ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вы предчувствуете, что разговор получится трудный. Заранее ожидаете враждебности с их стороны, — отметил Гриффин. Действительно, это было любопытно. Ведь предположительно у Фитца полное взаимопонимание с этими женщинами. После целого года работы над расследованием этого дела он, если можно так выразиться, сделался их полицейским опекуном, телохранителем и другом.
— Понимаете, — ответил Фитц, тщательно обдумывая слова, — я считаю, что эти женщины не лишатся сна и аппетита из-за смерти Эдди Комо. И еще я считаю, что даже если они абсолютно не замешаны в убийстве, то все равно не станут беспокоиться о расследовании обстоятельств его гибели. Эдди Комо... это же мразь, подонок. Теперь он мертв. Ну и кого это огорчит?
— По-вашему, кто-то из них нанял снайпера? — напрямик спросил Гриффин.
Фитц вздохнул.
— Никто из них не умеет обращаться с огнестрельным оружием, — произнес он, помолчав. — Если они хотели прикончить Эдди, им было не обойтись без посторонней помощи.
— Но вы считаете их способными заказать убийство?
Фитц снова помедлил с ответом.
— Я считаю, что эти женщины подверглись изнасилованию, поэтому способны на многое такое, что прежде даже не приходило им в голову.
— Даже на убийство человека?
— А вы бы сами на их месте? Идемте! — Фитц с треском распахнул дверцу. — Поспешим, пока мы еще хоть на шаг опережаем прессу.
Глава 10
«Клуб непобежденных»(Продолжение)
Внутри ресторана было нетрудно определить искомых женщин. Они сидели особняком, в углу, склонившись над громадными красными кружками и игнорируя любопытствующие взгляды окружающих. Взглянув на этих троих, Гриффин сразу сделал несколько наблюдений. Во-первых, Комо умел выбирать красивых женщин. Они представляли собой на редкость привлекательную группу: две постарше, одна помоложе — словно две бывшие модели завтракали с восходящей звездой из следующего поколения. Во-вторых, все три женщины стискивали в руках свои гигантские кружки гораздо крепче, чем это было необходимо. Третье, и самое интересное наблюдение, состояло в том, что ни одна из женщин как будто не удивилась появлению Фитца.
Фитц подошел к столику. Остальные посетители зашушукались, но детектив не обратил на них никакого внимания.
— Джиллиан. Кэрол. Мег, — бодро кивнул он по очереди каждой. Те кивнули в ответ, хотя далеко не так энергично. Больше Фитц ничего не сказал, женщины тоже, и в воздухе повисла долгая пауза. Гриффину пришлось признать, что он восхищен самообладанием всех присутствующих. Предоставив им возможность соревноваться в выдержке, он между тем сделал кое-какие оценки.
Мег Песатуро выглядела почти так, как и предполагал Гриффин. Девушка с золотистой кожей, длинными каштановыми волосами и темными мерцающими глазами вполне соответствовала своей старинной итальянской фамилии Песатуро. Одетая в небрежно-демократичном стиле — джинсы и коричневая тенниска, — она держалась как самая младшая в этой компании и первая отвела взгляд.
В отличие от нее жертва номер два, Кэрол Розен, выглядела как денежный мешок средних лет: зачесанные назад светлые волосы, сильно подведенные голубые глаза, пастельного тона дорогой костюм от хорошего дизайнера. Она сидела нарочито прямо, развернув плечи, неестественно сдержанная и чопорная. Пожалуй, посещала какую-нибудь школу, где девочек учат держать чайную чашку, отставив в сторону мизинец, и ни в коем случае не позволять мужьям видеть их плачущими. На внимательный взгляд Фитца она ответила застывшим взглядом чересчур блестящих глаз, крепко стиснутыми в бескровную ниточку губами и до дрожи напряженным телом.
Гриффину вдруг очень захотелось пригласить ее на утреннюю пробежку или вбросить на боксерский ринг. Вероятно, его излишняя впечатлительность объяснялась жизненными обстоятельствами, но вообще-то Фитц был прав насчет этой женщины. Кэрол плоховато держала удар. Возможно, сама она имела о себе другое мнение, но уж поверьте специалисту: Кэрол Розен катится к своей собственной большой катастрофе, и, когда таковая разразится, камнем пойдет ко дну.
Гриффин задался вопросом: ощущает ли эти признаки ее муж? И если да, пожелал бы он прикончить Эдди Комо ради душевного спокойствия своей жены?
