ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но что, если ошибка произошла именно в том месте?
— Ни в коем случае, — отрезал Фитц.
— Такого не могло случиться, — покачал головой Наполеон. — Вот как выглядит стандартная процедура выполнения предписаний ордера на получение проб ДНК: детектив Фитцпатрик и детектив Маккарти подхватили Эдди Комо и привезли его в «Рейган билдинг», где ожидали мы с двумя клиницистами. Клиницисты нацедили у Комо два пузырька крови, выщипали несколько волос с его головы, затем, с помощью гребня, — некоторое количества растительности с лобка. Я лично упаковал каждый образец и снабдил его ярлыком, обозначающим улику, предназначенную для содержания под охраной. Так что вот вам пять человек, готовые поручиться, что в комнате был именно Эдди Комо...
— Я не о том, что ваши парни возились не с тем человеком, — перебил его Гриффин.
— А четыре пробы, — неумолимо продолжал сержант следственного отдела, — были все надлежащим образом запечатаны и с этикетками, которые в этом случае пришлось бы подменить. Какова вероятность всего этого?
— Это было бы нелегко, — нехотя согласился Гриффин.
— Скорее невозможно, — горячо возразил Фитц. — Чертовски невозможно! Мы умеем делать свою работу. Уж будьте спокойны!
— Тогда откуда взялись эти последние результаты? — тоже повысил голос Гриффин.
— Не знаю я! Может, это и был Эдди Комо. Мы не видели его тела.
— Эдди Комо мертв! Отдел судмедэкспертизы только что подтвердил идентичность отпечатков пальцев. Парень мертв, мертвее не бывает. Поэтому спрашиваю еще раз: каким образом, черт подери, его ДНК выскочила на месте нового изнасилования?
— Не знаю!
— Кто-то дурачит нас, потешается над нами, — сказал Гриффин. — Кто-то играет с нами. Черт!
— Что такое? — свирепо воскликнул Фитц.
— Черт! Черт! Черт! Я должен позвонить.
— Сейчас?
— Да, сейчас! Проклятие, где тут линия? Как, черт возьми, мне позвонить в город?
— Кому вы собираетесь звонить?
— Пасхальному кролику, кому бы вы думали? — Гриффин нетерпеливо тыкал в кнопки телефона.
— Детектив Уотерс, — через полминуты ответил Майк.
— Майк, это Гриффин. Ты поговорил с тюремным начальством? Что он там сказал?
— Прайс сказал... Прайс сказал, будто уже говорил тебе об этом и что по-прежнему ждет твоего визита.
Уже говорил тебе об этом... «Кто убил Сильвию Блэр, Дэвид?» — «Эдди Комо».
А, дьявол! Голова Гриффина поникла. Комната, в которой он находился, надвинулась на него и исчезла. Полтора года прошло. Восемнадцать месяцев, наполненных болью, усердными стараниями, осмотрительностью, работой над собой, пошли прахом, и он снова оказался там же, где и был. По колено увязнув в очередной запутанной и извращенной игре Дэвида Прайса. Гриффин сделал глубокий вдох, стремясь собраться с мыслями, встряхнуться. Мертвец не мог убить Сильвию Блэр. Тут произошло что-то другое. Нечто такое, благодаря чему на месте преступления оказалась ДНК Эдди Комо.
А потом в памяти опять всплыл тот разговор с Фитцем, в понедельник после полудня: «Так почему же Эдди, который не оставил после себя ни волосинки, ни частицы кожи, ни отпечатков, оставляет на месте преступления латексные жгуты? Почему он, с одной стороны, научился до тонкостей скрывать все следы, а с другой, оставляет вам буквально свою визитную карточку?»
Фитц тогда гневно заявил, что полиция Провиденса не подставляла Эдди Комо. Теперь же наконец Гриффин с ужасом и отвращением начал догадываться, кто это сделал.
Игры, головоломки... Нет, игры, судя по всему, были совсем не в духе Эдди. Но Гриффин знал другого человека — человека с еще более молодым лицом, который обожал играть в игры. Который также любил пользоваться письмами и телефонными звонками, только в отличие от Эдди в них он никогда не заявлял о своей невиновности. Человека, который вот уже два дня подряд заявляет о том, что владеет конфиденциальной информацией, и даже любезно прислал Гриффину открытку с поздравлением по случаю нового расследования.
