ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кэрол испуганно вздрогнула. В следующий миг все три дамы покраснели.
— Джиллиан, Джиллиан, Джиллиан, — мягко распекал ее Фитц, обратив взгляд во главу стола. — Я думал, вы благоразумнее. Неужели вы полагали, что вчера утром пресса не будет следовать за вами по пятам, где бы вы ни находились? Неужели всерьез считали, что в полном людей ресторане хотя бы один-два посетителя не проболтаются?
— Это была моя идея, — призналась Кэрол.
— Не имеет значения, — оборвала ее Джиллиан. — Мы все решили заказать шампанское. И все втроем пили его. Если людей это беспокоит, то это их проблема. Мы не политики, баллотирующиеся на высокий пост. Мы даже не кинозвезды и не местные знаменитости. Мы обычные люди, это наше частное дело и никого, кроме нас, оно не касается.
— Что за наивность! — воскликнул Фитц. — Вы сами весь год гонялись за прессой. В тот самый момент, как вы пошли на это, ваши проблемы перестали быть частным делом и стали всеобщими. Теперь вам уже не отыграть назад.
— Этот человек совершил над нами насилие! Теперь он умер. Как, по их мнению, мы должны были реагировать? Рвать на себе волосы? Бросаться с рыданиями на его могилу?
— Это сослужило бы лучшую службу!
— Кому?! Он убил мою младшую сестру. Будь он проклят, Эдди Комо! Будь он проклят!
— Проклят, Джиллиан? Или убит?
Джиллиан шумно, негодующе выдохнула. Потом отошла от стола.
— Знаете что, Фитц? Вы продолжайте говорить, а я приглашу своего адвоката.
Фитц метнул взгляд на Гриффина. Вообще-то Гриффин не собирался пока заводить этот разговор, ну да какого черта!
— А может ли ваш адвокат объяснить, зачем вы недавно сняли деньги с вашего сберегательного счета? — осведомился Гриффин.
— Вижу, вы хорошо потрудились, сержант.
— Стараюсь, — скромно ответил он. И Кэрол, и Мег с любопытством уставились на подругу. И если Джиллиан не слишком удивил этот вопрос, то они были явно удивлены.
— Мне нужны были деньги, — ответила Джиллиан, помолчав.
— Зачем?
— На личные нужды.
— На какие именно?
— На личные нужды, не связанные со смертью Эдди Комо.
— И вы готовы это доказать? — спросил Гриффин.
— Сержант, вы меня в чем-то обвиняете?
— Нет.
— В таком случае мне незачем что-то доказывать.
Гриффину оставалось только кивнуть. Он уже имел случай наблюдать, как это происходит. Джиллиан по праву гордилась умением сохранять внешнее хладнокровие и, когда на нее начинали давить, становилась еще невозмутимее. Правда, за исключением прошлой ночи. Вот тогда ее никак нельзя было назвать спокойной и сдержанной деловой женщиной. Густые длинные волосы беспорядочно разметались, беспорядочные движения выдавали неподдельный страх и неистовую ярость. А руки, вцепившиеся в его плечи, действительно искали поддержки, потому что ноги у Джиллиан подкашивались, словно под тяжестью тех корявых, растекающихся, кровавых букв, что были намалеваны на ее окне. Ее мать! — внезапно дошло до Гриффина. Джиллиан спокойна, когда дело касается ее самой. Но когда кто-то угрожает ее близким...
Дурацкая для данной ситуации мысль мелькнула у Гриффина: его жене понравилась бы Джиллиан Хейз. И следом возникла совсем уж неподходящая мысль: он сам начинает проникаться к ней симпатией.
— Расскажите нам о новом нападении, — попросила Джиллиан.
— Вы прекрасно знаете: я не имею права обсуждать текущее полицейское расследование, — заявил Фитц.
— Но, детектив... — возразила Кэрол.
— Фитц! — подхватила Мег.
Фитц лишь тряхнул головой. Он был сердит и расстроен. Даже Гриффин заметил это. Будь он наивнее, пожалуй, вообразил бы, что холодное противостояние женщин задело чувства сыщика.
— Мы могли бы помочь, — сказала Джиллиан.
— Выпили бы еще шампанского?
— Мы совершили глупость, — призналась Кэрол. — Ну пожалуйста, детектив. Нам необходимо знать, вы же понимаете. Сначала эти новые послания, потом вандализм в доме Джиллиан, а потом — новое нападение на девушку в Колледж-Хилле. Кажется, что сходишь с ума.
