ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Насколько плохи ваши дела, мистер Розен?
Адвокат поперхнулся и умолк. Похоже, он не мог заставить себя встретиться с кем-либо глазами. Спустя несколько мгновений, когда молчание слишком затянулось, Винни поднял руку и снова хлопнул беднягу по плечу. Гриффин знаком остановил букмекера.
— Мистер Розен?
— Я был должен восемьдесят тысяч долларов, — признался Дэн, запустив пятерню в волосы и ероша каштановые пряди. — Теперь осталось только двадцать. Я... э... я ликвидировал свой брокерский счет. В противном случае они отказались бы впредь давать мне в долг. Ну а тогда... В этом случае у меня не осталось бы ни единого шанса выбраться, понимаете?
— Кто это они, мистер Розен?
— Почему бы вам не спросить у мистера Песатуро?
Гриффин посмотрел на Винни.
— Только выключите диктофон, — сказал тот.
— Я веду расследование по делу об убийстве...
— Выключите диктофон.
Гриффин вздохнул и выключил.
— Ну, выкладывайте.
— Быть может, я лучше, чем кто-либо, понимаю бедственное положение мистера Розена.
— Вы так считаете?
— Видите ли, человеку нужны деньги, а я — уж так сложилось — знаю людей, которые не против время от времени ссудить несколько тысяч.
— Не без выгоды, конечно?
— Ну, вы же знаете, так и в банке делается. Процентная ставка при ссуде зависит от уровня риска. Вы посмотрите на него. — Винни бросил на Дэна Розена пренебрежительный взгляд. — Просадить восемьдесят кусков в «блэкджек». С таким человеком сильно рискуешь.
— И вы назначили ему ставку в сто процентов?
— Пятьдесят. Мы тоже умеем сочувствовать.
— Погодите. — Джиллиан подняла руку. — Хотите сказать, что вы...
— Мои партнеры, — поправил Винни.
— Хорошо, ваши партнеры ссужают Дэна деньгами, поощряя его пагубную страсть к игре, под грабительские пятьдесят процентов?
Винни кивнул. Она повернулась к Дэну.
— И вы занимаете деньги под такой чудовищный процент?
— Один удачный вечер! — выпалил он. — Это все, что нужно. Один по-настоящему удачный день, и ссуда возвращается, и я могу оживить кредитные карточки, быть может, даже сделать дополнительную выплату по закладной. Один удачный вечер!
— О Боже! — охнула Джиллиан. — Бедная Кэрол!
Дэн снова сник, словно из него выпустили воздух. Гриффин включил диктофон.
— Правильно ли я понял, мистер Розен, что те шестьдесят тысяч, что вы сняли со своего брокерского счета, пошли на выплату акулам-ростовщикам?
Дэн кивнул. Гриффин смотрел на него выжидающе.
— Да, — запоздало подтвердил Дэн в микрофон.
Гриффин обратился к Винни:
— А можете ли вы, Винсент Песатуро, подтвердить — ссылаясь на свои источники, — что такая финансовая операция имела место?
— Да. Мои источники свидетельствуют, что такая вещь имела место.
— Винни Песатуро, вы заказали убийство Эдди Комо? Вы подготавливали причинение ему того или иного вреда?
Вопросы были выпущены неожиданно, без предупреждения, но Винни и глазом не моргнул. Он наклонился — так что его рот оказался прямо над диктофоном.
— Нет, я Винсент Песатуро, не заказывал убийство Эдди Комо. Если бы я, Винсент Песатуро, хотел, чтобы этот кусок дерьма был убит, я бы сделал это собственными руками.
— Или позаботились, чтобы его убили в тюрьме, — пробормотал Гриффин.
Винни улыбнулся, посмотрел на звукозаписывающее устройство и не сказал ни слова.
— Том Песатуро, — снова громко произнес Гриффин, — вы заказали убийство Эдварда Комо, подозреваемого в изнасиловании вашей дочери?
Том имел куда более воинственный вид.
— Н-нет, — медленно проговорил он. — Я размышлял и принял решение отказаться от этого.
— Том! — ахнула его жена.
— Папа! — воскликнула вслед за ней Мег.
