ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Наши мысли так долго крутились вокруг Эдди, что, видно, мое подсознание не может перестроиться.
— Он символ, — сказала Джиллиан.
— Вот именно.
Теперь все они поморщились. Эдди до сих пор был трудной и скользкой темой для разговора. Уж слишком много времени и душевных сил ушло на ненависть к нему. Виджио казался почти абстракцией, тогда как Эдди оставался осязаемо-реальным. Бедный Эдди Комо, ложно обвиненный и схваченный за преступления, которых не совершал, злодейски подставленный психопатом и затем принесенный им в жертву перед зданием суда. И все это лишь затем, чтобы заманить в свою адскую игру одного определенного детектива из полиции штата Род-Айленд.
Таня в конце концов отозвала свой иск. Поскольку сперму Эдди обнаружили во всех четырех местах преступления, адвокат объяснил Тане, что не сможет выстроить дело о полицейской халатности или коррупции. К тому же полиция нашла компьютерную программу, использованную Роном Виджио для того, чтобы создать файл с изображением Эдди, где тот угрожал Джиллиан расправой. Это стало дополнительным свидетельством того, что Эдди был намеренно оклеветан маньяком. Да, бедняга Эдди не сделал ничего плохого — разве что и впрямь оказался в неподходящем месте в неподходящее время. Подобно самим женщинам, он был всего лишь жертвой.
Два месяца назад Джиллиан, Кэрол и Мег вместе побывали на могиле Эдди и положили цветы. Это было все, что они могли для него сделать. После того визита Джиллиан подписала еще один чек для благотворительного фонда в пользу Эдди-младшего.
— Слава Богу, хоть на этот раз не намечается судебного процесса, — сказала Мег.
— Слава Богу, — отозвалась Кэрол.
Джиллиан рассуждала более трезво:
— Для Д'Амато было бы слишком трудно аргументировать судебный прецедент. Адвокат преступника знай повторял бы: Эдди, Эдди, Эдди, Эдди. И все это дело стало бы чересчур запутанным и темным. Заключение судебной сделки было, пожалуй, наилучшим выходом из положения.
— Хладнокровная рассудительная Джиллиан, — улыбнулась Кэрол.
Но Джиллиан смотрела на проблему более мрачно.
— Он убил мою сестру, Кэрол. Я хотела бы видеть его в суде. Я хотела бы услышать, как двенадцать присяжных признают его виновным. И возможно, это помогло бы нам перестроить сознание и перенести гнев на истинного виновника.
— Он никогда не выйдет из тюрьмы, — сказала Мег.
— Да. Если бы он еще умер, так же как Дэвид Прайс.
Никто не возразил ей. Выполняя одно из условий судебной сделки, Виджио обязался полностью раскрыть детали их с Прайсом преступного замысла. От этих подробностей мороз пробегал по коже. Из рассказа Виджио вырисовывалась картина того, как он постепенно все больше и больше убеждался в том, что ему нужен план идеального преступления. Виджио рассказал, как нашел подход к Дэвиду Прайсу, когда оба находились в следственном изоляторе тюрьмы. И как совместно с Прайсом они разработали безупречный план. Виджио еще раньше, во время предыдущего заключения, услышал о фирме «Корпорейт клин». Заключенные постоянно шутили, что, когда выйдут на свободу, смогут получить только одну работу: прибирать за онанистами. Все они прекрасно знали, что у «Корпорейт клин» контракт с банком спермы.
И механизм завертелся. Заметив Эдди в комнате ожидания банка, Виджио понял, что они очень похожи внешне. Он завязал с парнем разговор, выяснил, что тот работает в Центре переливания крови Род-Айленда и нуждается в дополнительных приработках, так как его девушка ждет ребенка. Виджио тенью следовал за Эдди во время проведения донорских компаний в университете и догадался, что тут открываются неисчерпаемые возможности. Он решил нападать на студенток, чтобы впоследствии скомпрометировать Эдди в глазах полиции. Обо всем этом Виджио написал Дэвиду Прайсу, и тот порекомендовал ему использовать латексные жгуты. Это придаст фальсификации неопровержимо правдоподобный характер. Дэвид также любезно предложил насильнику воспользоваться Мег как первой жертвой. Подходящий «пробный прогон», как он выразился.
