ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Что между нами все может измениться?
– Да. – Она наконец посмотрела на меня и нахмурилась. – Только я не уверена, что это то, чего тебе хотелось бы.
– Из нас двоих, – заметил я, – мне кажется, у меня больше понимания того, чего мне хотелось бы.
Она нахмурилась сильнее.
– С чего ты решил, что ты хочешь именно этого?
– На прошлый Хэллоуин, – признался я, – мне хотелось убить Кинкейда.
Мёрфи опустила глаза и снова порозовела.
– Не буквально, – пояснил я и подумал немного. – Ну, может, даже буквально. Впрочем, со временем это желание поубавилось.
– Ясно, – сказала она.
– А вы с ним?.. – Я не договорил.
– Виделись на Новый год, – призналась она. – Но между нами ничего серьезного. Этого не нужно ни мне, ни ему. Мы друзья. Нам нравится общество друг друга. Вот и все.
Теперь нахмурился я.
– Мы тоже друзья, – сказал я. – Но я никогда не снимал с тебя штанов.
– У нас по-другому, – возразила она и покраснела еще пуще. Потом глянула на меня из-под ресниц. – А тебе этого хочется?
Сердце мое забилось чуть чаще.
– Э… Снимать штаны?
Она повела бровью и склонила голову набок, ожидая ответа.
– Мёрф, я не был с женщиной с… – Я тряхнул головой. – Послушай, ты спрашиваешь любого парня, не хочет ли он секса, и он должен ответить утвердительно. Так положено, во всяком случае. Типа, общепринято.
Взгляд ее заискрился.
– И у тебя тоже? – поинтересовалась она.
– Ну, я же мужик, – сказал я. – Так что да. – Я нахмурился и подумал немного. – И… и нет.
Она улыбнулась мне и кивнула.
– Я понимаю. Ты не хочешь ничего случайного. Ты слишком глубоко ныряешь. Слишком переживаешь. Мы не можем отнестись к этому легко. Ты никогда на этом не успокоишься.
Возможно, она говорила правду. Я кивнул.
– Я не знаю, могу ли дать тебе то, что ты хочешь, Гарри. – Она вздохнула. – И потом, есть и другие причины. Мы работаем вместе.
– Я, типа, заметил.
Она даже не улыбнулась.
– Я хочу сказать, что… Я не могу смешивать личные отношения и работу. Это вредит и тому, и другому.
Я промолчал.
– Я коп, Гарри.
Желудок мой слегка сжался от этих слов: очень уж мало оставляли они места для компромисса.
– Я знаю.
– Я служу закону.
– Конечно, – кивнул я. – И всегда служила.
– Я не могу уйти от этого. Не могу и не буду.
– Это я тоже знаю.
– И… мы такие разные. Наши миры.
– Не совсем, – возразил я. – По большей части мы болтаемся в одном и том же мире.
– Это работа, – тихо произнесла она. – Но работа – это ведь не вся я. То есть так не должно быть. Я пыталась строить отношения на этом общем для обоих…
– Рик, – предположил я.
Она кивнула, и взгляд ее на мгновение затуманился от боли. Еще пару лет назад она не позволила бы мне увидеть такого. Но я видел Мёрфи в хорошие времена и в плохие времена – в плохие чаще. Она никогда не говорила об этом. Никогда не хотела, чтобы я говорил об этом, но я знал, что ее неудачные замужества ранили ее куда глубже, чем она признавала сама. В некотором роде, подозреваю, они объясняли ее профессиональные порывы и амбиции. Она настроилась на карьеру – в порядке компенсации за другие неудачи.
А может, они ранили ее и еще сильнее. Может, так сильно, что она больше не хотела открываться такому. Длительные отношения таят в себе потенциал надолго ранить. Может, она не хотела проходить через это еще раз.
– А если бы ты не была копом?
Она едва заметно улыбнулась.
– А если бы ты не был чародеем?
– Туше. Но прости меня.
Она склонила голову набок и внимательно на меня посмотрела.
– Что случится, когда Сьюзен вернется?
Я покачал головой:
– Она не вернется.
Голос ее сделался суше.
– Извини.
Я слегка нахмурился.
– Не знаю, – тихо признался я. – Мы решили с этим завязать. Ну и… подозреваю, мы очень многое сейчас видим по-разному.
– А если она захочет попытаться еще раз? – спросила Мёрфи.
Я пожал плечами.
– Не знаю.
– Допустим, мы попробуем с тобой, – сказала Мёрфи. – Сколько детей тебе хотелось бы?
