ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, то, что мы делаем, далеко от идеала. Но мы все-таки намерены поступить так, задействовав наши максимальные силы и возможности. Я бы хотела сама сопровождать вашу внучку, мистер Песатуро. Обещаю вам сделать все, что в моих силах, чтобы уберечь ее.
— А чем в это время будет заниматься сержант Гриффин? — спросила Джиллиан.
Морелли бросила на нее настороженный взгляд.
— Сержант разрабатывает другую линию расследования.
— Я думала, вы захотите, чтобы он присутствовал на месте действия, — настойчиво продолжала Джиллиан, также обдавая Морелли ледяным взглядом. — Разве он не тот человек, который лучше других знает Прайса?
— Сержант Гриффин полагает, что вышел на перспективный след. Мы почли за лучшее дать ему возможность по нему следовать.
— Он полагает, что знает, где Мег? — с надеждой спросила Лори.
Лейтенант ничего не сказала, и Джиллиан вдруг поняла.
— Гриффин считает, что сможет установить личность преступника, — проговорила она. — Он пытается найти Насильника из Колледж-Хилла без Дэвида Прайса.
— Мы делаем все, что в наших силах, и стараемся уклониться от удовлетворения требований Дэвида Прайса, — сказала лейтенант.
— Ох, слава Богу! — воскликнула Лори, а сидящая радом со своей дочерью Либби ударила указательным пальцем.
— Но, — жестко осадила их Морелли, — встреча, которой требует Прайс, может все-таки состояться. Поэтому мы должны быть готовы. Я бы хотела получить разрешение сопровождать вашу внучку...
— Нет!
— Мистер Песатуро...
— Нет! — повторил он. Том посмотрел на жену и взял ее за руку. Вместе они посмотрели на лейтенанта. — Мы растили Молли как нашу дочь. Сейчас мы нужны ей. Мы сделаем это вместе. Как положено в семье.
— А если Прайс попытается что-то подстроить?
— Вот тогда мы проверим, хороши ли ваши снайперы, лейтенант.
* * *
Четыре часа дня. Гриффин, Фитц и Уотерс наконец отыскали пресловутую контору компании «Корпорейт клин». Иными словами, обшарпанный старый склад в южной части Провиденса, затерявшийся посреди еще более ветхих построек. Его вид наглядно свидетельствовал о том, что компании, специализирующиеся на уборке, зарабатывают куда меньше денег, чем банки спермы.
Парадные двери были закрыты. Гриффин начал нажимать кнопки на вмонтированном тут же переговорном устройстве, тогда как Уотерс поднял взгляд на глазок видеокамеры в системе охраны здания. Пришлось сделать четыре или пять заходов, прежде чем из коробочки прорезался скрипучий женский голос.
— Чего надо?
— Мы ищем фирму «Корпорейт клин», — сказал Гриффин.
— Зачем это?
— Мы испачкались и хотим, чтобы нас хорошенько отскребли, зачем же еще?
— Вы копы?
— Хуже, — заявил Гриффин. — Мы внутренняя налоговая служба.
Этот трюк возымел действие. Двери, прожужжав, моментально отворились. Шайка бывших уголовников не выказала бы по отношению к силам правопорядка ничего, кроме презрения. И напротив, каждый боится налоговой инспекции.
Обнаружившееся на пятом этаже помещение, в котором располагался офис «Корпорейт клин», являло собой приятную неожиданность в сравнении с остальной частью здания. Конечно, лежащий здесь серый ковер был здорово потерт, а выкрашенные в цвет слоновой кости стены нагоняли тоску, но само помещение имело вполне опрятный вид. Здесь пахло нашатырем и жидким моющим средством. Должно быть, именно здесь новобранцы практиковались в своей новой профессии.
Трое детективов подошли к пустой конторке в крохотной приемной, уставились на протянувшийся позади нее длинный коридор и нетерпеливо стали ждать, пока кто-нибудь появится. Нога Гриффина нетерпеливо и нервно постукивала. Руки он стиснул за спиной так, чтобы никто не видел, что они дрожат. Подняв взгляд, Гриффин заметил, что Уотерс смотрит прямо на него, так что, возможно, этот его трюк никого не обманул.
Четыре часа три минуты. Времени оставалось все меньше. Дьявол...
Наконец открылась дверь в конце коридора. Вышла девушка с иссиня-черными волосами и почти без одежды, зато вся утыканная металлическими украшениями.