Даже если Виджио в чем-то проколется, Мег, по их мнению, не станет заявлять в полицию. Она не захочет признавать свою связь с Дэвидом Прайсом, чье имя Виджио должен непременно назвать, насилуя свою жертву. То, что психологическая травма от нападения повлечет за собой амнезию, не входило в преступный замысел, но не повредило злодеям.
Других жертв Виджио присмотрел заранее. Кэрол была случайной, так сказать, аварийной заменой, выбранной в последний момент, однако не сулила ему неожиданностей: он провел много времени в этом жилом районе и хорошо усвоил: машины ее супруга никогда не бывает на подъездной дорожке. Зато Триш вполне отвечала его критерию молоденькой студентки, которая живет одна. Неожиданное вмешательство Джиллиан, конечно, огорошило Виджио, но ничуть не помешало осуществлению плана.
В этом месте повествования голос Виджио зазвучал с дерзкой самоуверенностью. Ведь теоретически он столкнулся с тремя осложнениями: амнезией Мег, вынужденной заменой в виде Кэрол и неожиданным появлением Джиллиан. Но ни одно из препятствий не остановило его. Он был непобедим. Потом женщин начали показывать по телевидению, но и это не имело для Виджио никакого значения. Полицейские поступили вполне разумно, арестовав Эдди Комо, и вторая фаза плана тоже сработала.
Содействие Дэвида, конечно, не было бескорыстным. Прайс рассматривал фабрикацию дела против Эдди как превосходную возможность выбраться из тюрьмы. Виджио получил от него инструкцию нанять киллера и сразу же после убийства перед зданием суда совершить новое нападение, опять оставив на месте преступления сперму Эдди. Новое изнасилование повергнет публику в панику. И тут на сцену выйдет Дэвид со своим предложением спасти положение. Немного дерзости, и — раз-два-три — Дэвид окажется наконец на свободе.
У Виджио, разумеется, были возражения. Но, поняв, что уничтожит Дэвида Прайса точно так же, как наемного убийцу, он уже не возражал. Виджио выполнил инструкции Дэвида, спрятав деревянную отмычку и порошок алказельцер в любимых брюках и рубашке Дэвида, которые были затем извлечены адвокатом Прайса из его кладовки и доставлены в тюрьму. После этого Виджио похитил Мег, чтобы усилить давление на полицию и таким образом освободить Дэвида. И наконец, Виджио предстояло доставить к прежнему дому Прайса транспортное средство, на котором тот предполагал скрыться.
Разумеется, Дэвид не предполагал, что Виджио взял на себя смелость подложить ему в машину бомбу. Для Виджио выход Прайса из тюрьмы означал, что тот взлетит на воздух, а он, Виджио, получит возможность нападать на женщин, терзать и убивать их вечно. Это был превосходный план. До тех пор пока полицейская машина не въехала на подъездную дорожку к дому Виджио и детектив Уотерс не схватил его в соседнем дворе, Виджио не собирался бежать.
А между тем три пострадавшие женщины делали все, что могли, дабы восстановить здоровье, нервы и вернуться к нормальной жизни.
Мег взглянула на Джиллиан:
— Теперь твоя очередь. Кэрол и Дэн начинают новую жизнь, я стараюсь переосмыслить свое печальное прошлое. Ну а у тебя какие новости?
— Не много.
Кэрол и Мег обменялись взглядами.
— Я никогда не сказала бы о сержанте Гриффине «не много», — многозначительно заметила Кэрол.
Джиллиан покраснела.
— Угу, — улыбнулась Кэрол. — Вот, значит, как обстоят дела.
— У тебя непристойный образ мыслей!
— Чертовски верно! Что поделать, мы с Дэном посещаем сексопатолога, который запретил нам заниматься сексом в ближайшие полгода. Надо же мне на ком-то отыгрываться.
Джиллиан и Мег с любопытством посмотрели на нее.
— И это помогает? — спросила Мег.
Теперь покраснела Кэрол.
— Ну, вообще-то... вообще да. Это... это снимает напряжение. Раньше, когда муж дотрагивался до меня, я цепенела. Я думала, что вот сейчас он прикоснется ко мне там и сям, а мне не вынести этой близости. Я не была готова. Сейчас... сейчас я знаю, что поцелуй — это просто поцелуй. Я могу сосредоточиться именно на нем. И на Дэне, который меня целует. И когда я делаю это, все остальное уходит. И я уже больше не вижу себя в той комнате. Уже нет этой страшной темноты в доме и вечно включенного телевизора. Я просто женщина, целующая своего мужа, с которым прожила десять лет. И это очень приятно. Клянусь, мы словно вновь ходим на свидания.
