ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дэниел поморщился, принимая Хоуп.
– Именно это я пытался сделать, когда кое-кто помешал процессу. – Он взял Аманду за руку и, несмотря на вялые протесты, увел девиц в дом.
Где-то наверху скрипнули половицы. Алисия двинула Мэттью локтем в бок, и оба исчезли.
Ростом Майкл почти не уступает мне, зато сложения куда как более крепкого. Лицо у него из тех. при одном взгляде на которое каждому становится ясно, что обладатель его честен, добр, но при необходимости надерет задницу любому, кто придет к нему с нехорошими намерениями. Не знаю, как ему это удается. Ну, возможно, форма челюсти у него такая. Это в том, что касается силы духа и тела. Что же до доброты, так она истекает из глубины его души и прямо-таки лучится из его серых глаз.
Одет он был в штаны цвета хаки и светло-синюю футболку. На перекинутом через плечо ремешке висел длинный пластиковый тубус, в котором он, несомненно, перевозил свой меч. На другом плече висел небольшой рюкзак. Судя по влажным волосам, он только что вылез из душа. Майкл спустился по лестнице деловым шагом человека, которому предстоит серьезная поездка, – и тут увидел нас с Молли, стоявших у дверей в прихожей.
Он застыл как вкопанный, и лицо его при виде Молли осветилось удивленной улыбкой. Рюкзак шмякнулся на пол, он шагнул к нам и стиснул Молли в медвежьих объятиях.
– Папа! – попыталась высвободиться она.
– Ш-ш-ш, – произнес он. – Дай потискать.
Взгляд Молли скользнул по висевшему у него на плече тубусу, и она тревожно нахмурила брови.
– Куда ты собрался?
– Ты застала меня в самый последний момент, – сказал он. – Я рад.
Она прижалась к отцовской груди и закрыла глаза.
– Я только в гости заглянула.
Еще секунду-другую он обнимал Молли, потом отпустил и огорченно посмотрел на нее.
– Все равно рад, – кивнул он и улыбнулся. Только после этого глаза его расширились, словно он лишь теперь заметил, на что она похожа. – Маргарет Кэтрин Аманда Карпентер, – чуть сдавленным голосом произнес Майкл. – Боже правый, что ты сделала с… – взгляд его скользнул по ней сверху вниз и обратно, – с…
– Собой, – подсказал я. – С собой.
– С собой, – со вздохом согласился Майкл и снова принялся изучать ее внешность. Молли попыталась сделать вид, что мнение отца на этот счет ей безразлично, но добилась только обратного эффекта. – Татуировки. Ладно там волосы, но… – Он тряхнул головой и протянул мне руку. – Скажите, Гарри, я правда устарел?
Мне очень не хотелось обмениваться с Майклом рукопожатием. Присутствие во мне Ласкиэли – пусть даже и не полной версии – вряд ли осталось бы им незамеченным. Во всяком случае, при физическом контакте. Пару лет мне удавалось под всевозможными предлогами избегать этого в надежде на то, что рано или поздно я все-таки совладаю с поселившимся во мне маленьким демоном.
Хотя, если уж быть честным, скорее я просто стыдился посвятить его в то, что произошло. Майкл, возможно, самый честный и достойный человек из всех, кого я имею честь знать. Он всегда был обо мне самого лучшего мнения. Раз или два, когда мне приходилось совсем уж хреново, это его мнение очень сильно помогало мне, и мне ужасно не хотелось бы лишиться его доверия и дружбы. Присутствие Ласкиэли, сотрудничество с падшим ангелом уничтожило бы это.
Только ведь дружба – не улица с односторонним движением. Я привел его дочь домой потому, что считал это правильным, – и потому, что, уверен, он в подобных обстоятельствах поступил бы точно так же. Я уважал его – в том числе и за это. Слишком уважал, чтобы лгать. Я и так долго оттягивал эту встречу.
Я пожал ему руку.
И выражение лица его не изменилось. Ни капельки.
Значит, он не ощутил присутствия Ласкиэли или ее отметины.
– Ну? – с улыбкой спросил он.
– Если вы считаете, что вид у нее дурацкий, вы и впрямь устарели, – ответил я как мог спокойнее. – Я, конечно, умеренно древний по меркам молодого поколения, но мне кажется, она лишь немного переборщила.
Молли закатила глаза и слегка покраснела.
– Я полагаю, во всем, что касается моды, доброму христианину полагается подставлять другую щеку, – кивнул Майкл.
