ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я знала, что Мег на него запала. Он был приятным молодым человеком, и, конечно же, в тринадцать лет Мег уже замечала это. Но я считала это школьной влюбленностью. Ну, вроде тех чувств, какие девочка испытывает к помощнику отца или к посыльному из магазина. Она ведь была еще так молода, я и представить себе не могла...
— Вы никогда не видели их вместе? — осведомился Фитц.
Супруги покачали головами.
— Никогда, — сказал Том. — Она тайком ускользала по ночам. Я и помыслить не мог, что ей такое придет в голову. И я был уверен, что он никогда не посмеет предложить ей подобное. Говорю вам: с Мег не было проблем. Она была хорошей девочкой, в школе получала хорошие отметки. О, Мег...
— Итак, вы обнаружили, что она беременна. — Гриффина поджимало время. — Она сказала вам, что отец — он?
— Она была так расстроена, — проговорила Лори. — Мег все нам рассказала.
— Вы говорили с ним?
Том досадливо и неловко поежился, и Гриффин истолковал это движение так, что разговор состоялся, но толку от него было мало. Тем не менее кулаки Тома и лицо Прайса при этом близко познакомились друг с другом. Гриффин все прекрасно понял.
— Если Мег было всего тринадцать лет, — вставил Фитц, — тогда по закону это форменное изнасилование. Почему вы не подали заявление? Не добились ареста паразита?
Том и Лори обменялись несчастными взглядами.
— Мы были в полной растерянности, — еле слышно ответила Лори. — Мег была унижена, напугана, ошеломлена, сердце ее было разбито. Кажется, она считала, что по-настоящему любит его. По ее словам, он предлагал ей жениться. Мы даже... — Она глубоко вздохнула, стараясь справиться с собой. — Все это казалось ужасной ошибкой. Мы с отцом уделили дочери недостаточно внимания. Мег не проявила необходимой рассудительности. Обращение в полицию только вытащило бы все это на свет и навредило бы. Поймите, мы не знали, что Дэвид и раньше проделывал такие вещи, и даже в страшном сне помыслить не могли, что он продолжит заниматься этим. Совратить тринадцатилетнюю девочку, конечно, плохо, но все-таки... Мы же никак не могли знать... — Она искренно посмотрела на Гриффина. — Пожалуйста, поверьте нам. Мы не могли знать.
— Вы скрыли преступление, — резко, напрямик бросил им Гриффин. — Ей стало жаль преступника? А как насчет десяти других семей, которых Дэвид подверг мучениям?
— У меня есть родственники, — прошептала Лори. — В северной части штата Нью-Йорк. Мы отослали ее туда на весь срок. А я стала говорить людям, что беременна. А потом, когда подошло время, я... мы... у нас появилась чудесная маленькая дочка. Мы любим ее, сержант. — Она опять подняла на него умоляющий взгляд. — Обстоятельства были отвратительны, но Молли просто чудо. Я рада, что она у нас есть, и мы уже так давно считаем ее своей дочерью. Что до меня, то она и есть самая настоящая моя дочь. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить ее.
— Он хочет видеть ее, — сказал Гриффин.
— Нет!
— Прайс располагает информацией о Насильнике из Колледж-Хилла. На самом деле мы приходим к выводу, что он принимал самое непосредственное участие в создании этого преступника, и запустил в движение всю эту адскую машину.
— Эдди Комо мертв, — твердо произнесла Джиллиан с другого конца комнаты.
Гриффин обернулся и сверкнул на нее глазами:
— Да, но это не он изнасиловал и убил вашу сестру.
Воцарилось молчание. Даже руки Либби совершенно неподвижно застыли на ее книжке с картинками. Как осознать сказанное, что ответить? У Гриффина с Фитцем было больше времени, чем у других, чтобы примириться с фактами, но и они до сих пор пребывали в состоянии шока.
Наконец молчание нарушил Фитц:
— Мы... э... мы получили результаты анализа на ДНК, проб, взятых с тела Сильвии Блэр. Пробы соответствует пробам Эдди Комо.
— Что?! — Возглас принадлежал Джиллиан. Она была бледна и потрясена. — Но это невозможно!