— Новые послания? — оживился Гриффин. — Почему во множественном числе?
Кэрол и Мег повернулись к Джиллиан.
— Я тоже получила одно. В пятницу. Компьютерный диск, отправленный мне на дом, с обратным адресом моего офиса. На штемпель я тоже не посмотрела. Казалось бы, мы должны быть более искушенными... — Она невесело улыбнулась. — На диске был видеофайл. Злобно улыбающаяся физиономия Эдди Комо, который говорил, что доберется до меня, отомстит за все случившееся, даже если ему придется вернуться с того света. Я знаю, мне следовало сразу рассказать вам об этом, детектив Фитцпатрик. Но в тот момент я не придала диску большого значения, сочтя это последней злобной эскападой перед предстоящим процессом. Он до этого уже написал нам так много всякой всячины. Я решила, что глупо нервничать из-за еще одной проделки.
— Этот диск у вас?
— Да, вместе с конвертом и всем прочим. Хотя я трогала его голыми руками. Мне следовало вначале приглядеться к нему более внимательно. Сожалею, что не сообщила.
Фитц сокрушенно вздохнул. Усталый и удрученный, он, похоже, был сыт по горло всем этим. Преступники, конечно, дело скверное, но каждый детектив, занимающийся расследованием убийств, скажет вам, что иметь дело с жертвами порой куда хуже. К ним начинаешь привязываться. А потом с самыми лучшими намерениями они зомбируют тебя по полной программе, и тебе остается только убеждать себя в том, что они не виноваты. Люди есть люди. И каждый совершает ошибки.
— Значит, у нас появилась новая тема, — подытожил Фитц. — Эдди Комо жаждет мести даже с того света.
— Интересный подбор слов, — отметил Гриффин.
Джиллиан тоже это поразило.
— Да, — сказала она. — Как будто он знал, что ему суждено умереть.
В комнате воцарилось неприятное молчание.
— Не хотите же вы сказать... — начала Кэрол.
— Что он подстроил собственную смерть? — нахмурившись, подхватила Мег. — Какой дурак станет это делать?
— Возможно, просто совпадение, — пожал плечами Фитц. — Не забывайте, реальная жизнь бывает чуднее художественного вымысла.
— Детектив, — умоляюще обратилась к нему Джиллиан, — это несчастье прошлой ночью... Из всех людей только вам известно, что для нас всех это значит. Мы понимаем, что вы нам ничего не должны. Понимаем, что существует полицейская процедура... Но это касается нас так близко. После всего, что мы пережили. Прошу вас.
Фитц помялся еще немного — вероятно, чтобы сохранить лицо, но исход был предрешен. Он потер свои глаза, обведенные красной каймой, провел рукой по жидким волосам.
— Ладно. Вы все равно узнаете, потому что пресса к вам тоже пожалует. Произошло еще одно изнасилование. Жертва — студентка университета Брауна. На нее напали в ее собственной квартире, связали десятью полосками латекса, изнасиловали, а затем... задушили. Официально признана погибшей на месте.
— Как ее звали? — спросила Мег.
— Вы действительно хотите это знать?
— Да.
— Сильвия Блэр.
— Сколько ей было лет?
— Двадцать.
— Что она изучала?
— Точно не знаю. Психологию, кажется. Мы еще собираем сведения о жертве.
— Она была красива?
— Послушайте, Мег, уймитесь, — досадливо взмахнул рукой детектив. — Нельзя так изводить себя. Ее больше нет. И выяснять все это... Вы только даром будете терзаться и не спать по ночам.
— Нам необходимо это знать, — тихо промолвила Мег. — Мне необходимо это знать.
— Мег, это вам ничуть не поможет.
Она кротко улыбнулась:
— Мне не нужно помощи, детектив. Я должна узнать побольше о Сильвии Блэр, молодой студентке колледжа — такой же, как Триш Хейз, как я. В конце концов, у нас здесь «Клуб» тех, кто остался в живых. А одна из обязанностей выживших — узнавать как можно больше о других жертвах и всегда помнить о них.
В комнате воцарилось тяжелое молчание. Фитц не знал, куда девать глаза. Также — и Гриффин. Сейчас он впервые что-то угадал в этих женщинах, в их группе, в этом «Клубе». Они сплотились, стали единым целым. Они придавали друг другу силы. И Сильвия Блэр, если бы не погибла, если бы осталась в живых...
