ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Такие парни свято убеждены в том, что все подчиняется строгой логике, что все можно объяснить и что вне рамок этой логики не существует ничего.
– Ладно, мистер Дрезден, – сказал Грин. – Что-то я недопонял несколько отдельных моментов. Итак, что вы делали начиная с той секунды, когда погас свет?
Я устало потер глаза. Голова раскалывалась. Отчаянно хотелось спать.
– Я ведь вам уже говорил. Пять раз.
– Знаю, знаю, – кивнул Грин и одарил меня вялой улыбкой. – Однако порой повторение позволяет нам восстановить утраченные детали. Поэтому, если вы не против, не могли бы вы рассказать мне, как все было после того, как стало темно?
Я закрыл глаза и с трудом поборол внезапный соблазн подвесить Грина где-нибудь под потолком и оставить так на некоторое время.
Кто-то тронул меня за плечо, я открыл глаза и увидел Мёрфи: она стояла надо мной, протягивая белый пластиковый стаканчик.
– Привет, Гарри.
– Ох, слава Богу, – пробормотал я и взял стаканчик. Кофе. Я сделал глоток. Горячий и сладкий. Я даже застонал от наслаждения. – Ты просто ангел, Мёрф.
– А ты как думал? – отозвалась она. На ней были джинсы, футболка и легкий хлопковый блейзер. Под глазами темнели круги, волосы пребывали в изрядном беспорядке. Должно быть, звонок Роулинза выдернул ее из постели. – Добрый вечер, детектив Грин.
– Добрый вечер, лейтенант. – Грин честно старался хотя бы изобразить вежливость. – Что-то я не помню, чтобы просил помощи у специальных расследований… Может, случайно нажал на ускоренный набор. – Он порылся в кармане и достал сотовый телефон. – Ох, постойте-ка, – произнес он, мрачно посмотрев на дисплей. – Ошибочка вышла. Вас в меню ускоренного набора нет. Должно быть, нажал в момент умственного помрачения.
– Да вы не переживайте, сержант, – очаровательно улыбнулась Мёрфи. – Если я выясню, кто это сделал, я все вам расскажу, так что пучок морковки достанется вам.
Грин покачал головой.
– Здесь все и без того запутано, – сказал он. – Какой-то клоун вырядился персонажем из ужастика и пошинковал фанатов как капусту. Пресса за это уцепится – по сравнению с ними пираньи покажутся золотыми рыбками.
– Угу, – согласилась Мёрфи. – Похоже, помощь вам действительно не помешает. Вряд ли ведь вам захочется облажаться прямо перед объективами.
Сержант угрюмо покосился на нее и покачал головой.
– Вы не особенно славитесь в качестве склонного к сотрудничеству сотрудника, лейтенант.
– Я вижу рабочую задачу, – невозмутимо откликнулась Мёрфи. – Я могу помочь вам. А могу сделать так, чтобы пресса узнала, что вы отвергли помощь в поимке убийцы из-за распрей между отделами нашего ведомства. Выбирайте сами.
Грин посмотрел на нее внимательнее.
– Скажите, – произнес он наконец, – меня обвинят в сексуальных домогательствах, если я назову кое-кого самоуверенной, безапелляционной стервой?
Улыбка Мёрфи расцвела еще сильнее.
– Заходите к нам в спортзал, и мы это обсудим.
Грин хмыкнул и сунул блокнот с ручкой обратно в карман.
– Не уезжайте из города, Дрезден. Возможно, мне еще понадобится поговорить с вами.
– Буду ждать с нетерпением, – заверил я и отхлебнул еще кофе.
Грин протянул Мёрфи визитную карточку.
– Номер моего мобильного. На случай, если вы и впрямь вдруг захотите сотрудничать.
Мёрфи обменялась с ним визитками.
– Заметано.
Грин тряхнул головой, более или менее вежливо поклонился и отошел поговорить со стоявшими около огороженного лентой участка пола копами.
– Мне кажется, ты ему нравишься, – заметил я.
Мёрфи фыркнула.
– Он тебя гонял по кругу, да?
– Битый час. – Я постарался не выказать раздражения.
– Конечно, это действует на нервы, – заметила она. – Однако часто срабатывает. Грин, наверное, лучший следователь по делам убийств в штате. Будь он яркой личностью, дослужился бы до капитана.
– Не думаю, чтобы это дело способствовало его карьере.
Мёрфи кивнула и села на стул, с которого встал Грин.
– Ладно. Хочешь рассказать мне, что у вас тут вышло?