— Мы сейчас отрабатываем версию, что ДНК Эдди была специально привнесена на места преступлений как отвлекающий маневр. Цель — направить следствие по ложному следу. Спринцевание использовалось не для того, чтобы удалить семенную жидкость из полостей тела, а затем, чтобы впрыснуть ее туда. — Фитц вдруг замолчал и в следующую секунду, кажется, сам того не замечая, высказал вслух пришедшую на ум мысль: — Так ведь это объясняет, почему Эдди так охотно согласился сдать анализ на ДНК. Бедняга ведь знал, что не совершал этих преступлении.
— Но как же записки? — настаивала Джиллиан. — Все эти звонки и письма... Он досаждал нам!
— Заявляя о своей невиновности, — уточнил Гриффин. — А вы, находясь за решеткой за преступления, которых не совершали, — вы бы так не поступили?
Губы ее двигались, она хотела что-то сказать, но не находила слов.
— А пленка! — наконец воскликнула Джиллиан. — Пленка, которую он прислал мне. Там-то были угрозы! И в письме Кэрол. «Я достану тебя из могилы». Что это значило?
— А вы уверены, что они были от Эдди?
— Я... ну... — Она нахмурилась. — На пленке был он сам.
— Видеофайл, верно? Якобы от человека, изображение которого транслировалось по всем каналам почти год. — Гриффин посмотрел на нее. Она закрыла глаза.
— Мог быть подделан, — прошептала Джиллиан.
— Это часть подставы. Можете мне не верить, но, как только вы упомянули пленку, я тут же подумал о Дэвиде Прайсе. Это было так похоже на то, что мог бы сделать он.
— О Боже! — Джиллиан в ужасе прикрыла рот рукой. — Бедный Эдди Комо. О, бедный парень...
— Не понимаю, — сказал Том Песатуро. — Вы говорите, что все это сделал кто-то другой?
— Такова гипотеза на данный момент.
— Так кто же он, черт возьми?
— Если бы мы это знали, мистер Песатуро, нас сейчас здесь не было бы.
— Но этому типу помогал Дэвид Прайс?
— Так нам представляется.
— Зачем?
— Чтобы выбраться из тюрьмы, мистер Песатуро. Чтобы снова попасть в большой мир, где он сможет насиловать и убивать маленьких детей. А зачем бы еще, вы думали?
— Нет! — выкрикнула Лори. Она была в исступлении. — Нельзя ему позволять! Не выпускайте его!
Гриффин пожал плечами:
— Он говорит, что это единственный способ. У нас на свободе разгуливает сексуальный маньяк, который во всех отношениях формально является Эдди Комо. У нас нет его отпечатков пальцев, нет его ДНК, у нас нет даже его описания. А по словам Прайса, настоящий Насильник из Колледж-Хилла к ночи убьет еще одну девушку, если мы не дадим Дэвиду трехчасовую увольнительную, чтобы навестить вашу внучку.
Гриффин в отчаянии повернулся к Тому:
— Ради Бога, мистер Песатуро, ну почему вы или Винни не расправились с подонком, когда у вас была такая возможность? Он обрюхатил вашу тринадцатилетнюю дочь. Этого вам было мало?
— Мы же не знали, — буквально простонал Том. — А Мег была так заморочена, считая, будто любит его, что я опасался, перенесет ли она, если он вдруг исчезнет. Затем, после его ареста... когда все мы узнали, что он собой представляет... Мег заперлась в своей комнате и плакала, пока не заболела. Не могла ни есть, ни спать, у нее были жуткие кошмары. Мы боялись, что она не выкарабкается. Поэтому поклялись никогда больше не упоминать его имени. Сделали вид, что всего этого вообще не было. В конце концов, ведь Дэвид исчез из нашей жизни навсегда. В газетах говорилось, что он никогда не выйдет на свободу, никогда не увидит света дня...
— Мы начали лгать, — пробормотала Лори. — Понимаете, в нашей новой жизни уже не было Дэвида Прайса. Оставалась только Молли, наша новая дочка. И так было гораздо лучше. В эту ложь было гораздо легче поверить.
— Что ж, добро пожаловать обратно, в реальный мир, миссис Песатуро. В мир, где существует чудовище по имени Дэвид Прайс. Который, судя по всему, теперь работает рука об руку с серийным насильником и убийцей. Почему, как вы думаете, именно Мег стала первой жертвой Насильника из Колледж-Хилла?
Том опять застонал:
— Дэвид хотел отомстить. После всего, что сделал с Мег, он же еще хотел отомстить...
— Да, мистер Песатуро. И, зная Прайса, боюсь, это только начало.
