ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А почему вы не продадите этот дом? Почему не переедете? — с любопытством спросила Мег.
— Дэн любит его, — ответила Кэрол.
— Ну, тебя-то он наверняка любит больше.
Кэрол промолчала, но выражение ее лица было весьма красноречиво.
— Он настолько с тобой не считается? — мягко поинтересовалась Джиллиан. Атмосфера в комнате как-то неуловимо изменилась. Смягчилась, пожалуй. Ослабло напряжение. А Мег опять подумала о той бедной, бедной девушке. Вот они тут борются, спорят друг с другом, а за всем этим — та бедная, бедная девушка.
— Дэн настолько не считается со мной, что я не понимаю, зачем он вообще приходит домой. — Плечи Кэрол поникли, злое выражение лица сменилось страдальческим, что было гораздо хуже. — Он не желает со мной разговаривать. Ни спорить, ни скорбеть, ни рационально рассуждать. Эта тема находится под запретом у нас в доме. Мы живем точно бок о бок с гигантским слоном, которого оба молчаливо сговорились не замечать.
— И вы никогда не говорили о том, что с тобой произошло?
— Сначала мы говорили о том, что сказали доктора. Затем — о том, что сказала полиция или что сказал прокурор. Иногда мы обсуждаем то, что сказала наша группа. Почему же, мы разговариваем — о том, что сказал кто-то другой.
— Должно быть, это нелегко для него, — заговорила Мег. — Я имею в виду, что он мужчина. Возьми моего отца. Он до сих пор корит себя за то, что, когда Эдди напал на меня, его там не было — он был далеко. Твой муж, наверное, ощущает это как стопудовый груз на шее. Интересно, что говорят ему другие мужчины.
— Другие мужчины?
— Ну да, конечно, мужчины тоже разговаривают. Ну не совсем... не в прямом смысле. Я хочу сказать... не так, как мы. Но вот смотри. Он мужчина, но все его приятели знают, что его жену изнасиловали в собственном доме. От этого он наверняка чувствует себя... ужасно. Как первостатейный неудачник. Что это за мужчина, если он не в состоянии защитить женщину, которую любит? Я знаю: если бы что-то подобное случилось с моей мамой, отец пустил бы в ход кастет. А потом, вероятно, циркулярную пилу. А потом бы дядя Винни... Ладно, это уже другая история.
— Откуда ему было знать, что происходило в ту ночь? — пожала плечами Кэрол.
Джиллиан взглянула на нее:
— Ты сказала ему об этом?
Кэрол, помедлив, покачала головой.
— Почему?
— Потому что я обвиняю его в этом, понятно? В ту ночь я молила Бога, чтобы Дэн явился. Я лежала на этой кровати, и этот негодяй проделывал со мной такое, чему нет названия, а я все надеялась, что вот-вот придет Дэн. А это все продолжалось и продолжалось до бесконечности! Но он так и не пришел. Где все это время был мой муж, когда я так в нем нуждалась? Как он мог не прийти?
— Он же не мог знать... — начала было Джиллиан.
— Ты же сама говоришь, что Дэн всегда работает допоздна, — заметила Мег.
— Да не было его на работе! Проклятие! — Кэрол тяжело опустилась на стул и закрыла лицо руками. А когда подняла голову, лицо ее было залито слезами. — Я подозревала это уже несколько месяцев. Все эти задержки... Эти внезапные «деловые встречи»... Тогда я стала вечерами названивать ему в офис. Ответа я ни разу не получила. Никто ни разу не снял трубку. И в тот вечер я тоже звонила в половине десятого. Там никого не было. Никого. Поймите это. Мой муж не спас меня от насильника, потому что был слишком занят, развлекаясь со своей подружкой.
— О Кэрол...
— О Кэрол!
— Так как прикажете мне затрагивать эту тему? — охрипшим голосом осведомилась Кэрол. — Ну? Смелее! «Послушай, Дэн, я попрошу прощения за то, что меня изнасиловали, если ты попросишь прощения за свою любовную интрижку». А может, так: «Дорогой Дэн, прости меня за то, что из-за эмоционального стресса я стала развалиной и нервы у меня ни к черту. Только и ты сперва попроси прощения за то, что не явился вовремя домой и не защитил меня от подонка». Или так: «Я извинюсь за то, что не смогла родить детей, если ты извинишься за то, что постоянно пренебрегаешь мной, за то, что всю жизнь на первом месте у тебя работа, за то, что запер меня в этом гигантском мавзолее в четыре тысячи квадратных футов, который напоминает мне о том, как я одинока». А что остается у нас впереди? Только стариться на глазах друг у друга да постоянно осознавать, как жестоко обманула нас жизнь?
