ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Случись в любой момент что-то с Дэвидом — и мы теряем Мег. Вдумайтесь в это, лейтенант. Он уже установил для себя щит в виде живого человека, даже и без реального присутствия этого человека. Это дьявольски хитроумный ход. Вот что может сделать один год тщательного планирования преступных замыслов.
Лейтенант некоторое время молчала — вероятно, была согласна. Порой, даже зная, что тобой манипулируют, невозможно избежать этого.
— Сейчас три часа дня, — негромко сказала Морелли. — Пока мы говорим, уже отданы необходимые распоряжения и идет подготовка команды прикрытия. — А потом добавила, еще тише: — Гриффин... мы понимаем, с кем имеем дело. Я понимаю, с кем мы имеем дело. Я ставлю лучших людей. Приготовления ведутся в строжайшей секретности. Мне не больше вашего хочется выпускать Прайса из тюрьмы. Но если это все-таки произойдет, если не останется другого выхода, я приму меры, чтобы все прошло как надо.
— Мы вот-вот узнаем имя преступника, — сказал Гриффин.
— Буду с нетерпением ждать звонка. И еще, сержант... если вы найдете Насильника из Колледж-Хилла первым, вспомните ту науку, которую постигали весь предыдущий год. И не забывайте, что нам еще нужно вернуть Мег живой и здоровой.
Глава 39
«Клуб жертв»
Человек спустился в подвал. Мег услышала протестующий стон старых деревянных ступеней, затем его фальшивое мурлыканье под нос. Он уже спускался к ней раньше. Вприпрыжку сбежал по ступеням, велел ей улыбнуться и включил яркий свет. А в следующий момент она услышала жужжание фотоаппарата, делающего мгновенные снимки. Мег все еще продолжала вертеть головой, пытаясь разглядеть что-то из-под нижнего края повязки, когда он без долгих рассуждений снова щелкнул выключателем и затопал вверх по ступеням. Она осталась одна в беспросветной тьме, со связанными над головой и притянутыми кверху руками, с мучительно протестующими мышцами грудной клетки. Ей казалось, что она больше не выдержит.
Теперь Мег слышала, как он опять приближается, и, непроизвольно отпрянув назад, вжалась в бетонную стену, будто та могла спасти ее.
— Как поживает наша красотка Мег? — прошептал человек, обхватив ладонью ее щеку. Девушка отдернулась, и он удовлетворенно хрюкнул и провел пальцами вниз, по ее шее, потом погрузил их глубоко под воротник ее рубашки.
— Ой-ой-ой, батюшки, а ты немножко вспотела.
С латексным кляпом во рту Мег не могла ничего ответить и даже не делала таких попыток.
— Тц-тц-тц, — недовольно зацокал языком человек, — не думаю, что Дэвиду это очень понравится. Может, даже придется устроить тебе ванну перед его приходом. Представить только: ты, связанная и голая, в ванне. Такого я еще не пробовал. Думаю, мне понравилось бы.
Его руки были теперь под рубашкой Мег, на прикрытой кружевным бельем груди. Он не сжимал ее, не гладил. Его руки просто покоились на ее грудной клетке, словно заявляли о своем праве — о том, что он может делать с ее телом все, что захочет. И Мег не могла остановить его.
— Что ж, — оживился мужчина, — у меня есть еще одно последнее дельце, о котором нужно позаботиться. Маленький подарок для Дэвида — такой, которого даже он не ожидает. Думаю, будет масса веселья. Для всех, особенно для меня. Пожелай мне удачи, милашка. Если все пройдет как задумано, у меня еще останется пара минут, чтобы вернуться и поиграть с тобой.
Теперь его пальцы не двигались. Девушка прижалась щекой к сырой стене. Она изо всех сил старалась, чтобы ее не вырвало.
Человек опять издал кудахтающий смешок.
— Скоро увидимся, Мег. — Он поцеловал ее в шею. Потом, возобновив свое урчание, двинулся вверх по ступеням.
В тот момент как Мег услышала щелчок захлопнувшейся двери, она наконец перевела дыхание, обмякла над плотно утрамбованным земляным полом. Ее ноги дрожали и подкашивались, руки ныли от жестокой боли. Она немного поплакала, но слезы была недолгими. Он не давал ей пить с тех пор, как похитил, и Мег не позволила себе понапрасну расходовать влагу.