Офицер перевел взгляд на последнего члена группы — Джиллиан Хейз. Ту, что формально не подверглась насилию, но была сильно избита и стала жертвой еще и в ином смысле. Самопровозглашенный лидер и скорбящая сестра. А в данный момент — холодно-спокойная, как студеный и ясный осенний день.
Она оказалась гораздо старше, чем предполагал Гриффин, учитывая юный возраст ее погибшей сестры. Он-то думал, что ей двадцать пять, но, судя по виду, лет на десять больше: зрелая женщина, чувствующая себя уверенно и свободно. На Джиллиан были украшения: простые золотые сережки и медальон на цепочке. Никаких колец. Коротко подстриженные, ухоженные ногти.
Совершенно неуместная мысль мелькнула в голове Гриффина, когда он взглянул на ее одежду: он подумал, что Синди одобрила бы такой костюм.
Господи, ему вдруг захотелось убежать. А потом Гриффин внезапно заметил, что Джиллиан Хейз уже не смотрит на Фитца. Ее карие (или, скорее, золотистые, а может, зеленые?) глаза были устремлены прямо на него.
— Вы из полиции штата, — сказала она. Не вопрос, а утверждение.
— Детектив сержант Роун Гриффин, — отрекомендовался он. Фитц метнул на него недовольный взгляд. Возможно, приберегал для самого себя это удовольствие — провести церемонию представления. Ничего, перетопчется. Теперь дело уже уплыло из его рук.
— Расскажите нам, что произошло. — Слова Джиллиан прозвучали как приказ, а не как просьба.
— У нас есть к вам несколько вопросов, — начал Фитц.
— Расскажите же, что случилось.
— Почему вы думаете, что случилось? — подал голос Гриффин, заработав тем самым еще один сердитый взгляд Фитца.
— А зачем бы иначе вы приехали?
Хороший вопрос. Гриффин бросил взгляд на Фитца, теперь и сам понимая, что грядет потеха. Дескать, давай, коллега, это твоя епархия. Веди представление. Фитца, однако, это вовсе не позабавило.
— Нам необходимо знать, где вы были этим утром около половины девятого, — сказал он.
Джиллиан пожала плечами. Точнее, невозмутимо приподняла плечо, столь же высокомерно, сколь и смиренно. Фитц был прав — безусловно, именно она спикер этой группы. Две другие женщины даже ртов не открывали — просто ждали, когда Джиллиан даст ответ.
— Мы были здесь, — ответила она. — Вместе. Все трое. Что могут подтвердить большинство людей в этом ресторане. А теперь, детектив, объясните нам, что случилось.
— Произошел несчастный случай, — осторожно сообщил Фитц. — Эдди Комо убит.
И он, и Гриффин напряженно замерли в ожидании ответной реакции. Гриффин нацелился взглядом на Мег: было наиболее вероятным ожидать именно от нее спонтанного выражения чувств. Но если она и состояла в сговоре, то оказалась чертовски хорошим конспиратором. Ибо в этот момент выглядела весьма озадаченной. По-птичьи склонив голову набок, девушка будто прислушивалась к чему-то, происходящему у нее в голове.
Кэрол, напротив, высвободила свое сдерживаемое дыхание и сделала резкий, шипящий выдох. Она подалась вперед, вцепившись в край стола с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
— Вы уверены? — требовательно вопросила она.
— В каком смысле? — растерялся Фитц.
— Вы видели тело?
— Да, — ответил за него Гриффин. — Да, я видел тело.
Кэрол резко, почти свирепо, посмотрела на него:
— Расскажите! Я хочу знать все, все до мельчайших подробностей. Как он выглядел? Сколько времени это длилось? Он долго мучился? Это было отвратительное зрелище? Крови было много? Я хочу знать все.
— Мы не уполномочены обсуждать обстоятельства дела... — начал было Фитц.
— Я хочу знать все до мельчайших подробностей!
Головы посетителей ресторана опять повернулись в их сторону. И Гриффин не винил их за это. Кэрол была издергана не на шутку — она действительно испытывала последствия серьезной душевной травмы. Всей крови в мире не хватило бы, чтобы утолить ее жажду мщения. И очень может быть, что никакое правосудие в мире не восстановило бы для нее попранную справедливость.
— Все произошло очень быстро, — сказал Гриффин.