Фитц выглядел постаревшим. У него был вид опытного детектива, повидавшего на своем веку чертову уйму преступлений, а вот эта последняя сцена будет той самой, которую он никогда не забудет. Многие его сослуживцы из этих мест любили удаляться на покой во Флориду, но даже там, по словам большинства, их преследовали мучительные образы. Слишком много печальных лиц смотрели на них из безмятежных голубых вод, когда они забрасывали в них удочки, пытаясь тихо и спокойно удить рыбу.
— Судя по фотографиям, она была очень хорошенькой. Длинные темные волосы, большие карие глаза. Бывшая чемпионка школы по легкой атлетике. Имела хорошие оценки. Посещала клуб «Бойз энд герлз» в Потакете.
— Постоянный донор, — отметила Джиллиан.
— Да, — выдохнул Фитц. — Да.
— Все это так похоже на него. — Кэрол обвела взглядом собравшихся. — Приходится признать...
— Думаете, что это был подражатель? — спросила Джиллиан.
— Вполне возможно. Взять портрет жертвы: молодая, брюнетка, студентка колледжа — никакого бинома Ньютона тут нет. Все, что требуется от подражателя, — это включить телевизор и посмотреть на портрет Мег или Триш. Связь с донорскими компаниями также упоминалась в «Новостях», поскольку Эдди работал флеботомистом в Центре переливания крови. А информация насчет латексных жгутов всплыла вскоре после его ареста. Вот вам и готово. Почерк преступника налицо, можно подражать.
— А есть следы взлома? — осведомилась Джиллиан.
— Нет.
— Про это в «Новостях» не было.
— Возможно, преступление совершил не чужак.
Джиллиан непонимающе нахмурилась, потом сообразила.
— Вы имеете в виду, что это был кто-то из знакомых девушки — например отвергнутый приятель? А чтобы замести следы, обставил дело так, будто действовал Насильник из Колледж-Хилла.
— Не исключено.
— А у нее был отвергнутый приятель?
— Прошло всего восемь часов. Задайте мне этот вопрос часа через два.
— Что насчет отпечатков пальцев?
— Множество самых разнообразных.
— ДНК?
Фитц помедлил, метнул нерешительный взгляд на Гриффина. Но тот предпочел промолчать — в конце концов, Фитц хозяин на этой вечеринке. Джиллиан, однако, была слишком догадлива. Глаза ее расширились. Лицо побледнело. Она обхватила себя руками.
— Нет, — прошептала она.
— Да, — ответил Фитц.
— Но про спринцевание ничего не говорилось в «Новостях». Ни в одном из сообщений никогда не появлялась эта информация.
Кэрол медленно пыталась сообразить, что к чему, обводя комнату диким, растерянным взглядом.
— Вы хотите сказать... все то же самое?!
— Одноразовое косметическое средство с ароматом полевых цветов фирмы «Беркли и Джонсон». — Вздохнув, Фитц поднял руку к своему изможденному лицу и начал тереть его. Гриффин вспомнил, что поступил точно так же, когда Фитц сообщил эти новости ему. Это самое косметическое спринцевание штука упрямая, на кривой козе его не объедешь. Можно по-разному представлять картину преступления, интерпретируя улики так и эдак, пока дело не доходит вот до этой.
— Но... но... — начала было Мег, да так и не смогла больше ничего выговорить. — Но... но...
— Не будем делать поспешных заключений, — предостерег Фитц.
— Так или иначе, остаются и другие возможности, — добавил Гриффин.
— Например? — спросила Джиллиан.
— Ну, например, у Эдди мог быть друг, — предположил Фитц. — Или, может, он любил потрепаться на эту тему, похвастаться. Если мы не выдавали деталей преступления, это еще не значит, что он сам не делал этого.
— Он всегда заявлял, что невиновен, — возразила Кэрол, все так же диковато озираясь по сторонам. — Человек не станет утверждать, что невиновен, и тут же хвастаться своим преступлением.
— Конечно, станет. Такое происходит сплошь да рядом.
Мег ритмично раскачивалась взад и вперед, повторяя как заведенная:
— Это не друг. Это не друг. О Боже, о Боже, о Боже...
— Мег!.. — призвала ее к порядку Джиллиан.
Но до Мег не доходили доводы рассудка. Не доходили они и до Кэрол. Только Джиллиан сидела во главе стола не дрогнув, с плотно сжатыми губами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...