– Я еще даже кофе не допил, – запротестовал я, но выложил все – начиная с внесения залога за Нельсона. Единственное, о чем я умолчал, – это о визите в дом к Майклу. Я рассказал ей про нападение и как мы с Роулинзом помешали убийце.
Она медленно выдохнула сквозь зубы.
– Значит, эта тварь явилась из потустороннего мира, да? Раз ее нашпиговали пулями, а она не умерла и потом превратилась в слизь?
– Логичное заключение, – кивнул я. – Но мне некогда было заниматься аналитикой. Это мог быть кто угодно.
– Каковы шансы, что ты его убил?
– Я не так уж сильно ему врезал. Должно быть, он самоуничтожился.
– Вот черт, – буркнула Мёрфи, явно не уловив подтекста. Блин, нет больше настоящих любителей классики. – Как по-твоему, он вернется?
– Мне известно не больше твоего, – сказал я.
– Маловато будет.
Я вздохнул и кивнул.
– Посмотрим, что удастся нарыть. Как Роулинз?
– В больнице, – ответила она. – Ему нужно зашить порез.
Я крякнул и поднялся. Это потребовало усилия, и я слегка пошатнулся, но как только восстановил равновесие, подошел к останкам проектора. Нагнувшись, я поднял большую круглую жестяную коробку из-под пленки, повертел ее в руках и прочитал этикетку.
– Ого, – произнес я.
Мёрфи подошла ко мне, посмотрела на коробку и нахмурилась.
– «Потрошитель из пригорода II»?
Я кивнул:
– Это кое-что объясняет.
– Насчет смерти классического кино?
– Ты кинобездарь, – заявил я. – Парень, который на них напал, вырядился Жнецом.
Мёрфи бросила на меня вопросительный взгляд.
– Жнецом, – повторил я. – Только не говори мне, что ты вообще не видела Жнеца. Убийцу из фильмов про Потрошителя из пригорода. Его нельзя убить, а сам он приносит смерть извращенцам – то есть всем, кто занимается сексом или пьянствует. Уж если это кино не классическое, тогда не знаю вообще – что.
– Наверное, я его пропустила.
– До сегодняшнего дня снято одиннадцать фильмов про Жнеца, – сообщил я.
– Значит, я пропустила одиннадцать, – сказала Мёрфи. – Думаешь, кто-то пытался выглядеть как этот твой Жнец?
– Кто-то, – пробормотал я слегка угрожающе. – Или что-то.
Она неодобрительно покосилась на меня.
– Ты эту фразу долго готовил?
– Долгие годы, – кивнул я. – Такая возможность представляется не каждый день.
Мёрфи улыбнулась, но немного деланно, и мы оба это понимали. Шуткой действительности не отменить. А действительность заключалась в том, что молодого человека убили в нескольких футах от места, где мы сидели, и жизни еще как минимум двоих зависели только от опыта занимающихся ими врачей.
– Мёрф, – произнес я наконец. – Там, через улицу, кинотеатр. Им владеет тип по имени Кларк Пелл. Можешь узнать, какой фильм там шел сегодня днем?
Мёрфи перелистала свой блокнот назад.
– Уже узнала. Что-то под названием «Руки-Молоты».
– Старый, но грозный, – кивнул я. – Грабители бросили фермера на рельсы, и поезд отрезал ему кисти обеих рук. Они оставили его умирать, но он выжил, хоть и сбрендил, привязал себе к культям по кувалде и начал расправляться с ними со всеми по очереди.
– И Кларк Пелл пострадал сегодня в результате нападения, – поймала мою мысль Мёрфи. – Жестоко избит каким-то тупым орудием.
– Может, совпадение, – заметил я.
Она нахмурилась.
– Это что, возможно? Оживлять киношных монстров?
– Похоже на то, – подтвердил я.
– И как их остановить? – спросила она.
Я достал из кармана расписание конвента и пробежал взглядом.
– Вопрос звучит по-другому: как нам остановить их до завтрашнего вечера?
– А что будет завтра вечером?
– День показов. – Я помахал в воздухе расписанием. – С полдюжины фильмов будут крутить здесь. Еще полдюжины в кинотеатре Пелла. И по сравнению с большинством их героев Руки-Молоты и Жнец – милые малютки.
– Боже правый, – охнула Мёрфи. – Не может оказаться, что это обычные люди нарядились так?
– Вряд ли. Хотя возможно.
Она кивнула.
– Оставим эту версию Грину. Поставь себя на место полицейских, Гарри. Наш следующий ход?