Я зажмурился.
– Что?
– Что слышал.
– Я не… – Я поморгал, собираясь с мыслями. – Я как-то не очень об этом думал. – Что ж, вот и повод подумать минуту. Я вспомнил паривший в доме Карпентеров веселый хаос. Когда я был маленьким, я бы все за такое отдал.
Но ребенок унаследует от меня не только глаза и воинственный подбородок. Очень много людей относятся ко мне не самым лучшим образом. И много нелюдей – тоже. Ребенку придется унаследовать от меня и толику моих врагов, а также – что еще хуже – кое-каких моих союзников. Мать оставила мне в наследство вечные подозрительность и сомнения, а также не самые приятные сюрпризы, время от времени выскакивающие из седого прошлого.
Мёрфи внимательно смотрела на меня своими голубыми глазами.
– Это серьезный вопрос, – тихо произнесла она.
Я медленно кивнул.
– Возможно, ты об этом слишком много думала, Мёрф, – сказал я. – Логика, целесообразность, планы на будущее. Тому, что у тебя в сердце, этого не нужно.
– Я тоже так считала. – Она покачала головой. – Я ошибалась. Любовь – это не все, что нужно человеку. И я просто не представляю нас с тобой вместе, Гарри. Ты мне дорог. Я не могла бы мечтать о лучшем друге. С тобой я готова в огонь.
– Ходила уже, – заметил я.
– Но я не думаю, что тебе нужна подруга вроде меня. Мы не уживемся.
– Почему нет?
– В конце концов, – все так же тихо ответила она, – мы слишком разные. Ты проживешь еще очень много лет, если тебя не убьют. Несколько столетий. Я протяну еще лет сорок, максимум пятьдесят.
– Угу, – буркнул я. Это было из тех вещей, о которых я очень старался не думать.
– Я не знаю, – продолжала она еще тише, – смогу ли я серьезно сойтись с кем-то еще. Но если так выйдет… Я хочу, чтобы это был кто-то, кто создаст со мной семью. Состарится со мной. – Она подняла руку и коснулась моей щеки теплыми пальцами. – Ты хороший человек, Гарри. Но у тебя не получится стать тем, кто нужен мне.
Мёрфи отняла палец от кнопки и вышла из лифта.
Я не стал выходить прямо за ней.
Она не оглянулась.
Наповал.
Блин, нравится мне все-таки моя чародейская работа.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
Номер был таким, к каким я привык: чистый, простенький, пустой. Я проверил, опушены ли шторы, огляделся по сторонам и сдвинул маленький круглый столик в угол, освободив себе пространство в центре комнаты. Потом стащил с плеча рюкзак и положил его на кровать.
– Тебе что-нибудь нужно? – спросила Мёрфи. Она стояла в дверях. Заходить она не хотела.
– Пожалуй, все есть. Ну, еще покоя чуть-чуть, чтобы все устроить. – Я не видел причины не дать Мёрфи возможности выйти из того щекотливого положения, в которое завел нас разговор. – И еще одно меня интересует… может, ты могла бы проверить.
– Кинотеатр Пелла, – предположила Мёрфи. Я услышал в ее голосе некоторое облегчение.
– Да. Ты бы могла покрутиться там и посмотреть.
Она нахмурилась:
– Думаешь, там что-то может быть?
– Пока я вообще слишком мало знаю, чтобы что-нибудь думать, но чем черт не шутит, – ответил я. – Если ощутишь что-то нехорошее, не лезь туда. Сразу смывайся.
– Не беспокойся, – заверила она. – Я так и собиралась. – Она направилась к двери. – Я ненадолго. Свяжусь с тобой, скажем, через полчаса, ладно?
– Идет, – отозвался я. Ни я, ни она не озвучили того, о чем думали оба: если Мёрфи ошибется в оценках, это может стоить ей жизни, а может, и хуже. – Полчаса.
Она кивнула и ушла, закрыв за собой дверь. Мыш подошел к двери, понюхал, покружился на месте и лег на пол подремать. Я хмуро покосился на ковровое покрытие и расстегнул рюкзак. Мелом на таком ковре круг не начертишь. Пришлось пользоваться мелким белым песком. Горничные наверняка придут в ярость, убирая помещение, но что поделать, жизнь порой бывает жестока. Я достал из рюкзака стеклянную бутылочку со специально подготовленным песком и поставил ее на столик рядом с оставшимся пластилином и Бобом-Черепом.
В глазницах черепа немедленно засветились оранжевые огоньки.