Она похлюпала носом, сделала глубокий вдох и подняла голову к вбитому над ней в стену анкеру, которого не видела. Когда Мег потянулась вперед, ничего не произошло. Но она отчетливо помнила, что когда отпрянула от прикосновений своего тюремщика, то ей показалось — да, она была уверена, — что уловила легкое пошатывание. Если анкер сейчас чуть-чуть пошевелился, то, возможно, потом сдвинется сильнее.
Это было немного, но это было все, что имела в своем распоряжении бедняжка Мег, человек-маятник.
Сюда придет Дэвид Прайс. Сюда придет Дэвид Прайс. Мег начала раскачиваться.
* * *
Лейтенант Морелли сидела в гостиной у Песатуро. В тот момент, когда лейтенант появилась в доме, Топпи поспешно увела Молли наверх. Сейчас Морелли раскинула на полу гостиной карту города и немедленно перешла к делу. Она обвела серьезным, мрачным взглядом Тома, Лори, Джиллиан, Либби и сказала:
— Вот что мы планируем сделать. Мы хотим, чтобы встреча была, с одной стороны, открытой, на улице, чтобы мы могли должным образом проследить за ее ходом, а с другой стороны — уединенной, чтобы свести к минимуму риск вовлечения в дело прохожих.
— Вы имеете в виду взятие заложников, — пробормотала Джиллиан.
— Мы остановили выбор на этом парке в жилой зоне. — Лейтенант постучала по зеленому пятну на карте. — Он имеет прямой подход с улицы, который легко держать под наблюдением. Конечно, мы перекроем все боковые дороги и закроем это место для остальной публики. Сам парк представляет собой открытое зеленое пространство, что дает хорошую возможность для наблюдения за теми немногими местами, где можно укрыться.
— Вы полагаете, что Насильник из Колледж-Хилла готовит засаду, — подсказала Джиллиан.
На этот раз лейтенант сделала паузу и одарила ее суровым взглядом. Видимо, по мнению полиции штата, гражданам как-то дозволялось пребывать на виду, но их не полагалось выслушивать. Что ж, это объясняло отношение Гриффина.
— Мы также имеем возможность разместить на крышах снайперов: здесь, здесь и здесь, — сжато излагала лейтенант. — Другими словами, Дэвид Прайс будет у нас под прицелом на протяжении всех трех часов.
— Если вы застрелите его, что будет с нашей дочерью? — спросил Том.
— Учитывая сложившуюся ситуацию, нашим снайперам придется обратиться по радио за разрешением стрелять на поражение.
— А что это означает? — спросила Лори.
— Это означает, что мы отдаем себе отчет: Прайс располагает ценной информацией, и мы сделаем все, что в наших силах, дабы провести операцию должным образом.
— Но при некоторых обстоятельствах вы все же можете санкционировать применение силы, — снова уточнила Джиллиан.
— Мы профессионалы, — твердо заявила Морелли. — Мы знаем, что делаем.
Джиллиан, Том, Лори и Либби обменялись взглядами. Все они, кажется, поняли, о чем идет речь. Снайперы не станут убивать Дэвида Прайса до тех пор, пока он будет управляем. Но если покажется, что он хочет скрыться... Если полиции штата придется сравнивать на весах жизнь одной женщины со смертью уже приговоренного серийного убийцы, который, вырвавшись на свободу, несомненно, вернется к своим кровожадным привычкам...
— Судебные приставы штата будут отвечать за перевозку Прайса из тюрьмы в парк, — подытожила Морелли. — Перевозка заключенных — это их работа, и они знают ее как свои пять пальцев. Поскольку ситуация экстремальная, мы обеспечим еще полицейское сопровождение и, кроме того, будем следовать по заранее составленному и охраняемому маршруту. По прибытии в парк чиновники сдадут Прайса на руки двум детективам из полиции штата для проведения свидания.
— Он будет в обычной, уличной, одежде? — спросила Лори.
— Адвокат Прайса доставит ему одежду для визита к четырем часам дня. Мы, конечно, досконально осмотрим каждый предмет одежды, а также тщательно обыщем самого Прайса.
— Его руки и ноги будут скованы? — спросил Том.
— Безусловно. Лодыжки будут скованы одна с другой. От наручников протянется цепь, закрепленная на талии. Его мобильность будет крайне ограничена, уверяю вас. А теперь я хочу поговорить о Молли...
— Я не хочу, чтобы он прикасался к ней! — крикнула Лори.