– Поговорить с выжившими. И я попытался бы прикинуть, много ли возможности у кого-либо провернуть такое безумие.
Она кивнула, потом посмотрела на меня и нахмурилась.
– Первым делом ты бы поспал. Вид у тебя черт знает какой.
– Спасибо, – сказал я. – Я и правда едва на ногах держусь.
Она снова кивнула.
– Попробую переговорить с Пеллом, если он, конечно, пришел в сознание. Сомневаюсь, чтобы к остальным удалось попасть до завтра. Будем надеяться, они выжили.
– Верно, – согласился я. – А мне нужно будет с утра вернуться сюда и обнюхать это место. Если повезет, нам удастся выследить нехорошего парня прежде, чем кто-нибудь еще спрыгнет с экрана в зал.
Мёрфи в очередной раз кивнула и встала. Она протянула мне руку и, когда я принял ее, вздернула меня на ноги. Мёрфи вообще сильнее, чем кажется.
– Подбросишь меня домой? – спросил я.
Она уже достала из кармана ключи.
– Я что, похожа на твоего личного водителя?
– Спасибо, Мёрф.
Мы направились к двери. Обычно мне приходится умерять шаг, чтобы она не отставала, но сегодня я так устал, что дожидалась меня она.
– Гарри, – сказала она. – Что будет, если мы не успеем найти того, кто за этим стоит?
– Найдем, – заверил я.
– Но если нет?
– Значит, нам придется биться с чудищами.
Мёрфи вздохнула, и мы вышли на улицу, в теплый летний вечер.
– Значит, черт подери, придется.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
Мёрфи припарковалась на гравийной стоянке рядом с моим домом – жилой многоэтажкой столетней давности. Она заглушила мотор, и он остывал, пощелкивая. Минуту мы посидели, опустив стекла. Прохладный ветерок с озера гулял по салону, приятно холодя кожу после дневного жара.
Мёрфи глянула в зеркало заднего вида, потом осмотрела улицу в оба конца.
– За кем ты следил?
– Что? – не понял я. – О чем это ты?
– Ты всю дорогу шею выкручивал. Я удивляюсь, как у тебя голова не отвинтилась.
Я поморщился.
– А, это… Кто-то весь вечер висел за мной хвостом.
– И ты только сейчас говоришь мне об этом?
Я пожал плечами.
– Не вижу смысла беспокоить тебя по пустякам. Кто бы это ни был, сейчас его здесь нет. – Я описал ей человека-тень и его машину.
– Как ты думаешь, это не тот, кто столкнул тебя с дороги? – спросила она.
– Что-то говорит мне, что это не он, – покачал головой я. – Он не делал ни малейшей попытки скрыть свое присутствие. Насколько я могу судить, это скорее всего какой-нибудь частный детектив, роющий на меня информацию для суда.
– Боже, – сказала Мёрфи. – Я думала, это все уже позади.
Я снова поморщился.
– Как хозяин телешоу, Ларри Фаулер здорово разозлился. Поэтому не оставляет попыток меня прищучить.
– Может, тебе не стоило все-таки громить его студию и расстреливать его тачку?
– Но я же не виноват!
– Это решать суду, – голосом святоши изрекла Мёрфи. – У тебя хоть адвокат есть?
– Пять или шесть лет назад я помог одному парню отыскать любимую собачку его дочери. Он юрист. Помогает мне в суде и при этом даже не разоряет дотла счетами. Но эта дрянь все тянется и тянется.
Мы так и сидели в машине.
Я закрыл глаза и вслушивался в летний вечер. Где-то играла музыка. Время от времени по улице проезжала машина.
– Гарри? – окликнула меня через некоторое время Мёрфи. – Ты хорошо себя чувствуешь?
– Голоден. Устал немного.
– У тебя вид, как будто тебе больно.
– Ну, немного больно, да.
– Я не эту боль имела в виду.
Я открыл глаза и посмотрел на нее, потом отвернулся.
– А… ты об этом?
– Об этом, – согласилась она. – У тебя вид, как будто ты истекаешь кровью.
– Переживу, – буркнул я.
– Это из-за прошлого Хэллоуина?
Я пожал плечами.
Некоторое время она молчала.
– Ты знаешь, все до сих пор не разобрались, почему вырубался свет в городе и что случилось после. Но в музее Природы обнаружили труп человека, убитого животным. Эксперты считают, что это была крупная собака. Ну а на полу нашли кровь трех разных групп.
– Правда? – устало спросил я.
– И еще в Кент-колледже. Там обнаружили восемь тел. Шестеро без видимых причин смерти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...