— Я сейчас зареву, — глухо проговорила Мег, потирая глаза. — Вы обе опять влюбились, а я даже не знаю, будут ли у меня когда-нибудь с кем-нибудь нормальные отношения. Посмотрите на меня! Мне почти двадцать один год, моя сестра — на самом деле моя дочь, а весь мой сексуальный опыт связан с одним педофилом, которого, как мне казалось, я люблю, и с одним насильником, который был подарком от этого педофила. Послушайте, ведь это же какое-то извращение!
— Молли и есть твоя сестра, — спокойно ответила Джиллиан.
— Ты сама сказала, что лучше оставить все как есть, — согласилась Кэрол.
— Потому что если я ее мать, то должен быть и отец. А я не хочу, чтобы Молли хоть когда-нибудь спросила об отце.
— Тогда удали его из этого уравнения. Молли твоя младшая сестренка, ты любишь ее, твои родители любят ее, и она очень счастлива.
— Да, Молли очень счастлива.
— А все остальное... Мег, тебе было всего тринадцать лет, когда Прайс впервые приблизился к тебе. Ты была слишком молода, чтобы разбираться в жизни. И уж конечно, тебе незачем упрекать себя в том, что ты попала в лапы насильника. А это означает, что ты совершила в жизни всего одну ошибку — тринадцатилетней девочкой. Теперь тебе почти двадцать один год. Ты сильная, красивая, в тебе много жизненных сил. У тебя все будет хорошо.
Мег шмыгнула носом.
— А что, если я встречу хорошего парня — того самого, единственного — и от страха замкнусь, а он уйдет?
— Значит, это будет не тот парень, — отрезала Кэрол.
Но Мег смотрела на Джиллиан.
— Я не подвергалась изнасилованию, — ответила та.
— Но на тебя тоже напали.
— Я... у меня бывают моменты.
— Ты думаешь о сестре, — тихо сказала Мег.
— Да.
— Бедная, задавленная чувством вины Джиллиан!
— Когда-то, еще во время расследования, Гриффин рассказал мне кое-что. И это оказался один из самых суровых, печальных, правдивых рассказов, который мне было необходимо услышать. Он сказал, что Триш любит меня.
— Она любит тебя, — сразу отозвалась Кэрол.
— Любит, — повторила за ней Мег.
Джиллиан улыбнулась им:
— Я как-то забыла об этом. Не знаю почему. Но теперь вспоминаю. Я... я с наслаждением... вспоминаю Триш, и мне бывает от этого очень хорошо. И Гриффин понимает, что Триш — часть меня. Так же как я понимаю, что Синди — часть его. Иногда мы просто говорим о них. И это кажется таким... правильным.
— Он счастливчик, — серьезно заметила Кэрол.
— Это я счастливица. Ну и Либби тоже чувствует себя совсем неплохо. Видели бы вы, как она с ним кокетничает. Клянусь, она не уделяла столько внимания своей внешности, пока не узнала, что бравый красавец полицейский не женат.
— У-у, соперничество! — пошутила Мег.
— Бесспорно, он маленькое приключение. Чувствую, что она вот-вот потребует внести в свой лексикон выражение «клевый чувак».
Кэрол и Мег прыснули. Джиллиан с притворной чопорностью подняла брови, но в следующий миг тоже улыбнулась. В последнее время она сама чувствовала, что ей повезло. Порой Джиллиан ловила себя на том, что мурлычет под нос без всякой причины. Клиенты казались менее раздраженными, дни более солнечными, вечера — прекрасными. Когда позволяла погода, она устраивала в парке для Топпи и Либби завтрак на траве. Иногда Джиллиан уходила с работы раньше положенного времени, иногда приходила позже, а однажды принесла четыре огромных горшка желтых хризантем — просто потому, что увидела их в цветочном магазине и они ей понравились. Подчиненные смотрели на нее с изрядным любопытством, но ни один не жаловался.
— Кстати, о семье, — заметила Джиллиан.
— Да, пора нам вернуться в стадо, — согласилась Кэрол.
— Как ты думаешь, они уже закончили на кухне? — спросила Мег. — Тогда можно сходить за пиццей.
Все единодушно решили, что перекусить было бы недурно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...