Глава 33
Джиллиан
Сержант Гриффин и детектив Фитц отправились наверх, чтобы попытаться найти в комнате Мег какой-либо намек на то, куда она делась. Том и Лори сидели в гостиной с опрокинутыми лицами, изнуренные физически и морально.
— Все будет хорошо, — твердо сказала им Джиллиан. — Теперь полиция на правильном пути. Вот увидите, все закончится благополучно.
— Мег, — горестно прошептала Лори.
— Мы найдем ее. Она, должно быть, просто вышла по какому-то делу, может, купить чего-нибудь на ленч. — Но это было не похоже на Мег, и Джиллиан сама это понимала. Совестливая Мег всегда сообщала родителям, куда идет. Осторожная Мег никогда далеко и надолго не отлучалась из дома.
— Нельзя ему видеться с Молли, — пробормотал Том. — Нельзя. Ну... просто нельзя, и все.
— Все будет хорошо, — повторила Джиллиан. — Вот увидите, все наладится. — Она обратилась к матери: — Мама, может быть, ты покажешь Тому еще какие-нибудь фотографии из твоей артистической жизни. Мне нужно пойти наверх и поговорить с сержантом Гриффином.
Ее мать уныло ударила левым указательным пальцем — дисциплинированный солдат, принимающий боевое задание. При взгляде на ее лицо сердце Джиллиан сжалось. Она быстро погладила руку Либби. Удивительно: за последние двадцать четыре часа Джиллиан почувствовала, что наконец-то продвинулась на шаг вперед в своей жизни. Удивительно: за последние двадцать четыре часа Гриффин как будто вернулся на три шага назад.
В нем ощущалось какое-то совсем другое, новое, настроение. Какая-то искра едва сдерживаемого гнева. «Если бы он стоял перед боксерской грушей, — подумала Джиллиан, — то с легкостью разодрал бы ее в клочья. Потом, наверное, стал бы топтать ногами порванные, изуродованные кусочки; на шее у него вздувались бы жилы, а исходящая от него опасность все только нарастала бы и нарастала».
Он сказал, что чуть не убил Дэвида Прайса в день ареста. Двое товарищей-детективов встали у Гриффина на пути. Теперь, видя, как он свиреп, Джиллиан удивлялась, что у них хватило на это мужества. И еще задавалась вопросом, как же выглядели те два человека через пять минут после схватки.
Она расправила плечи и пошла вверх по ступеням.
Сначала Джиллиан услышала голос детектива Фитца, кажется, доносившийся из комнаты Молли. Очевидно, он там о чем-то расспрашивал Топпи. Джиллиан прошла мимо этой двери и направилась в комнату Мег, где и застала Гриффина. Он стоял перед маленьким белым письменным столом девушки. Его мощные плечи заполняли весь проем окна, заслоняя свет.
Джиллиан не решилась сделать больше ни шага вперед. Она остановилась в дверях и кашлянула.
Гриффин обернулся, сжимая в руках календарь-ежедневник Мег.
— Это официальное полицейское расследование, мэм. Выйдите из комнаты.
— Я не в комнате.
— Джиллиан! — загремел он.
— Гриффин, — ответила она и только теперь сделала шаг вперед. Она подошла прямо к нему и увидела, что руки у него дрожат, синий цвет глаз сменился грозовым черным, а челюсти были стиснуты так крепко, что, вероятно, скрежетали зубы.
— Они старались оградить свою семью, — тихо сказала Джиллиан. — Лори и Том ведь не хотели никому навредить.
— Объясните это десяти другим пострадавшим семьям. Матерям и отцам, которым в морге пришлось смотреть видеопленку, потому что видеть то, что осталось от их детей, в реальности было слишком ужасно даже для бывалых профессионалов. Расскажите это детективам, которым пришлось пройти курс лечения у психиатров — только для того, чтобы извлечь из головы эти страшные картины.
— Они же не знали, Гриффин. И никто другой не знал. Потому-то вы так и злитесь? Ведь их ошибки напоминают вам о своих собственных, и вот это-то и выводит вас из себя вновь и вновь.
Тут он зарычал. Она никогда прежде не слышала, чтобы человеческое существо проделало такое. Он зарычал на нее с яростью дикаря или дикого зверя, но в этой ярости затаилась и боль. Заметив это, Джиллиан мягко и ласково положила руку ему на грудь:
— Сейчас все по-другому. Все закончится хорошо.
— С чего вы взяли? Вы никогда не сталкивались с Прайсом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...