ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А это, в свою очередь, означает, что самая животрепещущая задача полиции — выяснить, что случилось с Сильвией Блэр.
— Поверите ли, мэр только что дал нам карт-бланш на ведение дела Сильвии Блэр.
— О, вы теперь большой человек!
— Да, видимо, гораздо дешевле грохнуть небольшое состояньице на мобилизацию всех людских ресурсов и срочные судебно-медицинские анализы, чем удовлетворить иск в пятьдесят миллионов долларов.
— Значит, вы ускоренным порядком проводите анализы проб спермы на ДНК?
— О да! Мы делаем все возможное, чтобы уже завтра с утра получить результаты. Господи, пусть убийцей окажется какой-нибудь ее бывший дружок. Единственное, что способно сейчас спасти наши задницы, — это чтобы им оказался ее бывший бойфренд. Ну а когда мы схватим его за жабры, то уж ему ничего не останется, как признать, что это было подражательное преступление, все детали которого он разузнал, читая какой-нибудь интернет-сайт вроде «Ошибка! Закладка не определена» или еще что-нибудь в этом духе. Да, бывший дружок и чистосердечное признание — только это и может спасти сейчас мою карьеру.
— Думаю, вы выстояли перед куда более удобной возможностью заработать сердечный приступ, — сказал Гриффин.
— Вероятно. — Фитц снова вздохнул. Ему так и не удалось соснуть, и это чувствовалось по голосу. — Эй, Гриффин, что, Кэрол Розен правда пыталась свести счеты с жизнью?
— Мы нашли ее без сознания, с пустым пузырьком из-под снотворного. Насколько я понимаю, она еще изрядно выпила вдобавок.
— Ах черт!
— Мне жаль, Фитц.
— Это ведь все из-за дела Блэр, не правда ли? Оно всех поставило на уши. Пресса совсем с катушек съехала, а люди звонят в Службу спасения, едва возле дома зашевелится куст... Это точно подражатель. Интересно, трудно ли людям примириться с этим, а? Иногда действительно сталкиваешься с подражателями. — В голосе Фитца звучала безнадежность. Он и сам это понимал. Детектив опять вздохнул, потом мрачно проворчал: — Тут ведь нет ее вины, знаете ли. Что бы ни происходило, каких бы ошибок мы, возможно, ни наделали... Ей не в чем себя винить. Ни ей, ни Джиллиан, ни Мег. Мы тут в полиции все взрослые люди. Мы провели дело так, как смогли провести.
— Фитц, а вы там у себя никогда не пытались разыскивать каких-нибудь еще жертв изнасилования?
— Что вы хотите сказать?
— Джиллиан и ее мать выдвинули любопытную версию. Изнасилование — это такое преступление, о котором, как правило, не спешат заявлять. Конечно, нам известны три жертвы Насильника из Колледж-Хилла. Но это не значит, что они были единственными.
Фитц помолчал.
— Ну, вообще-то мы прогоняли характерные детали преступления через базу данных VICAP, чтобы выяснить, нет ли сведений о каких-то аналогичных случаях. Преступлений, соответствующих описанию, не зафиксировано больше ни в одном штате. Конечно, такое доказательство не является стопроцентным. Какая-то еще жертва могла и не обратиться в полицию и, стало быть, не попасть в полицейский отчет. Или, может, она обращалась, а соответствующее полицейское управление до сих пор не удосужилось внести дело в базу данных. Д'Амато ждал полгода, прежде чем выйти на большое жюри присяжных, просто на тот случай, если мы найдем еще какую-то женщину, желающую откликнуться и внести свой вклад в пакет обвинений. Отчасти поэтому он не возражал против того, чтобы Джиллиан со своей командой все время светились на телеэкране. Он посчитал, что если что и подвигнет какую-то женщину проявиться, то это пример Джиллиан, Мег и Кэрол, гордо стоящих во весь рост.
— Но никто не проявился?
— Во всяком случае, нам об этом ничего не известно.
— Но эго не исключает такой возможности...
— Гриффин, о полном исключении возможности нет и речи. Вы можете допросить каждую женщину в нашем штате — напрямик задать ей вопрос, была ли она когда-либо изнасилована, — и даже при отрицательном ответе вам не удастся исключить такую возможность, поскольку хотя бы одна из них могла солгать. Нам остается только сосредоточиться на вероятном выборе.
