ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Почему, ты думаешь, мы здесь? Прайс захотел купить себе свободу, поэтому он тебя и продал. Теперь он встречается со своей маленькой дочкой, а ты ради него сядешь в тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Вряд ли это справедливо. Где Мег, Виджио? Отвечай сейчас, пока у тебя еще есть шанс.
— Пошел к черту!
— Возьми в толк, Виджио. Дэвид тебе не поможет. Ты попался, тебя накололи, обвели вокруг пальца. Все, на что ты рассчитывал, уже не состоится, все кончено. Чем ты еще ему обязан?
Взгляд Виджио непроизвольно метнулся к своей машине, заблокированной на обочине. Гриффин перехватил этот взгляд. Он посмотрел в ту сторону, и тут до него дошло.
— Там, в машине, еще одна бомба, не так ли, Виджио? Только теперь вместо наемного убийцы жертвой должен был стать Дэвид Прайс. Ты собирался ее подключить, а потом посмотреть, как твой любимый пособник взлетит на воздух. Черт, будь я проклят! Значит, и впрямь нет никакой верности между ворами. Постой! — Голос Гриффина изменился. Он резко и взволнованно подался вперед, наклоняясь к негодяю. — Ведь это значит, что Дэвид Прайс должен был сесть в эту машину. Говори, что ты знаешь, ублюдок! Что за дьявольщину спланировал Дэвид Прайс?
* * *
Джиллиан мерила шагами гостиную в доме Песатуро; Либби и Топпи молча наблюдали за ней. Правая рука ее безжалостно теребила медальон Триш. Левая была сжата в кулак за спиной.
— Это неправильно, — обратилась она к Либби и Топпи, хотя к этому моменту они, видимо, уже устали от ее тирад. — Мы сейчас нужны Тому и Лори. Мы нужны Мег. Мы должны что-нибудь делать!
— Джиллиан, — терпеливо и твердо промолвила Топпи, — мы не профессионалы. Иногда самое правильное — это ждать.
— Но ведь Дэвид Прайс вот-вот получит именно то, чего добивался! Не может быть, чтобы не существовало какого-то иного способа! Господи, почему я не могу придумать какой-то иной способ?
Либби вздохнула. Топпи выразительно уставилась на Джиллиан.
— Откуда нам знать, что он назовет имя преступника? — продолжала Джиллиан. — Гриффин прав. После того как встретится с Молли, Прайс может наплести все, что угодно, или вообще отказаться говорить. А тогда уже будет невозможно ничего поделать.
— Они могут отправить его в «Супер Макс», — сказала Топпи. — Или наказать тем, другим, способом, особым режимом изоляции.
— Ох, как будто Дэвида Прайса это очень заботит. Он обожает эти игры, он чувствует себя в своей стихии, когда заставляет всех плясать под свою дудку. Он любит, чтобы все было так, как он задумал. — Джиллиан вдруг резко оборвала себя и нахмурилась. — Ха!
— Что такое? — спросила Топпи.
— Дэвид любит, чтобы все было так, как он задумал, — медленно повторила Джиллиан. — Но вот эта встреча... Он позволил полицейским самим выбрать для нее место и маршрут, каким его повезут туда. Сам же назначил только время. Если он действительно что-то замышляет, то, казалось бы, должен был сам выбрать место. Какое-то место, которое хорошо знает или где мог бы расставить свои мины-ловушки. Или попросить Насильника из Колледж-Хилла расставить их. Это было бы логично. Дэвид помогает Насильнику совершить идеальное преступление. Взамен насильник помогает Дэвиду бежать из тюрьмы.
— Но возможно, он ничего и не замышляет, — возразила Топпи. — Вы слышали, что сказала лейтенант Морелли. Полиция бросила на проведение этого свидания все свои силы и резервы. Прайсу вряд ли удастся выйти из тюремного фургона и пройтись по земле.
Джиллиан досадливо сверкнула на нее глазами:
— Конечно же, он что-то замышляет. Если бы Прайс действительно хотел видеть свою дочь, он стал бы настаивать на этом до заключения в тюрьму. Так что в этой истории Молли вообще ни при чем. Все дело в стремлении Прайса вырваться из тюрьмы. — Она помолчала, потом снова начала рассуждать вслух. — И еще в мести. Сперва он подстроил так, что первой жертвой оказалась Мег, потом организовал убийство Эдди Комо, с тем чтобы вовлечь в дело Гриффина. Его действия всегда носят личный характер, почти автобиографический: та же самая жертва, тот же самый детектив. Но Прайс не стал выбирать место. Почему он не стал выбирать место?