— Твою мать! — воскликнула Кэрол.
Что ж, пожалуй, Морин была права насчет нее. Гриффин с интересом наблюдал, кто и что выкинет следующим номером. Джиллиан Хейз приподняла со стола кружку и отхлебнула глоток чаю. Лицо ее при этом сохраняло выражение тщательно выверенной бесстрастности. Мег Песатуро так и сидела со склоненной набок головой, прислушиваясь к чему-то, доступному только ей. Возбуждена была только Кэрол. Вцепившись руками в край стола, она тяжело дышала. Казалось, она мучительно ждет чего-то — всего равно чего! — что помогло бы ей легче принять услышанное, примирило бы с ситуацией. Пожалуй, Гриффину следовало соврать, сказав, что Эдди Комо разносило на куски медленно и постепенно, отрывая за раз по кусочку. Тогда, вероятно, Кэрол куда спокойнее уснула бы сегодня ночью.
А может, выдала бы снайперу дополнительную премию? Ох, постойте, он ведь уже получил ее.
Должно быть, Джиллиан или Мег пнули Кэрол ногой под столом, потому что она наконец опустилась на место и даже постаралась взять себя в руки.
Фитц деликатно кашлянул.
— Мы полагаем, что вам всем лучше поехать сейчас с нами.
— С какой стати? — Джиллиан спокойно опустила на стол свою кружку и сделала жест рукой, призывая товарок по «Клубу непобежденных» поддержать ее. — Мы провели здесь все утро. Если Эдди Комо мертв, то уж точно не мы его умертвили.
— Есть несколько вопросов, которые нам хотелось бы обсудить с вами... — сделал новый заход Фитц.
— Не понимаю! — перебила его Кэрол. — Он же мертв! Все кончено! Нам совершенно нечего больше обсуждать с вами. Судебное дело, судебный процесс — всему этому конец!
— Детектив пытается что-нибудь выудить, — спокойно объяснила ей Джиллиан. — Поскольку сами мы не стреляли в Эдди Комо, он думает, что мы могли с кем-то об этом договориться.
— Откуда вы знаете, что его застрелили? — вскинулся Фитц. — Я этого не говорил.
— Детектив, вы разве не слышали утренних новостей? — И Джиллиан негромко процитировала по памяти: — «Сегодня утром, сразу после восьми тридцати, во дворе окружного суда Провиденса прогремел выстрел. Согласно первым сообщениям, Эдди Комо, так называемый Насильник из Колледж-Хилла, был убит выстрелом из винтовки в тот момент, когда выходил из тюремного фургона. Источники, близкие к следствию, полагают, что смертоносный выстрел был произведен неизвестным снайпером с крыши здания суда. Кроме того, при взрыве автомашины на близлежащей стоянке погиб еще один человек...» Не правда ли, я воспроизвожу очень близко к тексту? По-моему, почти слово в слово.
Она улыбнулась, холодная и неустрашимая, а Фитц невнятно пробормотал что-то резкое сквозь зубы. Гриффину оставалось только пожать плечами. Конечно же, пресса побежала впереди паровоза, не получив еще даже официального подтверждения, что убит именно Эдди Комо. Что и говорить, Насильник из Колледж-Хилл — это крупная сенсация, поистине грандиозная. И чего ради проявлять какую-то осмотрительность, когда есть возможность развалить все дальнейшее расследование?
Морин, Морин, снова подумал Гриффин, и у него вдруг возникло скверное чувство по поводу той пленки.
— Ну хорошо, все так, — нехотя признал Фитц. — Эдди Комо застрелен. Он мертв. Но думаю, здесь неподходящее место, чтобы обсуждать это. Вам лучше поехать с нами в участок.
— Нет, — твердо заявила Джиллиан. — Но все равно спасибо за предложение.
— Послушайте, дамы...
— Мы вовсе не обязаны ехать с ними. — Джиллиан обвела взглядом Кэрол и Мег, и Гриффин снова подивился ее самообладанию. — Мы не обязаны отвечать ни на какие вопросы. Не приведя правдоподобных причин и не предъявив убедительных оснований, детектив Фитцпатрик и сержант Гриффин не могут заставить нас что-либо делать или говорить. Я бы советовала иметь это в виду, потому что детектив Фитцпатрик пришел сюда не за тем, чтобы нанести нам дружеский визит. Сегодня важный день в нашей жизни, леди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...