Он пожал плечами:
— Послушайте, я ведь отец. После того что этот ублюдок сделал с моей дочерью, мне позволительно думать о таких вещах. Но сделать я ничего не сделал. — Он снова пожал плечами. — Понимаете, все выглядело так, будто полиция провела хорошее расследование. Эта самая ДНК и все такое прочее. И я посчитал... посчитал, что судебный процесс будет для Мег предпочтительнее. Она встретится лицом к лицу со своим насильником и все такое. Я... э... я где-то читал, что иногда это лучше для жертвы, понимаете? Вроде как возвращает ей утраченное ощущение силы, контроля над ситуацией. Такая вот штука.
— Ты читаешь о жертвах изнасилования? — удивленно спросила Мег.
— Ну так, иногда. Я видел ту статью... ну в «Космополитен».
— В «Космополитен»? — воскликнул Винни.
Том Песатуро передернул плечами:
— Послушайте, она же моя дочь. Я хочу ей только самого лучшего. К тому же в магазине самообслуживания в кассу была длинная очередь, а вы же знаете, они держат там все эти женские журналы с полуголыми красотками. Понятно, я начал глазеть. А потом увидел заголовок статьи. Ну и немножко приоткрыл журнал. И понимаете, очередь действительно была очень длинная, и... и... действительно неплохо было скоротать время.
— Ты славный человек, Томми Песатуро. — Мать Мег сжала руку мужа.
— Ну... хм... — откликнулся он. Все теперь смотрели на него, и Том покраснел как рак.
Какое-то постукивание раздалось из задней части комнаты. Головы всех повернулись к Либби, которая выжидающе смотрела на Гриффина.
— Ох да, — запоздало отозвался он. — Э... Оливия Хейз, вы нанимали кого-нибудь, чтобы причинить вред Эдди Комо?
Оливия сделала движение рукой, которое Гриффин истолковал как «нет». Левой рукой она поспешно перекидывала страницы своего альбома. Топпи подошла к ней и, наклонившись, заглянула через плечо. Она увидела, как Либби постучала по одной картинке, пролистала еще несколько страниц, потом постучала еще по двум изображениям.
— Она показывает на Джиллиан, Кэрол и Мег, — доложила Топпи. Потом посмотрела на свою подопечную. — Вы хотите сказать, «Клуб непобежденных»?
Либби стукнула пальцем один раз, пролистала книгу, стукнула еще.
— Номер один, — перевела Топпи. — «Клуб непобежденных» плюс еще один?
Одиночный удар.
— Это означает «да», — интерпретировала Топпи. Она опустилась перед больной на колени. — Не понимаю, что это значит, Либби. Вы имеете в виду еще одну жертву? Сильвию Блэр?
Нет ответа.
— Вы хотите сказать, что в «Клубе» должно быть четверо?
Либби нахмурилась, потом стукнула один раз. Впрочем, этот удар был сделан с явной неохотой. Утверждение по-прежнему оставалось не вполне ясным.
— Почему четверо? — спросила Мег.
— Нельзя так формулировать вопрос, — поправила ее Джиллиан. — Она знает, что хочет сказать, но необходимо помочь ей это выразить с помощью вопросов, имеющих ответы «да»
или «нет».
Теперь Джиллиан тоже внимательно посмотрела на мать. Было нелегко истолковать выражение ее лица. Смесь сочувствия, острой тоски, смирения. Либби тоже взглянула на нее. Выражение ее лица заметно смягчилось. Это был взгляд матери, глядящей на свою дочь. На единственную дочь, которая у нее осталась.
— Вопрос на «да» и «нет», — пробормотал Том Песатуро.
— Четверо людей, четверо, — вторил ему Винни.
— Расширенный «Клуб», — вслух размышляла Мег.
Внезапно глаза Джиллиан расширились.
— Я знаю, что она имеет в виду. О Боже, почему мы не подумали об этом раньше?
Сидящая в инвалидном кресле Либби всем телом подалась вперед, к дочери, выжидая, пока дочь выговорит слова, сложившиеся в голове матери.
— Сержант Гриффин спросил нас всех, не замешаны ли мы в смерти Эдди Комо, потому что все мы — его жертвы. У нас самый очевидный мотив.
Три удара подряд.
— Но что еще говорит статистика в отношении случаев изнасилований, Гриффин? Что изнасилование — это зачастую преступление, о котором умалчивают. На деле примерно один случай из четырех попадает в поле зрения правоохранительных органов.
— О нет! — Гриффин зажмурил глаза. Теперь он тоже понял.
А сидящая в инвалидном кресле Либби все продолжала постукивать.
