ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Гриффин молчал. Только все кружил и кружил.
А Дэвид... Дэвид... Что-то произошло. Что-то в его голове. Где-то за глазными яблоками. Он ощутил небольшой хлопок, как будто вся его злобная ярость, направленная на убийства, только что взорвалась, словно нейтронная бомба. Рука его взметнулась над головой, и он рванулся вперед, потому что должен был убить Гриффина. Он должен убить этого человека со спокойным лицом, твердым голосом и всепонимающими проницательными глазами.
Проклятие! После всей этой тщательной подготовки он заслуживал лучших зрителей!
И, завопив во всю мощь своих легких, Дэвид бросился вперед...
Гриффин выхватил пистолет откуда-то из-за спины и выстрелил в него в упор, прямо в грудь. Поп, поп, поп! Дэвид Прайс упал и больше не поднялся.
Через тридцать секунд в комнату вошел Фитц, который укрывал девушку в холле. Он приблизился к телу Дэвида, тогда как Мег осторожно смотрела на него от двери. Детектив наклонился над телом, попытался найти пульс, потом поднял взгляд на Гриффина.
— Мастерски было разыграно, — сурово заметил Фитц.
— Я учился у мастера, — ответил Гриффин.
* * *
Он вышел из дома, ведя за собой Мег и Фитца. Сверкали мигалки, пронзительно завывали сирены прибывших на место машин «скорой помощи». Забавно, что Гриффин не услышал, как они подъехали. Там, в спальне, его мир сузился. Он вмещал только Дэвида и усвоенные уроки прошлого. Теперь появились огни, камеры, действие.
Из-за дома вышла Джиллиан, только что исполнившая роль убегающей Мег Песатуро. Ее щеки горели, длинные волосы трепал ветер, одежда была испачкана кровью. Гриффин подумал, что никогда еще она не была такой красивой. Джиллиан повернулась к нему — вздернутый подбородок, открытый и гордый взгляд. Мег бросилась в ее объятия, и она, крепко прижав к себе девушку, гладила ее волосы.
Гриффин направился к машине «скорой помощи», куда на носилках вносили его друга. Лицо Уотерса закрывала кислородная маска, но взгляд его был живой и осмысленный.
— Как он? — спросил Гриффин.
— Надо везти в больницу, — ответили врачи «скорой».
— Постарайтесь сделать для него все возможное.
— Люди в голубых халатах делают так всегда.
— Майк...
Уотерс слабым движением поднял вверх большие пальцы. Потом носилки внесли в машину, дверцы закрылись, и «скорая помощь» умчалась.
Новые полицейские «лендкрузеры» неслись по улице; выли сирены. Снова огни, телекамеры, суматоха в самой гуще событий.
Гриффин стоял посреди этого хаоса в своем старом районе, где когда-то протекала его жизнь. Он смотрел на Мег. Смотрел на Джиллиан. Он взглянул на второй этаж дома, где сейчас в спальне лежал мертвый Дэвид Прайс.
И Гриффин прошептал:
— Синди, я люблю тебя.
По улице прошелестел ночной ветер, унося его слова вдаль.
* * *
В больничном отделении интенсивной терапии сидел Дэн, упершись локтями в колени и зарывшись пальцами в волосы. Прошло уже тридцать минут. С таким же успехом мог пройти и год. Во всяком случае, Дэну минуты показались годом.
Дверь открылась и снова закрылась. Очнувшись, Дэн поднял взгляд и увидел стоящего перед ним врача в белой куртке. Дэн попытался угадать что-нибудь по его лицу и замер в ожидании сообщения.
— Ваша жена хочет видеть вас.
— Что?
— Ваша жена... Она пережила кризис. Но, к счастью, сознание вернулось к ней.
— Как вы сказали?
— Вы хотите увидеть вашу жену, мистер Розен?
— О да! Я хочу сказать, конечно.
Дэн вошел в палату и увидел на кровати Кэрол, бледную, но в полном сознании. Его ноги приросли к месту. Он застыл как вкопанный. Дэн словно разучился ходить и не мог вспомнить, какое движение нужно сделать, чтобы пройти дальше.
— Дорогая? — робко произнес он.
— Я слышала твой голос, — прошептала она.
— Я думал, что потерял тебя.
— Я слышала твой голос. Ты говорил, что любишь меня.
— Я люблю тебя, Кэрол. Я очень люблю тебя. У меня никогда не было никого, кроме тебя. Я наделал так много ошибок, но... Кэрол, я никогда не переставал любить тебя.
