ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она представляла для него нечто более ценное. Она была его безропотной слушательницей. Да, черт возьми, в лице Синди он нашел для себя хорошую аудиторию. Поймите, уже больше года Прайс занимался этими невообразимыми оргиями, воруя и умерщвляя маленьких детей. И ни у кого не зародилось ни малейшего подозрения. А это означало, что ему не с кем было поговорить, некому похвалиться. Именно желание похвастаться и завлекает преступника в ловушку, и Прайс хорошо понимал это. Но тут перед ним была Синди, беспомощная, умирающая, не способная вымолвить ни слова. И вот он приходит и рассказывает ей все. В мельчайших деталях, понимаете? Каждую малейшую, ужасную подробность о том, как он выслеживает детей, подбирается к ним, как похищает, мучает, душит и хоронит этих детей в своем подвале. Рассказывает и рассказывает — непрерывная, бесконечная исповедь порока и вырождения. И Синди не может избежать этого. Синди не может вымолвить ни слова.
«Тебе, наверное, интересно знать, — сказал мне Дэвид, — что она, должно быть, чувствовала, видя, как ты всякий раз с благодарностью приветствуешь меня, возвращаясь домой. Ты наверняка сейчас думаешь, как страстно ей хотелось, чтобы ты угадал что-нибудь по ее лицу. Или по моему. Стоило только задать нужный вопрос...» Он наслаждался тем, что моя умная, тонкая жена знает все о его страшных художествах и не может ничего сделать, чтобы остановить его. Моя добрая, сострадательная жена, решил он, будет умирать, отягощенная знанием об этих злодействах. А ее муж на протяжении всего этого времени ни сном ни духом не подозревал ровным счетом ничего. Все это время ее муж был так признателен Дэвиду, что он приходит помочь...
Вот когда я сломался и пошел махать кулаками. Честно говоря, я плохо помню, что было потом. Мне сказали, что Уотерс и О'Рейли преградили мне путь. И еще мне сказали, что Дэвид Прайс все это время улыбался.
Вот с каким человеком мы имеем дело, Джиллиан. Он заводит друзей только для того, чтобы было кого предавать. Он охотится на детей, чтобы завладеть живыми существами, которые можно было бы разрушать. И он очень умен и обаятелен, в особом, извращенном смысле этих слов. Он поистине неподражаем.
Гриффин наклонился над столом. Взял в руки какой-то блокнот, и из-под него выпорхнул на пол листок бумаги. Листок приземлился у ног Джиллиан, поэтому она подняла его первой. Это была вырванная страничка, и поперек нее крупным, круглым почерком Мег было написано: «Дэвид Прайс. Дэвид Прайс. Дэвид Прайс. О нет! Дэвид Прайс!»
— Что ж, — промолвил Гриффин спустя несколько мгновений. — Очевидно, к Мег в конце концов все-таки начала возвращаться память.
* * *
Через пять минут Гриффин и Фитц, широко шагая, выходили из этого дома. На их лицах застыло непроницаемое выражение, линии рта были жестки и беспощадны. Том и Лори остались в доме. Похоже, они были не в силах двинуться с места, не в силах переварить этот новый страшный поворот событий.
Одна Джиллиан проводила детективов до машины, посмотрела, как поспешно они садятся, как захлопывают дверцы.
В последнюю минуту она вдруг стукнула в боковое окно со стороны водительского сиденья. Гриффин опустил стекло.
— Ваша жена умерла при вас? — спросила она.
— Конечно.
— Вы спрашивали ее, любит ли она вас? Что она ответила?
Голос Гриффина смягчился.
— Она моргнула «да».
Джиллиан кивнула и отступила на шаг.
— Запомните, Гриффин. Если Дэвид Прайс все-таки добьется освобождения из тюрьмы, если вы с ним опять столкнетесь, помните это. Не он победил. Это вы победили.
Подумав, Гриффин кивнул, завел мотор и поднял стекло. Машина съехала с обочины, и Фитц с Гриффином снова тронулись в путь.
Глава 34
Мег
Сыщики отъехали только на четыре квартала от дома Песатуро, как вдруг Фитц крикнул:
— Остановитесь!
Гриффин послушно ударил по тормозам, и Фитц с уже привычной неизбежностью ударил по приборной доске.
— Черт, поглядите вон туда!
Гриффин проследил взглядом за указательным пальцем детектива и увидел направо мини-маркет. Три автомашины стояли перед его стеклянными дверями с включенными моторами, отравляя воздух выхлопными газами.