— Кстати, я готов дать полный отчет по финансовым делам всех заинтересованных лиц, — внезапно сообщил Гриффин.
— Что, серьезно? — удивился Фитц.
— Да. Я даже спросил Винни Песатуро, не он ли подстроил убийство. Он ответил отрицательно. И можете называть меня сумасшедшим, но все равно я верю ему.
— Другими словами, у вас кончились подозреваемые.
— У меня кончились подозреваемые в соответствии с этой версией, — ответил Гриффин.
— В смысле?
— В смысле того, что эта версия подразумевает убийство из мести. Возможно, дело тут совсем в другом. А вот в чем — это уже вы мне скажите, Фитц. Кому еще и зачем могла понадобиться смерть Комо?
* * *
Не успел Гриффин дать отбой, как его мобильник зазвонил вновь.
— Сержант Гриффин, — ответил он.
— Где вас черти носят?
— Лейтенант Морелли! Мой любимый лейтенант. Я вам говорил, как чудесно вы сегодня выглядите?
— Откуда вам знать, как я выгляжу. Вы даже не удосужились сегодня повидаться со мной. Знаете, как ни странно, но, по моим представлениям, работа ведущего следователя по делу предполагает информирование вышестоящего начальства. Она предполагает также пребывание в штаб-квартире, сбор и анализ информации, выработку версий для расследования и вообще поддержание мяча в игре. А каково ваше представление о своих задачах, сержант?
— Хорошие новости, — поспешил объявить Гриффин. — Мы добились больших успехов.
— О, неужели? Потому что я тоже слушаю новости, сержант, и у меня совсем другое впечатление. Мне-то как раз сдается, что дело катится ко всем чертям.
— Вы имеете в виду этот иск на пятьдесят миллионов долларов, да?
— Это одна из проблем.
— А общественность убеждена, что на воле гуляет серийный маньяк и всех женщин скоро изнасилуют и убьют в собственных постелях?
— Это вторая проблема.
— Люди без конца названивают мэру, оттуда звонят полковнику, а у СМИ настоящий праздник за наш счет, так?
— Отлично, сержант. Для человека, которого никогда нет на месте, вы, во всяком случае, неплохо информированы. Что, детектив Уотерс сжалился над вами?
— Да, мэм, — признался Гриффин.
— Что ж, это говорит в пользу детектива Уотерса. Которого, как я понимаю, вы заставили бегать по всему Крэнстону, выискивая знакомых Эдди Комо. Дело об изнасиловании ведет городская полиция. Своим незаконным вторжением в их сферу юрисдикции вы создаете нам чудовищные проблемы. Вы что, действительно охотитесь на чужой территории?
— Я стараюсь охватить проблему со всех сторон, провести расследование как можно тщательнее, — осторожно ответил Гриффин.
— Сержант, вы хотите, чтобы я вас убила?
Сыщик улыбнулся. Он всегда с симпатией относился к лейтенанту Морелли. Гриффин набрал в грудь побольше воздуху.
— Картина такова. Помните, мы начали с базовой версии, состоявшей в том, что Эдди Комо и есть общепризнанный насильник. А стало быть, наиболее вероятные подозреваемые по делу о его убийстве — жертвы насилия.
— Я помню тот разговор.
— В соответствии с этой версией эксперты по финансовым делам скрупулезно собрали все данные, касающиеся трех пострадавших женщин и членов их семей. В конце концов было выявлено следующее. Джиллиан Хейз пожертвовала снятые со счета деньги церковному приходу в Крэнстоне, что подтверждено приходским священником. Дэн Розен промотал свои деньги в казино «Фоксвуд», и его признание подкреплено свидетельством Винсента Песатуро. Похоже, что у Дэна Розена серьезная проблема — страсть к азартным играм, он по уши втянулся.
— Все это означает, что теперь проблема у вас.
— Да. На данный момент по крайней мере ни одна из известных нам жертв и ни один из членов их семей не представляются вероятными подозреваемыми, даже Винни Песатуро.
— Ну и куда это вас выводит, сержант?
Гриффин рассмеялся. То был глухой, вымученный «смех висельника» — смех сыщика, видящего, как все его расследование катится в тартарары.