— Дэн?
Он наконец заставил свои ноги передвигаться. Мелкими неловкими шагами Дэн смущенно подошел к кровати. Ведь теперь Кэрол пришла в себя и снова помнит все, что он натворил, все те моменты, когда он не был на высоте, как подвел ее, как обманул ее ожидания. Она пришла в себя, а он не был хорошим мужем, и...
Кэрол взяла его за руку.
— Дэн, — тихо сказала она. — Я тоже люблю тебя.
Эпилог
Джиллиан, Кэрол и Мег
— Как насчет этого комода с зеркалом? Оставляем или выбрасываем?
— Выбрасываем.
— А лампа?
— Конечно, выбрасываем.
— Ну, не знаю, мне она вообще-то нравится...
Кэрол, вытаращив глаза, уставилась на Мег, потом перевела взгляд на Джиллиан в поисках поддержки.
— Думаю, провинциальный французский стиль не сочетается со студенческом общежитием. — Джиллиан взглянула на Мег. — Может, все дело в этой тяжелой золотой бахроме?
— Ну а по-моему, со стульями в стиле бин-бэг и лампами из пеноматериалов сочетается абсолютно все. Кажется, этот стиль называется эклектическим.
Однако Мег послушно прикрепила к лампе бирку для предстоящего мебельного аукциона, на котором должна была состояться распродажа вещей Дэна и Кэрол. Вот уже два часа Кэрол упорно пыталась оставить ненужные вещи. К счастью, немногие из предметов тяжеловесного французского антиквариата Розенов были так малы, что могли соответствовать тому жилищу, куда собиралась вскоре переехать Мег. А именно — общежитию университета Брауна в Провиденсе.
— Переходим в следующую комнату? — спросила Джиллиан.
— Переходим в следующую, — согласилась Кэрол.
— Ты уверена?
— Уверена.
Все три женщины вышли из спальни и двинулись через холл. Проходя мимо лестницы, они услышали доносившиеся снизу голоса своих родственников. Дэн и Том разбирали чулан с инструментами; Лори, Топпи и Либби оккупировали кухню. Последний, кого видела Джиллиан перед тем, как подняться наверх, был Гриффин — он помогал упаковывать утварь и выгребал все с верхних полок буфетов. Едва Гриффин помещал предмет в какую-нибудь коробку, как женщины требовали, чтобы он переложил его в другую. При этом Гриффин с притворным негодованием играл бровями, развлекая маленькую Молли, потом выполнял распоряжение дам. Молли очень нравилась вся эта кутерьма, и даже сюда, наверх, доносились ее веселые крики, когда Гриффин совершал очередной геркулесов подвиг.
В последнее время Молли чувствовала себя прекрасно и задавала на удивление мало вопросов по поводу своей странной краткой прогулки в парке, приключившейся полгода назад. Мег же, напротив, побледнела и похудела. Физически она оправилась от последствий своего похищения, как и детектив Уотерс. Но вместе с вернувшейся памятью к ней вернулись и ночные кошмары: она просыпалась в холодном поту, охваченная беспричинной паникой. Но Мег стойко продиралась сквозь все тяготы, постепенно преодолевая их. Как сказала Мег подругам на последнем заседании «Клуба непобежденных», к ней вернулась ее реальная жизнь, и она твердо решила найти с ней общий язык. Ровно через месяц Мег предстояло вернуться в университет, чтобы стать дипломированным специалистом. Ее отец, правда, все еще отстаивал право звонить Мег каждый вечер и обеспечить дочь вооруженной охраной, но этого и следовало ожидать. Ведь на свой лад Том был замечательным человеком.
Джиллиан, Кэрол и Мег подошли к закрытой двери в конце коридора. Вещи из этой последней комнаты им тоже предстояло подготовить к аукциону. Та самая комната.
— Полагаешь, тебе надо туда идти? — снова спросила Джиллиан. — Мы с Мег и сами справимся.
— Дэн тоже мне предлагал, — тихо сказала Кэрол.
— Пожалуй, тебе следовало принять его предложение.
— Я думала над этим. Ему хочется больше помогать мне. Я отвечу вам так, как и ему: мне необходимо сделать это самой. В конце концов, это всего лишь комната, одна из комнат в доме, который уже не принадлежит мне. Новые владельцы въезжают на следующей неделе. Они наполнят дом своими вещами, своими детьми, своими мечтами. Если они могут входить в эту комнату, я тоже смогу.