Внимание Фитца, однако, привлек только один из них — маленький коричневый «ниссан».
— Видите? — спросил он. — Машина Мег. Взгляните на номера.
Гриффин устремился на стоянку.
Сперва они обошли машину кругом. Внутри царил обычный беспорядок: пачка бумажных носовых платков, щетка для волос, отброшенная за ненадобностью почта, кроме того — волосы, намотавшиеся на ручку тормоза. Гриффин заметил просроченный талон с парковки колледжа. В это время Фитц положил руку на капот машины и объявил, что он холодный.
Мужчины обменялись быстрыми хмурыми взглядами. Если мотор уже остыл, значит машина стоит здесь давно. Они пошли к магазинчику. В помещении находились две женщины и продавец, прыщавый парень, очень похожий на служащего из «Блокбастера». Фитц показал ему полицейский значок.
— Где водитель «ниссана»?
Парень, разинув рот, уставился на значок Фитца, громко сглотнул, потом снова вылупился на значок.
— Не знаю, — выдавил он.
— Что значит «не знаю»? Как это понимать?
— Я хочу сказать, что ее здесь нет... сэр, — запоздало добавил юнец.
— Ты видел водителя коричневого «ниссана»?
— Да, сэр! В смысле, она была хорошенькая, поэтому я запомнил, сэр!
Что ж, это описание подходило к Мег.
— Она заходила сюда? — сверкнул Фитц на подростка глазами.
— Нет, сэр. То есть она, по-моему, собиралась, сэр. Но потом подкатил ее приятель, и она ушла с ним.
— С ним? — резко переспросил Гриффин.
Парень впервые посмотрел на Гриффина и, заметив внушительные размеры сержанта, побледнел.
— Д-да.
Фитц облокотился о прилавок. Обе покупательницы к этому времени перестали шарить глазами по полкам с продуктами и беззастенчиво прислушивались к разговору. Фитц не обратил на них внимания, сосредоточив его на продавце.
— Ты не мог бы точно описать, что видел? — спросил он. — Не спеши, подумай. Вспомни хорошенько.
Парень перевел дыхание. Подумал немного.
— Ну, я видел, как она выходит из «ниссана». А потом, ну, потом посмотрел опять, потому что она была очень хорошенькая.
— Во что она была одета?
— М-м, кажется, коричневый жакет. Замшевый такой, знаете, и на плече висела такая большая сумка, и еще, по-моему, джинсы. Точно не помню. Ничего особенного.
— О'кей. Так, значит, она вышла из машины, в этом своем жакете и с сумкой через плечо. Она закрыла дверь машины?
— Да, закрыла.
— А потом?
— Она сделала шаг вперед, как будто собиралась войти в магазин. Но вдруг остановилась и обернулась. Я увидел, как подъехала другая машина и вышел этот человек. Он вроде как очень спешил, понимаете? Он подбежал к ней, что-то сказал, потом они оба сели в его машину.
— Опиши человека, — приказал Фитц.
— Мм-м... не очень высокий, по-моему. Может, как вы. Каштановые волосы. Ну, в общем... обычный парень, обычной такой внешности. — Юноша пожал плечами.
Фитц посмотрел на Гриффина, и тот слегка кивнул. Обычный, ничем особо не примечательный парень. Именно так все описывали Эдди Комо. Черт!
— Возраст? — спросил Фитц.
— Мм-м... старше ее, по-моему. Я не рассмотрел его как следует отсюда, но помню, еще подумал, что он для нее слишком стар. Не знаю, почему я так подумал.
— Ты запомнил его машину?
— Отсюда хорошенько не разглядишь. Но, судя по звуку, что-то большое. Мощный мотор. Старая. Тарахтела, когда отъезжала. Пожалуй, надо сменить пробки, — беспомощно прибавил юноша.
— Он прикасался к девушке? — осведомился Гриффин.
Взгляд парня метнулся было к нему и тут же поспешно уткнулся в прилавок.
— Мм...
— Брал ее за руку, за плечо, или еще как?
— О да! Вначале, когда подошел. Он взял ее под руку. И проводил к своей машине, понимаете? Открыл перед ней дверцу. Такая девушка, понятное дело, требует вежливого обхождения. — Парень кивнул, потом мрачно вздохнул. В свои годы он, кажется, уже неплохо усвоил, как устроена жизнь и что парням вроде него никогда не достаются девушки вроде Мег.
— Он держал ее под руку, когда открывал дверцу машины? — не отставал Гриффин.