А потом Гриффин стал опять думать про эту треклятую ДНК, про единственную улику, указывающую на Эдди Комо. Про ДНК, которая предположительно вымывалась из тела жертв с помощью гигиенического средства фирмы «Беркли и Джонсон»... Разве что... Какую худшую ошибку может совершить детектив? Позволить себе четкое и определенное допущение. А какое самое главное допущение все они сделали? Допущение о том, что спринцевание было применено с целью удалить ДНК с места преступления. Сукин сын!
Оставшиеся куски головоломки, щелкая, начали укладываться на свои места, и в какой-то момент... На короткий момент Гриффин почувствовал такое бешенство, что утратил дар речи.
— Что происходит? В чем дело? — вопрошал Уотерс с другого конца линии.
— Кто? Кто? — повторял рядом Фитц.
— К какому дню относится сообщение о первом изнасиловании? — хрипло спросил Гриффин. — Когда напали на Мег Песатуро?
— Одиннадцатого апреля прошлого года, — ответил Фитц. — А что? Что вам стало известно? Одиннадцатое апреля. Пять месяцев спустя после ноябрьского ареста Дэвида Прайса... Пять месяцев спустя после маленького срыва, приключившегося с Гриффином... Это представлялось невероятным. И тем не менее...
— Он использует нас в своей игре.
— Что ты имеешь в виду? — раздавался из трубки голос Майка.
— Кто? Что? — как заведенный неистово твердил Фитц.
— Тип, который предвидел, как все это будет происходить. — Гриффин в изнеможении и бессильной ярости прикрыл глаза. — Тип, который каким-то образом знает об этом деле больше, чем мы.
— Кто все это предвидел? — нетерпеливо спрашивал Фитц.
— Дэвид, — тихо ответил Гриффин. — Мой бывший сосед, садист и педофил. Старый добрый Дэвид Прайс.
Глава 31
Прайс
Гриффин яростно прокладывал путь сквозь лабиринт узких улиц Провиденса, направляясь к наклонному въезду на магистраль, и одновременно нажимал кнопки на своем сотовом телефоне. Тем временем сидящий рядом Фитц, вцепившись в приборную панель, негромко, но безостановочно сыпал цветистыми проклятиями. На том конце линии Джиллиан сняла трубку, и Гриффин с места в карьер перешел к делу:
— Джиллиан, мне необходимо, чтобы вы кое-что рассказали, и прошу вас быть откровенной.
— Гриффин? И вам тоже доброе утро...
— Я знаю, что вы сердиты на полицейских, — решительно перебил он ее. — Знаю, вы считаете, что ваша сестра погибла по нашей вине, и знаю, что у вас нет особого желания сотрудничать с нами. Но сейчас мне нужна ваша помощь. Мне необходимо, чтобы вы ответили, встречались ли вы когда-либо с человеком по имени Дэвид Прайс. Только не лгите, Джиллиан. Это чрезвычайно серьезно.
На том конце провода повисло молчание. Сержант крепче стиснул руль, спрашивая себя, что это молчание означает. В голове у него уже набирал обороты знакомый мерзкий звон, и Гриффин внутренне молился, чтобы желудок не начало выворачивать наизнанку. Глубокий вдох — расслабление. Полтора года упорных трудов... Теперь только бы не соскочить с катушек.
— Имя звучит знакомо, — ответила наконец Джиллиан. — Погодите. Не ваш ли это бывший сосед? Гриффин, при чем тут он?
— Ваша сестра когда-нибудь упоминала его имя?
— Нет, никогда.
— Получала ли от него какую-то корреспонденцию? Может, что-то пришло по почте?
— Нет. Одну минуту. — Последовал смазанный звук — это она отодвинула трубку от уха. Потом он услышал, как Джиллиан крикнула: — Топпи! Вы когда-нибудь получали что-нибудь от человека по имени Дэвид Прайс? Спросите у мамы. — Еще один приглушенный звук, и затем в трубке снова раздался голос: — Они говорят, нет. Гриффин, ведь его арестовали, верно? Вы отправили его в тюрьму... уже давным-давно. Почему же вы теперь о нем спрашиваете?
Оставив без внимания ее вопрос, Гриффин задал свой:
— Каковы ваши планы на сегодняшний день?
— Я обещала маме отвезти ее к Триш. Гриффин...
— Не ездите.
— Не ездить?
— Не отходите далеко от дома. Или, еще лучше, вот что. Посадите Топпи и вашу маму в машину и увезите их в домик на взморье. Я пошлю пару патрульных встретить вас там.
— Он что, сбежал из тюрьмы? — тихо спросила Джиллиан.
— Нет.
— Но вы метите в него. Он как-то замешан в этом деле? Что, Дэвид Прайс каким-то образом навредил моей сестре?