И тут глаза Джиллиан расширились.
— О нет!
— Что?
* * *
— Это случится совсем в другом месте! Неужели вы не понимаете? Снайперы, лейтенант и Молли... все это лишь прикрытие, для отвода глаз полиции. Он не настаивал на определенном месте, потому что и не собирался туда ехать! Что бы он ни планировал сделать, это произойдет по дороге! Скорее, где телефон, где телефон? Мне надо позвонить Гриффину.
* * *
Из кабины тюремного фургона, который катил по шоссе номер два в Крэнстоне, судебный пристав Джерри Эткинс спешно радировал в полицейский автомобиль, едущий перед ним:
— Что-то случилось с Прайсом. У него пена идет изо рта. Господи, кажется, у него начались конвульсии. Что нам делать?
Пауза.
— Не можем же мы вот так дать ему умереть... Он ведь должен сказать имя проклятого насильника. Погодите. Ух ты! Он вырубился. Лежит на полу. Черт, сейчас подавится языком. Нужно немедленное медицинское вмешательство. Сюда, скорее!
Едущий впереди «лендкрузер» полиции штата резко развернулся и двинулся к парковочной площадке перед рестораном. Эта часть магистрали номер два представляла собой улицу, пролегающую вдоль бесконечной торговой зоны. Не самое удобное место для непредвиденной остановки тюремного фургона с опасным преступником. Но тут из задней части фургона донесся новый пугающий грохот — это неистово задергались закованные в кандалы ноги Прайса.
Второй полицейский «лендкрузер» подъехал сзади, чтобы создать что-то вроде заграждения у края парковки. Парковка была не очень переполнена. В сложившихся обстоятельствах не приходилось рассчитывать на лучшее.
Джерри выпрыгнул из кабины фургона. У него был маленький набор для оказания первой помощи и лишь самое слабое представление о том, как надо действовать.
— Вызовите «скорую»! — крикнул он полицейским.
— Мы говорим с лейтенантом!
— Она знает, как оказывать первую помощь?
— Не снимай с него кандалы!
— Господи, я что, идиот?
Джерри рывком распахнул боковую дверь фургона. Прямо за ним следовал его напарник. Очевидно, полицейские все же считали их идиотами, потому что офицер конвоя Эрни оттолкнул обоих назад. Сначала он вглядывался несколько секунд внутрь фургона, расстегнув кобуру и держа руку на рукоятке пистолета.
— Мать честная!
Джерри с напарником протиснулись мимо Эрни и тоже охнули. Тощее тело Дэвида Прайса, словно сложилось в несколько раз и теперь представляло собой беспорядочное нагромождение скованных железом рук и ног — бесформенную груду, которая была неестественной для человеческого тела. Пока они трое оторопело пялились на Прайса, его тело вдруг снова конвульсивно дернулось, а голова откинулась назад. Перед ними возникло жуткое лицо человека с закатившимися глазами, который пытался смотреть на них в упор белками глаз.
Джерри всколыхнулся первым:
— Скорее, скорее, выпрямите его. Надо разжать ему рот палкой, пока он не откусил себе язык. — Он запрыгнул в фургон и схватился за скованные ноги Дэвида. Эрни подскочил со стороны плеч.
У Джерри мелькнула дикая мысль. Руки Прайса были не там, где им надлежало быть. Что произошло с толстым ремнем, который должен был связывать его руки с поясом? Взгляд пристава упал на пол, и он увидел маленькую деревянную щепку. Очень похожую на отмычку. А затем, в следующую секунду...
Джерри вскинул голову.
Как по волшебству освободившаяся от наручника рука Прайса выхватила «беретту» из расстегнутой кобуры Эрни.
Джерри вскрикнул.
И пуля вышибла ему мозги.
* * *
Крики, шум, суматоха. В оцепленном полицией Крэнстонском парке лейтенант Морелли, сжимая в одной руке сотовый телефон, а другой прижимая к уху рацию, торопливо отошла в сторону от семейства Песатуро. Она отчаянно потела под толстым и тяжелым пуленепробиваемым жилетом, а взгляд ее вновь и вновь обегал окрестные крыши, где укрывались снайперы.
— Что значит — у Прайса припадок?
— Нет, не надо заворачивать на стоянку! Что? Уже припарковались? Чья это тупоумная идея?
