же как и вчера.
— Не дурите вы сами себя. Эдди невиновен — всем нам кинули подлянку. Женщин прижмут за оказание давления на следствие. Нас — за то, что мы произвели арест. Генерального прокурора — за то, что сфабриковал дело. Судебных исполнителей — за то, что не обеспечили должную безопасность перевозки своих подопечных. А вас, счастливчиков из полиции штата, — за то, что вовремя не вмешались и не помешали нам облажаться. Вот так.
— Вижу, вы оптимист, не правда ли, Фитц?
— Испытанный и честный. Проклятое дельце. — Лицо Фитца выглядело еще более изможденным. — Проклятое дельце...
Гриффин понимал его. Он замолчал, давая возможность Фитцу прийти в себя, пока они бесцельно ехали вокруг Федерал-Хилл.
— Доктор Но, — нарушил молчание Гриффин.
— Какой доктор Но?
— Сорок восемь по вертикали. Фильм о Джеймсе Бонде из четырех букв: «Др. Но».
Фитц пробурчал что-то, пошарил вокруг нагрудного кармана рубашки и вручил Гриффину ручку.
— Я польщен. — Гриффин заполнил клеточки.
— Вы ездили к дому Хейз, — сказал Фитц. — Сегодня ночью.
— Да, я был там.
— Зачем?
— Патрульный полицейский услышал сообщение по селектору и дал мне знать. Я решил: что бы ни происходило возле дома Джиллиан в день убийства Комо — оно не сулит ничего хорошего.
Фитц посмотрел на него:
— Вы только что назвали ее Джиллиан.
— Мм... да.
— Я еще не встречал сотрудника полиции штата, который, работая над делом, не адресовался бы к человеку официально. Помилуйте, ваши парни не обращаются по именам даже друг к другу. Вы словно братия чертовых морпехов.
— Выходит, я — паршивая овца?
— Не берите в голову никаких ложных идей, Гриффин. Дельце довольно грязное.
— Она вам так нравится, Фитц?
Вместо ответа Фитц сердито зарычал и крепче сжал баранку.
— У меня сегодня действительно скверный день!
— Оба мы лаем не на то дерево, — одобрил его Гриффин. — Вы когда-нибудь спрашивали Джиллиан Хейз, что она думает о людях нашей профессии? Она отнюдь не восторженная поклонница знаменитостей. Насколько я понимаю, она в изрядной степени считает нас некомпетентными недоумками, на совести которых по крайней мере смерть ее сестры. Отсюда и ее абсолютная открытость, и искреннее желание с нами сотрудничать.
Фитц опять буркнул что-то, и Гриффин расценил это как частичное признание правоты Джиллиан.
— Серийное преступление — самое худшее, что можно придумать, — пробормотал после паузы Фитц. — Чем дольше оно тянется... тем больше количество жертв... Да, похоже, скоро я буду радоваться, обнаружив утром свои штаны. Подозреваю, что в ближайшее время, кроме них, я мало что обнаружу, будь оно все неладно.
— Вы выкладываетесь на всю катушку, — утешил его Гриффин. — Трудно требовать от сыщика большего.
Фитц снова заворчал:
— Этот инцидент во владениях Джиллиан... как по-вашему, это была просто чья-то гнусная выходка? Какой-нибудь хулиган-подросток с баллончиком и без мозгов в голове?
— Мне-то откуда знать? Вызов поступил в полицию Ист-Гринвича, вас надо спросить.
— Не смейте злить меня, Гриффин. Особенно после сегодняшней ночи.
Гриффин задумался.
— Не знаю, — ответил он наконец и тут же поднял руку, чтобы упредить раздраженную воркотню Фитца. — Действительно не знаю. Краскораспылитель, граффити... все вроде говорит в пользу версии о хулиганстве. Но отключение сенсорных лампочек...
— Я тоже подумал об этом.
— Когда вы подростком собирались забросать чей-нибудь дом яйцами, вы разве вывинчивали лампочки перед входной дверью? — пожал плечами Гриффин. — Тем более что ночью все равно не смогли бы этого сделать. В тот самый момент, когда кто-то приблизился бы в темноте, лампочки включились бы. Значит, все было проделано раньше, еще днем, когда нельзя заметить, активизированы огни или нет.
— Стало быть, налицо преднамеренность. Предварительное планирование.
— Для мальчишки слишком уж умно.
— Черт!..
— Теперь моя очередь. Не для протокола, только между нами. О чем вы подумали прошлой ночью?
— Дьявол, я слишком хотел спать, чтобы думать. — Фитц устало потер лицо, затем запоздало схватился за рулевое колесо, потому что машину едва не занесло.
— И кроме того, все еще остается улика в виде ДНК.
— Да, вот что меня и донимает. Будь дело построено просто на косвенных уликах, только на том факте, что он работал в Центре переливания крови и встречался с жертвами, тогда конечно...
— Быть может, вы поспешили.
— Возможно.
— Но у вас была улика в виде результатов анализа ДНК.
— У нас был стопроцентный результат анализа. После нашей с вами вчерашней дискуссии я вернулся в этому вопросу. Поднял старый отчет. Поскольку это криминальное дело имеет статус особой важности, к нему было приковано пристальное внимание. Поэтому мы, вдобавок к анализам, проводимым министерством здравоохранения, отослали пробы и в независимую лабораторию в Виргинии. Оба результата сходятся. Пробы, полученные от Эдди Комо, соответствуют всем четырнадцати образцам, взятым с простыней на местах преступлений и с тел женщин. Вероятность того, что есть еще носитель ДНК, обнаруженной на местах изнасилований, составляет один к тремстам миллионам из всего населения Земли. Это чертовски убедительно, если вас интересует мое мнение.
— По мне, это тоже звучит весьма неплохо, — согласился Гриффин. — Женщины это знают?
— Д'Амато точно знает. Это он отсылал образцы на независимое исследование. Кроме того, это должно было стать краеугольным камнем обвинения. Вероятнее всего, он обсуждал это с ними.
— Значит, они искренне убеждены, что насильником был именно Комо.
— Эй, послушайте, я тоже убеждена, что он был насильником.
— А это означает, что мы опять получаем превосходный мотив для убийства.
Фитц перевел дух.
— Мне тошно это слышать.
— Еще бы!
— Ну что за долбаное дельце, а? Вы заставляете меня сомневаться в моих же собственных потерпевших, а пресса заставляет меня сомневаться в самом преступлении. Мне все это не нравится. Это совершенно не соответствует характеру полицейской работы. Вы собираете улики, соединяете их в гипотезу, выстраиваете дело, а затем арестовываете подозреваемого. Вот и все, на этом ваша миссия заканчивается. Эдди Комо жив... Черт, да это все равно что оказаться на сеансе черной магии.
— Я тоже не в большом восторге от происходящего.
— Думаю, здесь действует сообщник, — отрывисто заявил Фитц.
— Эдди проболтался?
— Да. Это выглядит наиболее правдоподобно. Может, Таня по-своему и права, возможно, она всегда видела Эдди только с хорошей стороны, этаким пай-мальчиком. Но нам достоверно известно, что существовал также и плохой мальчик Эдди, который, помимо посещения пункта видеопроката «Блокбастер», делал в ту ночь и кое-что другое. И вот мы видим, что нехорошему мальчику Эдди приходилось ходить по лезвию бритвы, ведя двойную жизнь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...