— Чем могу помочь? — спросила любительница пирсинга, бросая на них взгляд, слишком раскованный для полуголой девушки, появившейся перед тремя мужчинами.
— Мы ищем владельца «Корпорейт клин».
— Могу я узнать, по какому вопросу?
— По вопросу налогов.
— Внутренняя налоговая служба не делает визитов.
— А вы откуда знаете? — Гриффин не обратил внимания на открытый вызов в ее глазах. Он сверкнул своим полицейским значком. — Это официальное дело. Найдите владельца. Быстро.
Девица приподняла прошитую серебром бровь, одарила их высокомерным взглядом, показывающим, что ее они не напугали, и удалилась в глубь коридора.
Другая нога Гриффина тоже начала дергаться. Он мерил шагами комнату, Уотерс и Фитц ждали молча.
Еще одна минута, долгая, бесконечная минута. Одна из слишком многих таких же, тикающих, тикающих, тикающих минут. Неужели никто не понимает, как это срочно?
Наконец девушка вернулась. Мистер Сэл Грин готов принять их. Последняя дверь налево. Постарайтесь не сшибить что-нибудь по дороге.
Но предупреждение запоздало. Они уже вихрем неслись по коридору, вихрем ворвались в небольшой кабинет и материализовались перед столом управляющего.
— Господа полицейские. — Сидящий за столом пожилой подтянутый человек в потертых джинсах, с седеющими волосами, собранными в конский хвост, приветствовал детективов. Он запоздало поднялся и сделал вялый жест рукой в сторону двух пустых стульев.
— Сержант, — резко поправил его Гриффин.
На Грина это не произвело впечатления. Пожав плечами, он заметил:
— Я мог бы сказать, что удивлен вашим визитом, но это, конечно, не так. Что же на сей раз, джентльмены? У кого-то из приемной пропал скоросшиватель, и вы явились, чтобы проинспектировать своих излюбленных козлов отпущения?
— Полиция штата не занимается исчезновением скоросшивателей.
— О, вы правы, правы. Тогда, значит, кто-то из моей команды превысил скорость. Знаете, вполне можно было вручить штрафной талон ему лично. Не все бывшие осужденные кусаются.
Кровяное давление Гриффина подскочило единиц на пятьдесят. Он повернулся к Уотерсу, и тот понял намек.
— Нам нужно узнать одно имя, — сказал Уотерс.
— Да ну? Неужели?
— Нам нужно знать, кто обслуживает банк спермы в Потакете, и еще нам нужен график их работы. Кто, когда и в какое время там дежурил.
— Тогда мне нужно судебное предписание.
— Тогда тебе скоро понадобится гипс! — прорычал Гриффин.
— Ой-ой-ой. Добрый следователь — злой следователь. — Грин повернулся к Фитцу: — А вы кто у них? Комедийный кореш?
И Фитц ответил:
— А я — свидетель защиты, который подтвердит, что эти двое на самом деле не причинили тебе вреда.
— О, избавьте меня. — Грин откинулся на стуле. — Послушайте, я управляю добропорядочной компанией, где работают хорошие ребята. Ваши люди каждый месяц набегают с криками, чтобы порыться в личных делах моих сотрудников, но до сих пор еще ничего не нашли. Что бы ни было на сей раз, несите ордер. Если вы наконец-то сумели доказать, что кто-то из моих сотрудников сделал что-то нехорошее, у вас не возникнет проблем и вы легко уговорите судью выдать предписание на обыск.
— У нас нет времени, — жестко сказал Уотерс.
— А у меня нет миллиона долларов. Такова жизнь.
С Гриффина было достаточно. Он положил руки на стол и приблизив лицо к лицу мистера Грина впился в него убийственным взглядом.
— Это связано с делом Насильника из Колледж-Хилла, понял? Ты «Новости» смотришь? Понимаешь, о чем мы говорим?
Грин наконец сдал назад. Он отвернулся от Гриффина и насупился.
— Мои парни по ночам работают.
— Не каждую ночь.
— Я сам проверял их. У нас нет имевших судимость за сексуальное насилие. Иначе женщины из моего персонала стали бы возражать. Или третировать его.
— Этот человек не был осужден.
— Тогда откуда вы знаете, что это один из моих? Послушайте, сержант, я всего лишь осаждаемый со всех сторон владелец маленького предприятия, и вы ведете расследование не совсем по правилам.
— У нас есть на то причины. У нас есть очень веские причины...