— Это общая проблема всех браков, ты же знаешь. Сначала люди хотят быть вместе, а потом оказывается, что постоянная близость порождает взаимное неуважение.
— Ты все еще любишь его? — спросила Джиллиан.
— О Господи, да, — ответила Кэрол и снова заплакала.
Долгое время никто из них не произносил ни слова.
В дверь кабинета постучали, а в следующую секунду показалась голова официантки, давней союзницы в их сходках.
— Джиллиан, приехали полицейские.
Джиллиан посмотрела на Кэрол:
— Хочешь, отложим эту встречу?
Мег подумала, что в этой реплике Джиллиан как ни в чем другом выразился ее призыв к примирению.
Кэрол уже начала потихоньку приходить в себя. Взяв со стола салфетку, она промокнула заплаканное лицо.
— Нет, пусть заходят. Мы должны услышать об этой девушке. Мы должны знать.
— Вероятно, подражатель, — бросила Джиллиан.
— Нет, — громко и отчетливо сказала Мег.
— Мы не знаем этого.
— Я знаю.
— Мег...
— Нет! Если Кэрол имеет право на нервный срыв, то я тоже имею право на собственные ощущения. А во всем происходящем что-то не так. От всего происходящего веет какой-то большой неправдой. Понимаете, эта девушка, она ведь тоже одна из нас! Только ей уже ничем нельзя помочь.
Кэрол и Джиллиан смотрели на нее с неодобрением. Они опять сплотились на основе общих чувств к чудаковатой малышке Мег. Но Мег твердо стояла на своем. Она была абсолютно убеждена. Она знала, что это так. Знала — и все. Сегодня утром те глаза вновь следовали за ней. И впервые она со всей очевидностью ощутила: смерть Эдди Комо не конец их мытарствам, это новое начало.
Бедная, бедная девушка...
— Пусть заходят, — кивнула Джиллиан официантке.
— Прости, Кэрол, — пробормотала Мег.
— Прости, Кэрол, — сказала Джиллиан.
Потом все трое замолчали, потому что в комнату вошли детектив Фитцпатрик и сержант Гриффин.
Глава 21
Фитц
Когда Гриффин уже во второй раз за столь короткое время нанес визит потерпевшим, ему сразу пришло в голову что ни одна из трех женщин уже не выглядит сейчас такой же невозмутимой, как накануне. У сидящей на противоположном конце стола Кэрол Розен щеки и глаза покраснели и распухли. Похоже, она только что плакала. На бледном лице стоящей во главе стола Джиллиан Хейз залегли темные тени: видимо, она не заснула ни на минуту прошлой ночью. И наконец, лицо сидящей ближе всех к двери Мег Песатуро имело одутловатый, нездоровый вид. Наверное, она переживала похмелье. Очевидно, после вчерашнего шампанского — в утренний выпуск теленовостей репортерша Морин включила показания очевидцев с места событий в ресторане «Улица Надежды».
Женщины еще не знали этого, но быстро становились центром крупнейшей юридической сенсации. И все это после того, как Эдди Комо был мертв уже целые сутки. И Гриффин спрашивал себя, что же принесут следующие двадцать четыре часа.
— Джиллиан. Кэрол. Мег, — приветствовал Фитц по очереди каждую даму. Гриффин заметил, что Фитц, осознавал он это или нет, всегда приветствовал женщин в одном и том же порядке. «По ранжиру, — решил его напарник. — В порядке уменьшения тяжести понесенных утрат».
Дамы ничего не ответили. Они смотрели на сыщиков тусклыми, безжизненными глазами людей, которые услышали скверные новости и хотят одного — оправиться от них.
— Спасибо, что нашли время со мной встретиться, — официальным тоном произнес Фитц, выдвигая стул и собираясь присесть. — Уверен, все вы помните детектива сержанта Роуна Гриффина, которого я представил вам вчера. Я попросил сержанта Гриффина в порядке профессиональной любезности присоединиться к нам сегодня. Поскольку события вчерашней ночи, возможно, связаны со смертью Эдди Комо, сержант принимает участие также в расследовании, проводимом городской полицией.