Зазвонил ее сотовый. Она включила его с первого звонка и, продолжая слушать сбивчивое объяснение офицера Брюгера по рации, рявкнула в трубку:
— Морелли.
— Он собирается что-то выкинуть по дороге! — кричал ей в трубку Гриффин. — Он вовсе не намерен встречаться с Молли. Это просто уловка. Виджио хотел подложить бомбу в приготовленную для Прайса машину, на которой тот должен был скрыться!
— Гриффин... — И снова по рации: — Я знаю, что нельзя дать ему умереть!
— Лейтенант, где его тюремный фургон? Скажите, где мне найти его фургон?
— Проклятие, Брюгер, где вы? Гриффин кричит, что у Прайса есть план побега. Не трогайте его. Вы меня слышите? Не трогайте Дэвида Прайса! Брюгер?
Выстрелы. Внезапные, громкие хлопки, донесенные радиоволнами. Множество выстрелов. А потом мужские голоса, сыплющие проклятиями, и снова пальба, а потом булькающий звук. Совсем близко. В трубке. Человек захлебывался собственной кровью.
— Брюгер? Брюгер, вы меня слышите? Брюгер, что происходит?
— Где фургон, где фургон? — орал Гриффин.
— Брюгер!
Тишина. Полная тишина. Даже Гриффин в конце концов умолк. Тикали секунды. Струйка пота сбежала со лба Морелли на подбородок. Она медленно обернулась. Растерянно посмотрела на Тома и Лори Песатуро, которые взирали на нее, потрясенные, испуганные. Посмотрела на Молли. На славную малышку Молли, которая никогда не узнает, кто ее настоящий отец, если только на земле есть справедливость.
А затем из рации раздался голос.
— Передайте Гриффину мой привет, — сказал по рации Дэвид Прайс. — О да, может, кто-то захочет прислать «скорую помощь». Впрочем, я думаю, коронер это сделает.
В рации щелкнуло, остолбеневший Гриффин выругался. Лейтенант Морелли уронила голову на грудь.
* * *
Гриффин выключил телефон. Но он тут же зазвонил снова. Несколько секунд Гриффин бессмысленно пялился на него. Они слышали все, что доносилось из рации Морелли, и теперь стояли потрясенные, с бледными, без кровинки, лицами. Оцепенело застыл как громом пораженный Фитц. Сокрушенно молчали собравшиеся вокруг полицейские. Бывают минуты, когда весь мир вокруг воспринимается словно погруженным под воду, в морскую глубину, миль на двадцать. Все звуки ощущаются приглушенно. Руки и ноги кажутся чугунными и неподъемными. Ты уносишься куда-то во тьму, далеко-далеко от поверхности, а давление воды вот-вот раздавит тебе грудь.
Телефон Гриффина зазвонил снова.
Он щелкнул по нему и весь внутренне подобрался, ожидая услышать глумливый голос Прайса.
— Он собирается что-то выкинуть по дороге! — выкрикнула в трубку Джиллиан. — Он вовсе не намерен ехать на это свидание.
— Я знаю, — прошептал Гриффин.
— Подумайте над этим, — взволнованно продолжала она. — Он позволил полиции выбрать место проведения встречи. Он никогда бы так не поступил, если бы планировал совершить побег там.
— Я знаю.
— А в присутствии всех этих снайперов и группы SWAT и со всем прикрытием... У него бы не было никаких шансов что-то сделать. С другой стороны, по пути следования, когда есть только он да еще несколько водителей...
— Джиллиан, я знаю.
— Знаете? Ну так остановите его!
Гриффин ничего не ответил. Он не нашел слов, чтобы осмыслить только что услышанное. Сколько человек было в конвое? Четыре, шесть, восемь? У скольких остались жены? Дети? Уотерс отвернулся. Фитц тяжело опустился на землю, на подъездную дорожку дома Рона Виджио, подавленно глядя на светофор. Где-то в округе выла собака.
— Гриффин? — беспокойно окликнула Джиллиан. — Он что?.. Он уже?..
— Это только что произошло.
— О мой Бог. Что...
— Я не могу.
— А Мег?
— Мы не знаем.
— Гриффин, нельзя дать ему уйти.
— Вы думаете, я не знаю? — Гриффин наконец вернулся к жизни. Он пнул ногой колесо полицейского «лендкрузера». Потом начал пинать снова и снова. Сидящий на заднем сиденье Виджио злобно пялился на него. Негодяй, должно быть, все слышал, но ему, конечно, было глубоко плевать.
Взгляд Гриффина вновь потемнел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...