– Теперь я могу говорить?
– Угу, – кивнул я. – Ты все слышал?
– Угу, – сказал Боб явно расстроенным тоном. – Тактебе ничего не светит.
Я свирепо покосился на него.
– А что я такого сказал? – обиженно запротестовал он. – Это не моя вина. Гарри. Возможно, она бы уже завалила тебя, если бы ты не воспринимал все так чудовищно серьезно.
– Тема. Смени-ка, – посоветовал я ровным голосом. – Мы вообще-то работаем.
– Верно, – согласился Боб. – Значит, ты задумал стандартную сеть оберегов-детекторов, да?
– Угу, – подтвердил я.
– Не слишком эффективно, – заметил Боб. – Я хочу сказать, ко времени, когда твоя сеть засечет чье-то присутствие, этот кто-то уже полностью переместится в реальный мир. Он успеет кого-нибудь порвать прежде, чем ты добежишь до лестницы.
– Схема не идеальная, – согласился я. – Но это все, чем я располагаю. Или ты можешь предложить что-нибудь получше?
– Весь мой многовековой опыт мало что даст, пока я не буду знать, какой именно помощи ты от меня ждешь, – заметил Боб. – Пока все, что тебе известно, – это то, что нападения совершаются пришлым фобофагом.
– А что, этого мало?
– Еще бы! – ответил Боб. – Я навскидку могу тебе назвать сотни две разновидностей фобофагов, а если дашь минуту покопаться в памяти – так и еще пара сотен наберется.
– Столько из них способны на такое, что делала эта тварь? Обрести материальное тело и напасть.
Боб уставился на меня, как на полнейшего чурбана.
– Хочешь верь, хочешь нет, но старая формула «принять форму самого большого страха жертвы» в учебниках фобофагов едва ли не на первой странице.
– Ну да… ладно. – Я тряхнул головой. – Но это место – открытая территория. Здесь нет порога, чтобы расставить что-либо посерьезнее сети. По крайней мере, если узлов сети много, я, возможно, успею к месту вторжения достаточно быстро. Ну, когда эта тварь покажется.
– Твари, – поправил меня Боб. – Во множественном числе. Фаги как муравьи. Сначала один покажется, потом два, потом сразу сотня.
Я поперхнулся.
– Блин! Может, нам посмотреть на это под другим углом? Скажи, есть какой-нибудь способ перенацелить их при переходе? Иди затруднить сам процесс перехода сюда?
Огоньки в глазницах у черепа разгорелись поярче.
– Возможно. Да, возможно. Может, тебе и удастся выстроить завесу вокруг всего этого места – с тойстороны.
– Э-э… – сказал я. – Ты говоришь, я могу спрятать это место от фагов, но только из Небывальщины?
– Примерно так, – подтвердил Боб. – Даже так это был бы просчитанный риск.
– Почему?
– Все зависит от того, как они это место находят, – объяснил Боб. – Я хочу сказать, если естественным образом попавшие сюда фаги нашли себе хорошие охотничьи угодья, завеса им не помешает. Она может замедлить их, но не остановит.
– Давай исходить из того, что это не случайность, – сказал я.
– О'кей. Если исходить из этого, нам надо прежде выяснить, призваны они сюда или посланы.
Я нахмурился:
– Неужели существуют создания достаточно сильные, чтобы посылать их с той стороны? Что-то не припомню, чтобы такое случалось прежде. Собственно, потому так и популярно использование для этой цели смертных призывающих.
– Такое вполне осуществимо, – заверил меня Боб. – Просто требуется чертовски много пороха для того, чтобы отворить путь в мир смертных с той стороны.
– О каком порядке энергии идет речь? – мрачно поинтересовался я.
– Большом, – жизнерадостно сообщил Боб. – Ну, как у Эрлкёнига, или архангела, или кого-нибудь из древних богов.
Я ощутил в животе неприятную сосущую пустоту.
– Или у Королевы фейри?
– О, у этой-то – конечно. Думаю, да. – Он осекся. – Ты считаешь, это работа фейри?
– Что-то здорово не так в их королевствах, – сказал я. – Еще больше наперекосяк, чем обычно.
Боб издал глотающий звук.
– Ох! Но мы ведь не собираемся к ним туда, правда?
– Насколько это в моих силах, нет, – заверил я. – И если уж до этого дойдет, тебя я с собой брать не буду.
– Ох! – вздохнул он. – Хорошо.
– Как-нибудь ты мне все-таки расскажешь, что такого ты сделал, что Мэб хочет тебя убить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...