— Что ж, у нас осталось еще два аспекта, позволяющих рассматривать это дело. Первый: мы придерживаемся версии сведения счетов и выясняем, нет ли и других жертв Насильника из Колледж-Хилла. Таких, которые никогда не заявляли в полицию.
Лейтенант некоторое время молчала.
— Любопытная версия.
— Вы тоже согласны? Ее предложили Джиллиан Хейз и ее мать. Вспомните, изнасилование — это преступление, о котором крайне не любят докладывать, и по нему у полиции далеко не всегда есть данные. Я справлялся у Фитца и узнал, что они провели кое-какую первоначальную проработку. Просмотрели анналы VICAP на предмет сообщений об изнасилованиях. Никаких подобных случаев они не обнаружили, но это еще ничего не значит. Если существуют другие жертвы, они могли вообще не обращаться в полицию.
— А они не пробовали обращаться в «горячую линию» по изнасилованиям или в кризисный центр, где оказывают помощь таким пострадавшим?
— Что ж, сержант, возможно, вам стоит направить по этому следу нескольких детективов. В кризисном центре вам, конечно, не сообщат имен, но скажут, обращались ли к ним пострадавшие от подобных нападений. Тогда вы по крайней мере будете знать, что находитесь на верном пути.
— Хм, хорошая мысль.
— Вот почему перед моим именем стоит «лт». Ну а что с вашей второй версией?
— Она вытекает из расследования по делу Сильвии Блэр. Фитц надеется, что там орудовал подражатель. В сущности, он буквально молится, чтобы это оказалось так, но в этой версии есть некоторые изъяны.
— Спринцевание.
Гриффин поморщился:
— Для оставленного без связи лейтенанта вы чертовски хорошо информированы.
— Хочу вам сообщить: я действительно сегодня хорошо выгляжу. Кроме того, так случилось, что лейтенант Кеннеди из полиции Провиденса имеет виды на мою сестру. Вот, между прочим, единственная причина, по которой детектив Фитцпатрик еще не свернул вам шею. Ну и еще то, что у детектива Фитцпатрика в данный момент хватает своих проблем.
— Я вам очень признателен, — серьезно ответил Гриффин. — Что ж, хорошо. Так вот, у нас с Фитцем была сегодня утром интересная дискуссия по поводу Сильвии Блэр. Одна версия состоит в том, что Эдди Комо вел двойную жизнь: одну — как любящий жених, а другую — как сексуальный маньяк. И возможно, у сексуального маньяка Эдди были кое-какие друзья, перед которыми он похвалялся своими подвигами.
— Собутыльники?
— Не исключено.
— Которым были известны все детали того, чем он занимался, включая спринцевание?
— Именно об этом мы и подумали.
— Да, еще одна интересная мысль, — согласилась Морелли. — Но почему просто собутыльник? Почему не сообщник? Мы и прежде сталкивались с насильниками, которые действовали в тандеме.
Гриффин пожал плечами:
— На телах всех жертв обнаружен только один тип спермы. К тому же Кэрол и Джиллиан сообщали только об одном насильнике.
С минуту Морелли молчала.
— Что, если второй человек был пассивным партнером? Например, стоял на стреме?
Гриффин с миной дегустатора задумчиво поджал губы.
— О! — сказал он. — О-о-о-о!
— Я ведь тоже неплохо соображаю, верно? — промолвила она.
— Еще как, — согласился он. — Время совершения преступления! Это объясняет неувязки со временем. Смотрите, похоже, с первой жертвой, с Мег Песатуро, все было проделано наспех — что называется, туда и обратно. Словно насильник опасался, как бы его не засекли. Но зато он очень долго возился с Кэрол, которая, по мнению полиции, просто попала под горячую руку. Почему же он не беспокоился о том, что кто-то из обитателей особняка вернется домой? И точно так же в квартире Триш Хейз насильник пробыл немалое время. К приходу Джиллиан он уже закончил свое дело, однако еще не ушел. И хотя принято считать, что Джиллиан застала его врасплох, на самом деле, похоже, он был готов к ее приходу. Он спрятался и набросился на нее сзади. Так вот, с одной стороны, его длительная задержка на месте преступления в квартирах Розен и Хейз, вероятно, связана с его возрастающим аппетитом к насилию. Ему требовалось все больше и больше для того, чтобы получить ту же степень удовлетворения. Но также можно предположить, что он имел своего дозорного или обзавелся таковым по мере развития событий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...