— Именно это я пытаюсь сейчас выяснить. Что-нибудь слышно о Кэрол?
— Я как раз собиралась звонить в больницу.
— Я и туда пошлю полицейских, — невольно озвучил свои мысли Гриффин и тут же пожалел об этом.
Голос Джиллиан стал еще более мрачным.
— Что-то ведь случилось, правда? Что-то плохое?
— Я буду держать с вами связь, — сказал Гриффин. — И... Джиллиан... Будьте осторожны.
Гриффин щелчком отключил телефон. Главным образом потому, что не знал, что еще сказать. Или, может, даже толком не знал, что хотел бы сказать. Все равно сейчас было не время и не место, особенно когда рядом с красным измученным лицом сидел Фитц.
Он свернул на шоссе, которое должно было вывести их к Управлению исправительных учреждений, и перебросил телефон Фитцу:
— Теперь ваша очередь.
Фитц набрал телефонный номер дома Песатуро. Секунд тридцать спустя оба услышали, как трубку взяла Лори.
— Это детектив Фитцпатрик, — хрипло заговорил было Фитц и тут же прокашлялся. — Я... мне надо поговорить с мисс Песатуро, будьте так любезны.
— Детектив Фитцпатрик! — с необычной сердечностью отозвалась мать девушки. — Доброе утро. Как поживаете?
Фитц, держась грубовато-отстраненного тона, повторил все так же отрывисто:
— Миссис Песатуро, мне необходимо поговорить с Мег.
Лори Песатуро как-то странно запнулась. Со своего водительского сиденья Гриффин услышал замешательство в ее голосе, когда она взволнованно попросила Фитца минутку подождать. Прошло, однако, несколько минут, прежде чем женщина снова появилась на линии. — Прошу прощения, — чопорно произнесла она. — Кажется, Мег куда-то вышла.
— Она не дома?
— В настоящее время нет.
— А вы знаете, где она? — Фитц почуял недоброе.
— Сейчас — нет, — последовал еще более натянутый ответ.
Фитца охватила паника.
— Миссис Песатуро, вы когда-нибудь слышали имя Дэвид Прайс?
Пауза.
— Детектив, к чему эти расспросы?
— Пожалуйста, ответьте, мэм. Вы знаете или, может, когда-нибудь знали человека по имени Дэвид Прайс?
— Нет.
— Мег никогда не упоминала его имени?
— Я не припомню.
— Он никогда ничего не присылал на ваш адрес? Быть может, звонил?
— Если бы он это делал, — твердо ответила Лори Песатуро, — я бы тогда знала это имя, не так ли? А теперь я еще раз спрашиваю вас, детектив. Что произошло?
— Я бы хотел, чтобы вы нашли Мег, миссис Песатуро. Я бы хотел, чтобы сегодня вы не отпускали ее далеко от дома. Вообще-то было бы неплохо, если бы ваш муж взял сегодня отгул и провел день с семьей. Пожалуй, не повредило бы вам, всем вместе, нанести визит дядюшке Винни. Что-нибудь в таком духе.
— Детектив...
— Это просто мера предосторожности, — тихо добавил Фитц.
Еще одна пауза. Затем прозвучало:
— Хорошо, детектив. Спасибо за звонок. Вы еще позвоните?
— Надеюсь снова связаться с вами во второй половине дня, мэм.
— Спасибо, мы бы были вам очень признательны.
— Отыщите Мег, — настойчиво повторил Фитц, и тут они свернули на широкую территорию, внутри которой располагалось все тюремное ведомство.
Гриффин отыскал здание административного корпуса из красного кирпича, где размещались тюремный отдел специальных расследований, а также часть тюрьмы, находящаяся в юрисдикции полиции штата. Завел машину на парковочную площадку, выключил зажигание. Он уже больше не смотрел на Фитца. Он был весь, целиком, сосредоточен на сковывающем напряжении в плечах и на том самом, нарастающем в ушах звоне. Глубокий вдох — расслабление. Глубокий вдох — расслабление.
— Послушай, Гриффин, дружок, как ты считаешь: это плохо? Хочу рассказать тебе о твоей жене...
Фитц выбрался из машины. Через несколько секунд Гриффин последовал за ним.
* * *
Тюремный городок раскинулся на площади более четырехсот акров. Обнесенная колючей проволокой с торчащими кирпичными вышками, заметными от самого шоссе, тюрьма представляла собой полудюжину зданий, угнездившихся среди полудюжины других административных учреждений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...