– Пусть тот, кто не вываривал джинсов, первым бросит камень, – согласился я.
Майкл рассмеялся и на мгновение стиснул мое плечо.
– Рад вас видеть, Гарри.
– И я вас. – Я честно попытался улыбнуться и покосился на висевший у него на плече пластиковый тубус. – Деловая поездка?
– Да, – кивнул он.
– Куда?
Он улыбнулся:
– Узнаю, когда буду на месте.
Я покачал головой. Майклу доверено носить один из Мечей. Настоящих мечей, принадлежащих Рыцарям Креста. Собственно, людей, которым доверено такое грозное оружие для борьбы с силами зла, в мире сейчас всего двое – следовательно, в зону его ответственности входит изрядная часть нашей планеты. Не знаю уж точно, как именно его извещают, но очень часто ему приходится покидать дом и семью и спешить туда, где возникает нужда в его вмешательстве.
У меня сложные отношения с религией – но во Всевышнего я верю. Я собственными глазами видел действие тех сил, которые помогают Майклу. В конце концов, нельзя же списать на простое совпадение то, сколько раз поспевал он на помощь попавшим в беду. Я видел, как эти силы наносят сокрушительный удар по очень и очень опасным врагам, хотя Майкл при этом и голоса практически не повышал. Эти силы, эта вера провели его через такие испытания, в которых ему и выжить-то не полагалось, не то чтобы победить.
Но я и в голову не брал, как, должно быть, нелегко ему покидать дом, когда архангел, или Бог, или кто там еще зовет его на бой.
Я покосился на Молли. Она улыбалась, но я видел скрытые напряжение и тревогу.
Семье его тоже непросто приходится.
– Ты еще не ушел? – послышался с лестницы женский голос. Снова скрипнули ступеньки. – Ты же опоз…
Голос оборвался на полуслове. До сих пор мне ни разу не приходилось видеть Черити в красном шелковом кимоно. Как и у Майкла, волосы ее были влажными после душа. Впрочем, даже так они оставались светлыми. Ноги у Черити красивые, в меру мускулистые, и мышцы ее играли, когда она начала спускаться по лестнице… впрочем, и остальные части ее тела, открытые взгляду, производили то же впечатление – сильные, крепкие, здоровые. На руках она держала спящего ребенка – младшего в выводке, моего тезку. Голова его покоилась у нее на плече, щеки раскраснелись, как это бывает у маленьких детей во сне.
Голубые глаза ее потрясенно расширились, и она застыла, глядя на Молли. Черити приоткрыла рот, словно собираясь что-то сказать, и тут взгляд ее упал на меня. Потрясение сменилось узнаванием, а оно, в свою очередь, смесью гнева, тревоги и страха. Так и силясь вымолвить что-то, она плотнее запахнула на себе кимоно.
– Извините, я сейчас, – выдавила она наконец, исчезла и вернулась уже без маленького Гарри, зато в плотном махровом халате, обутая в пушистые шлепанцы. – Молли, – негромко произнесла она и спустилась к нам.
Дочь опустила взгляд.
– Мама…
– И чародей, – продолжила та, и губы ее сжались в жесткую линию. – Еще бы не он. – Она склонила голову набок, и лицо ее застыло. – Значит, ты была с ним, Молли?
Давление воздуха в помещении разом подскочило раза в четыре, а лицо Молли из розового сделаюсь пунцовым.
– А если и так? – заявила она звенящим от обиды голосом. – Тебя это не касается.
Я открыл было рот, собираясь заверить Черити, что не имею к этому ни малейшего отношения (хотя вряд ли это хоть как-то повлияло бы на характер разговора), но Майкл покосился на меня и покачал головой. Я послушно закрыл рот и принялся ждать продолжения.
– Ошибаешься, – возразила Черити, всем своим видом прямо-таки излучая непреклонность. – Ты моя дочь, а я твоя мать. Это очень даже меня касается.
– Но это моя жизнь, – настаиваю Молли.
– Которую ты пускаешь под откос по расхлябанности и глупости.
– Ну вот, понеслось, – вздохнула Молли. – Хлебом не корми, дай на мозги накапать…
– Не смейте разговаривать со мной таким тоном, мисс!
– «Мисс»! – эхом откликнулась Молли, тщательно воспроизводя интонацию матери; теперь она стояла, уперев руки в бока. – И что тебе не нравится? То, что я по глупости надеюсь, что тебе и впрямь хочется поговорить со мной, а не учить каждому шагу?