— Ну, вот сейчас... когда вы об этом спросили... Да, он держал ее левой рукой, а правой открывал дверцу.
— Он так и не отпускал ее?
— Кажется, нет.
Гриффин и Фитц снова обменялись взглядами. Все это звучало скверно. Гриффин бросил быстрый взгляд на свои наручные часы. Одиннадцать сорок шесть. Черт, им уже никак не уложиться в отведенные Прайсом два часа.
— Во сколько она подъехала? — Взгляд Фитца уловил движение Гриффина, и в его голосе появились новые, более настойчивые нотки.
— О, уже некоторое время назад. Погодите... большой «субурбан» только что залил оба бака. Это стоило пару-другую грошей. Сейчас проверю по чекам.
Парень открыл кассовый аппарат и принялся медленно переворачивать листочки бумаги. Гриффин и Фитц беспокойно переминались с ноги на ногу. Часы тикали, тикали, тикали. Парень неторопливо переворачивал один чек, говорил «хм», потом методично переходил к другому. Потом — к следующему. И еще к следующему. И уже когда Гриффин подумал, что он больше не выдержит, Фитц взорвался.
— Слушай, скажи примерно, — протянув руку через конторку и схватив парня за запястье, выпалил детектив. — В восемь, в девять, в десять? Во сколько?
— Э... — Парень уронил взгляд на побелевшие костяшки пальцев полицейского. — В девять, сэр!
— Отлично. Молодец. — Фитц уже яростно махал Гриффину. Потом крикнул, обращаясь к продавцу: — Скоро сюда подойдет патрульный в форме, чтобы официально взять у тебя показания. Расскажи ему все, что рассказал мне, плюс все, что вспомнишь. Сделаешь это?
— Мм... да, сэр.
— Это важно. Мы очень благодарны тебе за помощь. Понял?
— Понял, сэр!
— Молодец. Будем держать связь. — Фитц направился к двери, поспешая за Гриффином, который уже стоял на четвереньках возле машины Мег. Через десять секунд он углядел под машиной что-то блестящее и выудил связку ключей.
Они с Фитцем уставились на множество ключей с брелком в виде пластмассового попугая с концерта Джимми Бафита.
— Вероятно, она держала их в руке, — размышлял вслух Гриффин. — Затем, когда тот человек схватил ее за руку... — Он разжал руку, и ключи упали примерно туда, где лежали.
— Не думаю, что она встретила друга, — тихо сказал Фитц.
— Нет.
— Почему, как по-вашему, он схватил ее именно сейчас?
— Потому что никто не может раскрыть дело за два часа, и Дэвид Прайс это знает. — Гриффин, наклонившийся, чтобы поднять ключи, глянул снизу вверх на Фитца. — Прайс поклялся, что получит в шесть часов свою увольнительную. А когда окажется на воле, не захочет быть там один.
— Бедная Мег, — пробормотал Фитц. — Бедная Молли.
Гриффин бросил взгляд на часы. До полудня оставалось пять минут. Он сказал:
— Если Дэвид Прайс выйдет из тюрьмы, то бедные мы все. Идемте.
* * *
Не успели Гриффин и Фитц забраться в машину, как заверещал сотовый телефон Гриффина. Звонил Уотерс.
— Мои два часа истекли. Извини, Гриффин, у меня ничего.
— Сколько баров обошел?
— Две дюжины. Знаешь, этот город, оказывается, не что иное, как одна гигантская таверна. В нескольких местах узнали Таню, но в основном узнавали ее потому, что ее изображение появлялось в пятичасовых «Новостях». В одном месте сказали, что она имела обыкновение заходить, но то было еще до беременности.
— Возьми себе в помощь больше патрульных и продолжай искать. Кто-то должен был что-то видеть.
— Будет сделано.
— Майк... Пропала Мег Песатуро. В последний раз ее видели, когда какой-то незнакомец тащил ее в свою машину. Что бы ни назревало, оно уже началось. Мы должны это остановить, причем сделать это быстро.
— Гриффин, уже двенадцать...
— Я позабочусь о регламенте. А ты просто продолжай выискивать информацию о Тане Клемент. Все понял?
Гриффин дал отбой и тут же принялся энергично набивать новый номер.
— Звоните Богу, чтобы попросить о чуде? — угрюмо спросил Фитц.
— Нет, кое-кому получше. Капралу Шарпантье.
Гриффин дозвонился до пейджинговой службы, набрал номер Шарпантье, затем еще один, означающий особую срочность, и через тридцать секунд сам Шарпантье позвонил ему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...