Джиллиан не считала, что это одно и то же, но последнее слово принадлежало не ей. Она открыла дверь в затхлое, затемненное нежилое помещение и дала Кэрол время собраться с силами.
Хозяйской спальней не пользовались уже больше полутора лет. В ней стоял нежилой, спертый запах, в углах пауки свили паутину, на полу лежал густой слой пыли. Здесь, наверное, хорошо прижились бы привидения. Джиллиан увидела массивную кровать из кованого железа и впервые отчетливо представила себе, что пережила здесь Кэрол. Она вообразила, как под покровом ночи через это окно влезает человек, как набрасывается на спящую женщину, наносит удары, затыкает ей рот кляпом, привязывает к кровати. Как она кричит, не издавая ни единого звука.
Женщина, превратившаяся в жертву в той самой комнате, где она имела полное право чувствовать себя в безопасности.
Мег испуганно ухватилась за руку Джиллиан. И тогда Кэрол решительно шагнула в комнату, щелкнула выключателем, и страшные чары мгновенно рассеялись. Комната — это, в конце концов, всего лишь комната. Кстати, нуждающаяся в хорошей уборке.
— Все отсюда — долой! — воскликнула Кэрол.
Через двадцать минут они вернулись в холл. Кэрол, устало вздохнув, опустилась на пол. Джиллиан и Мег сели рядом с ней, прислонив головы к стене.
— Жалеешь? — негромко спросила Джиллиан.
Кэрол открыла усталые глаза.
— Честно? Не так уж сильно. Меньше, чем ожидала.
— Это очень красивый дом, — промолвила Мег. — Ты должна гордиться своими усилиями. Ты молодец.
— Я и горжусь. Но знаешь, это ведь всего лишь дом. Ему было отдано много любви и внимания, но здесь произошли ужасные вещи. Нет, хорошо, что мы уезжаем отсюда. Я смогу начать все сначала. А вырученные деньги помогут Дэну начать все сначала. Наш новый дом тоже славный. Только он гораздо меньше. А та задняя гостиная... я уже обдумываю... Придется убрать стенку, добавить несколько окон, и у нас будет отличная застекленная терраса рядом с кухней. Поставим несколько растений, натрем деревянные полы...
Кэрол умолкла. Джиллиан и Мег, улыбаясь, смотрели на нее.
— Ты неисправима, — покачала головой Джиллиан.
— Я люблю дома. Вообще все дома. Вот, точно! Я домовая нимфоманка.
Она широко улыбнулась, и все они рассмеялись.
— Дэн снова будет работать в компании? — спросила Джиллиан.
Кэрол пожала плечами:
— Вероятно. Работа с твердым окладом дает, конечно, меньше свободы, но и меньше стрессов, чем свое собственное дело. Кроме того, скажу откровенно: нам нужны деньги.
— Аукцион тоже придется кстати, — вставила Мег.
— Конечно. Если мы сменим дом на меньший, а Дэн перейдет на нормальную работу, а я тоже устроюсь куда-нибудь на неполный день, то к концу года мы, возможно, разделаемся с долгами. — Кэрол невесело улыбнулась. — Не совсем то, конечно, чего мы ожидали, на пятом десятке. Ни сбережений, ни пенсионных накоплений. Ни забора из белого штакетника.
— Дэн ходит на свои собрания «Клуба анонимных игроков»?
— Он ходит на свои собрания, я хожу к своему психоаналитику. Ах, любовь в стиле яппи.
— Ты ведь записала новый дом на свое имя? — спросила Джиллиан.
— Муж сам настоял на этом. Машина тоже на мое имя, и, заметьте, у нас только одна кредитная карточка, которой владею я. Даже если он оступится, то большого урона не нанесет.
— Он очень старается, Кэрол.
— На самом деле я горжусь им. Возможно, жизнь — это вовсе не то, чего мы ожидаем. Но вероятно, так и было задумано. Если бы мы имели все, что хотим, то были бы жалки. Быть может, лишаясь каких-то благ, обретаем друг друга. Владеть меньшим, но иметь большее. Думаю... — голос ее опять повеселел, — надо же когда-то начинать.
— Ты любишь его? — спросила Мег:
— Да.
— Тогда ты очень счастливая.
Кэрол склонила голову набок и посмотрела на Мег.
— Ну а как ты? Ты все еще очень бледна.
— Слишком много пережила кошмаров. — Мег поморщилась. — Знаешь, что странно? Мне все еще снится Эдди Комо. Именно он — тот, кто охотится за мной во сне. Я знаю, что это неправда. Знаю, что это был Рон Виджио, но почему-то.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...