– Не вижу в этом ничего странного, если ты не соображаешь, что делаешь. Ты только посмотри на себя! У тебя вид как… как… как у дикаря!
Я даже не успел нажать на тормоз: мой язык среагировал сам по себе.
– Ну да, вот именно – как у дикаря. Как у знаменитого племени каокианских готов.
Майкл зажмурился.
Взгляд, которым одарила меня Черити, мог бы выбить дух из мелких зверушек, а уж комнатные растения в горшках и просто обратил бы в пепел.
– Прошу прощения, мистер Дрезден, – произнесла она, подчеркнуто выговаривая слова. – Я не помню, чтобы спрашивала вашего мнения.
– Извините, – как можно более обаятельно улыбнулся я. – Не обращайте внимания. Это я так, размышлял вслух.
Молли тоже испепелила меня взглядом; впрочем, ее взгляд был так себе, бледное подобие материнского.
– Обойдусь и без вашей помощи!
Черити стремительно обернулась обратно к дочери.
– Будь добра, пока ты находишься в этом доме, не смей разговаривать со взрослыми в таком тоне!
– Да без проблем! – огрызнулась Молли, крутанулась на каблуках и распахнула дверь.
Майкл протянул руку и без видимого усилия с грохотом захлопнул ее обратно.
В доме Карпентеров воцарилась внезапная тишина. Молли и Черити потрясенно уставились на Майкла.
Майкл сделал глубокий вдох.
– Милые дамы, – произнес он. – Я по мере возможности стараюсь не встревать в ваши дискуссии. Однако не похоже, чтобы ваша нынешняя беседа разрешила накопившиеся между вами разногласия. – Он посмотрел на одну, на другую, и голос его, прежде мягкий, сделался тверже скальной породы. – Полагаю, эта моя поездка не займет много времени, – продолжал он, – однако никогда не знаешь, что уготовано нам свыше. Или сколько нам еще отмерено. В этом доме хватало огорчений. Разлад причиняет боль всем. Так вот, изыщите возможность уладить свои проблемы до моего возвращения.
– Но… – начала было Молли.
– Молли, – перебил ее не терпящим возражений голосом Майкл. – Это твоя мать. Она заслуживает уважения и вежливости. И на время этого разговора так оно и будет.
Молли упрямо выпятила подбородок, но взгляд опустила. Отец продолжал смотреть на нее в упор, пока она не кивнула.
– Спасибо, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы обе постарались забыть свою злость хотя бы на время и поговорили по-человечески. Видит Бог, милые дамы, мне не хотелось бы отправиться по вызову только для того, чтобы дома меня ждали новые конфликты и разлад. Этого у меня будет в достатке и там, куда я иду.
Секунду Черити молча смотрела на него, потом взяла себя в руки.
– Но, Майкл… ты ведь не уедешь теперь. Теперь, когда… – Она махнула рукой в мою сторону. – Возникнут проблемы.
Майкл шагнул к жене и нежно поцеловал ее.
– Вера, моя дорогая. Вера.
Она закрыла глаза и опустила голову.
– Ты уверен?
– Я нужен там, – негромко, но убежденно ответил он и коснулся пальцами ее щеки. – Гарри, вы не проводите меня до машины?
Я повиновался безропотно.
– Спасибо, – произнес я, стоило нам оказаться на улице. – Уже не надеялся вырваться оттуда живым. Такое напряжение… прямо как по живому режет.
Майкл кивнул.
– Год у нас нелегкий выдался.
– Что случилось? – спросил я.
Майкл отворил дверцу своего большого белого пикапа и сунул рюкзак и тубус на заднее сиденье.
– Молли арестовывали. За хранение.
Я удивленно зажмурился.
– Молли хранили?
Он вздохнул и поднял взгляд.
– За хранение. Марихуана и экстази. Она пошла на вечеринку, и туда нагрянула полиция. У нее нашли наркотики.
– Ого, – ужаснулся я. – И что случилось?
– Общественно-полезные работы, – ответил он. – Мы много об этом говорили. Она искренне раскаивалась. Я считал, что такого унижения и наказания более чем достаточно, но Черити казалось, что с ней обошлись слишком мягко. Она попыталась ограничить круг общения Молли.
Я поморщился.
– А-а… кажется, я начинаю понимать, почему все обернулось подобным образом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...