— Мы планируем на протяжении всего времени держать их на расстоянии десяти футов друг от друга.
— А не лучше ли на расстоянии длины парка? — пророкотал Том.
— Мы можем увеличить это расстояние по нашему усмотрению, — ответила лейтенант.
— Другими словами, если Дэвид начнет что-нибудь откалывать... — пробормотала Джиллиан.
— Мы не подпустим его близко к Молли, — докончила за нее лейтенант.
Том тяжело вздохнул. Его большие плечи поникли, лицо выглядело измученным. Было очевидно, что ему ненавистна сама мысль о том, что должно произойти, и было также очевидно, что он понимал: другого выхода нет.
— А теперь, — энергично продолжила Морелли, — что касается эскорта для Молли...
— Мы сами ее поведем! — вскинул голову Том.
— Мы предпочли бы, чтобы вы не делали этого.
— Черт, нет! Даже не просите. Речь идет о нашей дочери... внучке. Мы нужны Молли, мы отвечаем за нее. Мы все время будем рядом с ней, не отойдем ни на шаг.
— Мистер Песатуро, мы понимаем вашу озабоченность. Но ситуация потенциально взрывоопасна. По нашему мнению, лучше свести к минимуму количество вовлеченных в это дело гражданских лиц и максимально повысить количество опытных профессионалов.
— Не пойдет. Я ее отец. Я не брошу ее.
— Мистер Песатуро, я сочту за честь сама эскортировать Молли...
— Я ее отец!
— А у меня две дочери! — не сдержавшись, вдруг выпалила Морелли, но тут же обуздала эмоции. — Мистер Песатуро, мы не знаем истинных намерений Прайса. Однако подозреваем, что они включают в себя нечто большее, чем свидание с утраченной дочерью. Если он что-нибудь выкинет, что вы тогда станете делать?
— Убью ублюдка! — Том увидел ее взгляд и поспешно добавил: — В целях самозащиты, конечно.
— А что будет с Мег?
— Я... я не знаю. — Его плечи снова поникли. Мег отсутствовала уже почти шесть часов. Шесть долгих часов, полных неопределенности и страха. Том прошептал: — А что вы станете делать?
— Я тоже не знаю, — мягко ответила лейтенант. — Подозреваю, что никто из нас не узнает этого до того, как наступит момент, требующий от нас действий. Но дело в том, что решение, возможно, придется принимать за доли секунды, а я, как человек имеющий больше опыта в таких делах, справлюсь с этим лучше.
— Нелепость какая-то, — снова вырвалось у Лори. — Мы делаем все по его указке.
Лейтенант Морелли промолчала.
— Неужели у вас нет какого-то другого способа? Какого-то способа заставить его сказать, где Мег? Назвать имя насильника?
— Он и так приговорен к пожизненному заключению, — сказала Морелли. — Это максимальное наказание, которое предусматривается в нашем штате.
— Но в тюрьме существуют какие-то дисциплинарные меры, — вмешалась Джиллиан. — Какие-то правила и процедуры для тех заключенных, которые выходят за рамки дозволенного.
— Для заключенных существует такая мера наказания, как изоляция, — когда они заперты в камере и там же получают пищу, не выходя даже в обеденное время. Это предусмотренный в наших исправительных учреждениях вариант одиночного заключения. При этом осужденного не переводят в одиночку, он остается в своей камере. Если заключенный постоянно нарушает тюремный распорядок, его переводят в «Супер Макс», где узники вынуждены находиться в своих камерах по двадцать три часа в сутки. Другими словами, они теряют все привилегии, которые имеют в «Олд Макс».
— Ну так пригрозите ему переводом! — загремел Том. — Скажите Прайсу, что отправите его в этот «Супер Макс».
— Сержант Гриффин уже сделал это. На Прайса это не произвело никакого впечатления. — Морелли наклонилась к собеседникам: — Скажу вам честно, мистер Песатуро. Будь у нас побольше времени, мы могли бы испробовать какую-то иную тактику, поместить Прайса в «Супер Макс» и посмотреть, как подействует на него эта мера. Но я убеждена, что Прайс все это прекрасно знает. Вот почему он навязал нам такой жесткий график. Вот почему у нас есть всего несколько часов. Если мы не выполним его требований, что-нибудь может произойти с Мег или с какой-то другой ни в чем не повинной молодой девушкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...