— Да, да, — мягко возразила Джиллиан. — Мы с Мег и Кэрол заявили в полицию. Но это не означает, что мы были единственными жертвами Насильника из Колледж-Хилла. Вполне возможно, даже весьма вероятно, что существует хотя бы еще одна женщина, ставшая его жертвой. Еще одна женщина, еще одна семья и целое воинство прочих людей, которые могли бы желать смерти Эдди Комо.
Глава 27
Гриффин
К половине седьмого вечера по-прежнему не поступило никаких известий о Кэрол, но Гриффину пора было уходить. Его ждал Уотерс, кроме того, работа. Он покинул подавленную горестными событиями группу людей, сгрудившихся в углу приемной, — подобие некоей причудливой семьи. Дэн держался чуть особняком, но потом от группы отделилась Джиллиан и села рядом с ним. Возможно, Дэн был признателен ей. Впрочем, трудно сказать. «Вероятно, он все же испытывает признательность», — подумал Гриффин. Бросив на Джиллиан последний взгляд, он двинулся к двери.
На автостоянке его сразу атаковала толпа представителей прессы.
— Что вы можете сказать о состоянии Кэрол Розен?
— Вы уже готовы кого-нибудь арестовать?
— Связана ли совершенная Кэрол Розен попытка самоубийства с убийством Эдди Комо?
Гриффин оставил их выкрики без внимания, прошел мимо и сел в машину. Вообще-то репортеров оказалось меньше, чем можно было ожидать. А потом сержант включил радио и понял, в чем дело.
Таня Клемент проводила пресс-конференцию в старой части города. Точнее, в адвокатской конторе. Там ее новый адвокат объявлял о своем намерении предъявить иск от имени семьи Комо городу Провиденсу и его управлению полиции на сумму пятьдесят миллионов долларов за смерть Эдди, последовавшую в результате противоправных действий властей.
— Как показывают последние события, — басом гудел юрист, — полицейские власти Провиденса ни в коем случае не должны были подвергать Эдварда Комо аресту. В самом деле, преждевременно и безответственно вынесенное обвинение Эдварду Комо как серийному насильнику привело к трагическому концу. Молодого человека застрелил снайпер перед самым зданием суда, где в самом скором времени его должны были признать невиновным. Вчерашний день был черным, черным днем в истории правосудия. Город Провиденс обрушился на одного из своих ни в чем не повинных сынов. Теперь город должен восстановить Эдварда Комо в правах и возместить убытки. Город должен исправить свою ошибку.
Тут у Гриффина зазвонил сотовый телефон.
— Вы это слышали? — завизжал ему в ухо Фитц. — Святая Матерь Божья, у меня сердечный приступ! Мое сердце сейчас взорвется ко всем чертям. Я сейчас помру от этой неблагодарной, поганой, безумной чертовщины, а потом пусть моя жена предъявляет городу иск на сумму семьдесят пять миллионов — чтобы обскакать семейку Комо. Иисусе Христе! Мне надо было упечь и Таню, пока была такая возможность.
— У вас разве есть жена? — спросил Гриффин.
— Поцелуйте меня в зад, сержант! — огрызнулся Фитц.
— Как я понимаю, вы провели еще один приятный денек.
— "Блокбастер"! — простонал Фитц. — Чертов парень из видеопроката оказался самым настоящим. Показал нам компьютерные записи операций Эдди, а потом почти расплакался, рассказывая, как он боялся прийти к нам со своими показаниями раньше. Его сестра учится в здешнем колледже, и он был так уверен в виновности Эдди, что не хотел делать ничего, что могло бы выпустить на свободу Насильника из Колледж-Хилла.
— Значит, с одной стороны, парень из «Блокбастера» действительно видел Эдди в тот вечер, а с другой — даже он убежден, что Эдди виновен?
— ДНК, куда денешься? Некоторые люди свято верят в эту штуку. Почему, черт возьми, никто из них никогда не входит в жюри присяжных?
Гриффин свернул на шоссе. Недосып прошлой ночи начинал сказываться. Такое обилие информации мозг его был сейчас не в состоянии переварить.
— И этот парень — стержневой пункт претензий Тани?
— Возможно. Впрочем, я догадываюсь, что ее адвокат главным образом отталкивается от изнасилования и убийства Сильвии Блэр, случившегося прошлой ночью. Сопутствующие обстоятельства этого преступления соответствуют обстоятельствам нападений Насильника из Колледж-Хилла. Но поскольку оно произошло уже после смерти Эдди, это означает, что он не мог совершить и ни одно из них вообще.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...