— Тогда расскажите о них судье, — решительно перебил его Грин и взялся за телефон, показывая, что разговор окончен.
Гриффин схватил телефонную трубку и с грохотом положил ее на место.
— Если еще одна девушка пострадает...
— Тогда вы знаете, где меня найти, не так ли, сержант?
— Ах ты, сукин сын! — заревел Фитц.
Грин удостоил взглядом и его. Теперь он был уже зол, и это недвусмысленно читалось на его лице.
— Господа, есть такое понятие: полицейская процедура. Вы полицейские, вам следовало бы знать об этом. А теперь на вашем месте я постарался бы найти судью. Потому что уже поздно, и, откровенно говоря, я намерен в пять пойти домой.
И вот тут Гриффин почти бросился на него. Кровь ударила ему в голову. В ушах оглушительно зазвенело. Уотерс тронул его за руку, и Гриффин совладал с собой. Глубокий вдох, сосчитать до десяти. Сосчитать до двадцати. Этот человек негодяй и придурок. В мире таких полно.
— Мы еще вернемся, — сказал Гриффин.
— Вместе со Шварценеггером, — сухо отозвался мистер Грин и снова взялся за телефонную трубку.
* * *
Они быстро покинули здание. Четыре тридцать две. Время катастрофически утекало. Счет шел уже на минуты.
— Нам нужен судья, дружественно настроенный, — пророкотал Гриффин. — Я пас, от меня уже нет толку.
— Я знаю такого, — тотчас отозвался Уотерс.
— Отлично, мы с тобой едем за ордером. А вы, — он повернулся к Фитцу — следите за зданием. Я не хочу вернуться сюда с проклятым предписанием и обнаружить, что мистер Сердобольный уже ушел.
— Ух ты, я наедине со всеми этими бывшими уголовниками! Горю от нетерпения.
— И они тоже. Пошли, Уотерс. Скорее.
Фитц вернулся в здание. Гриффин забрался в машину Уотерса. Небо пока было светлым, до темноты оставалось еще часа три. Но она наступит, наступит скоро, и Прайс тоже скоро окажется на свободе и будет приближаться к своей пятилетней дочери. А тем временем какая-нибудь молоденькая студентка оставит студенческую компанию и отправится домой.
А Мег? А Джиллиан? А Кэрол?
Гриффин однажды уже подвел свою жену. Подвел десятерых беспомощных детей. Подвел самого себя. Предполагается, что теперь он старше и мудрее. Он не хочет больше никого подводить.
— Ты в силах довести дело до конца? — жестко спросил Уотерс.
— Я контролирую ситуацию.
— Только едва-едва.
— Ну вот видишь? Значит, прогресс налицо.
* * *
Четыре сорок шесть.
Тюремный надзиратель вышел из камеры-одиночки, куда временно поместили Прайса.
— Руки, — сказал охранник.
— Вы что, уже сейчас собираетесь меня заковать? Bay, да у вас парни, ей-богу, мышь не проскочит. Вы не оставляете мне ни малейшей возможности.
— Руки! — повторил надзиратель.
Дэвид пожал плечами. Зная порядок, он просунул руки в прорезь на двери камеры. Надзиратель защелкнул на нем наручники. Дэвид потянул к себе скованные кисти, и только тогда дверь камеры открылась. Охранник вытащил его за плечо наружу и повел к помещению, где производились стандартные полицейские процедуры, связанные с выводом за пределы тюрьмы.
— Можно мне зайти на минутку в свою камеру?
— Зачем?
— Мне тот туалет больше нравится. Знаете, бывает трудно расслабиться в новом месте.
— Ешь больше клетчатки, — ответил охранник и потянул его дальше по коридору. В конце коридора находилась комната, где ждали еще несколько стражников. Один из них при виде Прайса натянул на руки резиновые перчатки.
— Полное обследование полости? — выгнул бровь Дэвид. — Батюшки, да сегодня мой счастливый день.
Охранник смотрел на него каменным взглядом. Дэвид пожал плечами.
— Что ж, такова цена свободы. — Он вошел в комнату, где на столе лежали его любимые брюки и рубашка. Одежда, по-видимому, уже прошла осмотр. Теперь настал его черед.
Дэвид отвернулся от стопки вещей, стараясь не слишком сиять от счастья.
— Наконец-то свободен, — пробормотал он, поднимая руки над головой. — Наконец-то свободен. О Господь Всемогущий, я наконец свободен.
* * *
Пять часов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...