Гриффин улыбнулся дамам, стараясь дольше обычного не задерживаться взглядом на Джиллиан. Профессиональная корректность. Приходится уважать ее правила. Вот Фитц только что приветствовал его на этой встрече старых друзей, одновременно твердо поставив чужака на место. Ничего не добудешь в обход этих парней из городской полиции.
— Итак, — оживленно начал Фитц, — как я понимаю, вчера ваши семейства были несколько взволнованны.
— Да, — ответили хором Джиллиан и Кэрол.
Улыбка Фитца сделалась напряженной.
— Начнем с вас, Кэрол.
— Я получила письмо, — скованно промолвила блондинка. — В розовом конверте. Якобы от Джиллиан, с ее обратным адресом. На почтовый штемпель я не посмотрела. Однако когда вскрыла, оно оказалось от Эдди.
— Оно у вас еще цело?
— Я знаю порядок, — вскинула голову Кэрол.
— Очень хорошо. Что говорилось в записке?
— "Я до тебя доберусь. Даже с того света" Я... у меня... началась небольшая паника. Я была дома одна, и от этого страх усилился. Поэтому я достала из сейфа пистолет. А затем... э... по несчастной случайности... кончилось тем, что я выстрелила в вернувшегося Дэна.
— Слишком близко к сердцу приняли свои семейные проблемы, да, Кэрол?
— Я действительно ошиблась!
— Угу. И как он себя чувствует?
— Его жизнь вне опасности. Правда, нужно время, чтобы рука зажила. Ну и еще, наверное, он не сразу будет вновь без опаски входить в свой собственный дом. Мне-то хорошо знакомо это состояние.
Сделав вид, что не услышал горечи в тоне Кэрол, Фитц перевел взгляд на Джиллиан.
— Теперь ваша очередь.
— Кто-то отключил сигнальные датчики перед нашим домом и красной краской с помощью распылителя написал на окне спальни моей матери «Эдди Комо жив». Потом снова включил сигнализацию, желая убедиться, что она проснется и увидит его художества, а сам удрал. Хорошая новость: моя мать после приступа уцелела. Плохая новость: хулигану несдобровать. Во всяком случае, когда я до него доберусь, — бесстрастно, четкими, рублеными фразами отчиталась Джиллиан.
Фитц что-то буркнул себе под нос. Вероятно, он уже прочел полицейские отчеты по Ист-Гринвичу, где приводились те же сведения, и, разумеется, с фотографиями. Он повернулся к Мег:
— А вы что скажете?
Девушка пожала плечами:
— Ничего. Признаюсь: у меня самая настоящая скука.
— Возблагодарим Бога за эти маленькие подарки. Вы трое все прибавляете и прибавляете нам бумажной работы, а в городе уже скоро не хватит рядовых полицейских, чтобы работать по этим делам. — Голос Фитца звучал грубо и неприязненно. Всю ночь он провел на ногах. Работал на месте преступления в Колледж-Хилле, а также, с помощью сотового телефона, восстанавливал по клочкам и крупицам картину других событий. Двадцать четыре часа без сна не лучшим образом сказываются на человеке. Глаза Фитца покраснели, лицо осунулось. Редкие пряди седеющих темно-русых волос буйно и воинственно топорщились на голове, а облегающую живот мятую белую рубашку украсили два новых пятна. Кажется, то были горчица и кетчуп. Видимо, обедать и завтракать ему пришлось на бегу, ухватив что-то в закусочной «Хейвен бразерс», рядом со зданием мэрии. В той, что уже многие годы обслуживала людей в синем, которые могли с непреложностью доказать это уровнем холестерина в своей крови. Гриффин, поспавший лишь час с небольшим, хорошо представлял, как это бывает.
— Что вы имеете в виду? — спросила Джиллиан.
К ней присоединилась Кэрол:
— Так это был он? Скажите нам, детектив. Это сделал он?
Фитц откачнулся назад, и стул начал балансировать на двух ножках. Он обводил взглядом комнату, по очереди пристально разглядывая каждую женщину и давая себе время обдумать ответ.
— Он ли это сделал? Вот уж поистине вопрос на миллион долларов. Если под словом «он» вы подразумеваете Эдди Комо, а под словом «это» вчерашнее нападение на девушку в Колледж-Хилле, тогда ответ будет «нет». Я видел тело. Сержант Гриффин видел тело. Эдди Комо мертв. — Стул Фитца с грохотом вновь опустился на все четыре ножки. — Как я понимаю, вы, леди, даже пили шампанское по случаю его смерти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...