ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я выключил зрениеи больно ударился задом об пол.
Я понял.
Я понял, почему мое заклятие послало фагов в дом Карпентеров.
Я понял, что общего имеют между собой фаги.
Я понял, кто их вызывал.
Это наполнило меня таким страхом, что я едва мог шевелиться. Я с трудом поднес руку ко рту, чтобы удержаться от беспомощных всхлипов.
Не сразу, но мне все же удалось заставить себя успокоиться. К этому времени вернулся Фортхилл с сандвичами. Он поставил себе раскладушку, лег и сразу же уснул.
Я съел сандвичи. Потом встал и отправился на поиски Черити.
Я нашел ее в зале, на верхнем ярусе балкона. Она смотрела на алтарь и не повернулась ко мне, когда я подошел и сел рядом с ней на скамью. С минуту я сидел молча.
– Черити, – прошептал я. – Мне нужно спросить у вас кое-что.
Она сидела в каменном молчании. Только подбородок ее чуть качнулся вниз-вверх.
– Как давно? – тихо сказал я.
– Как давно – что? – переспросила она.
Я сделал глубокий вдох.
– Много ли времени прошло с тех пор, как вы занимались магией?
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
Выстрели я в нее – и то вряд ли добился бы большей реакции. Черити разом побледнела, как простыня. Она застыла, судорожно цепляясь за спинку соседней скамьи. Пальцы ее побелели, и дерево скрипнуло. Стиснув зубы, она низко опустила голову.
Я не давил на нее. Я ждал.
Она снова открыла глаза, и на этот раз все ее мысли и эмоции явственно отразились на лице. Паника. Отчаяние. Угрызения совести. Глаза ее метались из стороны в сторону – она перебирала возможности. Прикидывала, не стоит ли ей отрицать все. Или солгать мне. Или просто встать и уйти.
– Черити, – негромко произнес я. – Скажите мне правду.
Она задышала чуть чаще. Я видел, как ее охватывает отчаяние.
Я осторожно поднял руку и повернул ее лицом к себе.
– Вы нужны вашей дочери. Если мы не поможем ей, она погибнет.
Черити дернулась, как от удара, и отодвинулась от меня. Плечи ее вздрагивали от беззвучных всхлипов. Она изо всех сил старалась взять себя в руки, совладать с дыханием, с голосом.
– Жизнь тому назад, – прошептала она.
Я почувствовал, как напряжение немного отпустило меня. Ее реакция подтвердила, что я напал на верный след.
– Как вы узнали? – спросила она.
– Просто сложил воедино множество мелких кусочков, – ответил я. – Пожалуйста, Черити. Скажите мне.
Голос ее звучал хрипло, чуть сдавленно, словно она дышала какой-то гнилью.
– У меня были кое-какие способности. Они проявились в канун моего шестнадцатилетия. Вы-то знаете, как все неловко в этом возрасте.
– Угу, – кивнул я. – И как это восприняла ваша семья?
Губы ее дернулись.
– Мои родители были богаты. Респектабельны. Когда у них находилось время обратить на меня внимание, они ждали от меня той же нормальности. Респектабельности. Им было проще поверить в то, что я пристрастилась к наркотикам. Эмоционально неуравновешенна.
Я поморщился. Подросток с проклевывающимися магическими способностями может столкнуться с самыми разными ситуациями. На долю Черити выпала одна из худших.
– Они посылали меня в разные школы, – продолжала она. – И в больницы, замаскированные под школы. – Она махнула рукой. – Я убегала отовсюду. Просто уходила и не возвращалась. Я стала жить сама по себе.
– И попали в дурную компанию, – предположил я очень тихо.
Она покосилась на меня с горькой улыбкой.
– Вы такое уже слышали.
– Не столь редкая ситуация, – кивнул я. – Кто это был?
– Ну… что-то вроде шабаша, – ответила она. – Или секты. Ее возглавлял молодой человек. Грегор. Тоже со способностями. Он и остальные – все молодежь – смешивали религию, мистику и философию, и… да что там. Вы, наверное, видели подобные вещи.
Я кивнул. Видели мы и такое. Харизматический лидер, преданные последователи, сборище бродяг и беглецов из семей. Это редко заканчивается чем-то положительным.
– Дар у меня был слабый, – продолжала она. – Не то что у вас. Но я узнала немного о том, что творится в мире. О Белом Совете. – Губы ее снова скривились в горькой улыбке. – Все их боялись. К нам один раз приходил Страж. Передал предупреждение Грегору. Тот забавлялся кое-какими призывающими заклятиями, и Стражи пронюхали об этом. Они допросили нас всех. Оценили каждого. Зачитали нам Законы Магии и посоветовали не нарушать их, если мы хотим жить.
Я кивнул и продолжал слушать. Черити говорила теперь быстрее, как будто слова, тесня друг друга, рвались наружу. Ну да, их сдерживали долгие годы.
– Грегор не послушался. Он отдалился от остальных. Начал заниматься магией, которая балансировала на грани Законов. Он заставлял нас всех заниматься этим. – Взгляд ее сделался холоднее. – Остальные начали исчезать. Один за другим. Никто не знал, куда они девались. Но я поняла, что происходит. Я поняла, что Грегор становится все сильнее.
– Он ими торговал, – предположил я.
Черити кивнула.
– Он понял по моему лицу, что я разгадала его. Я была следующая на очереди. Он пришел забрать меня, и я сопротивлялась. Пыталась его убить. Хотела его убить. Но он меня одолел. Я мало что помню из этого. Помню, что стояла, прикованная к железному столбу.
– Дракон, – понял я.
Она кивнула. Горечи в ее улыбке стало немного меньше.
– И тут пришел Майкл. Он победил чудовище. И спас меня. – Она подняла на меня взгляд. Слезы переполняли ее глаза и струились по щекам, но она не смахивала их. – Я поклялась себе, что никогда не вернусь к тому, что было. К магии. К силе. Я испытывала соблазн. – Она судорожно сглотнула. – Делать такое, что… на что способно только чудовище. Когда погиб Сириотракс, Грегор обезумел. Совершенно сошел с ума. Но мне все равно хотелось обратить мою силу против него. Я ни о чем другом думать не могла.
– Трудно это, – согласился я. – Вы же были совсем еще ребенком. Без серьезной подготовки. А соблазн использовать свою силу велик.
– Да, – сказала она. – Не будь Майкла, я ни за что бы не смогла с этим порвать. Он не знал об этом. Он и сейчас не знает. Он вошел в мою жизнь и остался в ней. Он следил за тем, чтобы у меня все было в порядке. И еще… у него такая душа. Когда он улыбался мне, словно весь свет мира сиял для меня. Я старалась быть достойной этой улыбки. Мой муж спас меня, мистер Дрезден, и не только от дракона. Он спас меня от меня самой. – Она покачала головой. – С той ночи, когда я познакомилась с Майклом, я ни разу не воспользовалась своей силой. Вскоре мы поженились. А потом, со временем, и сила выветрилась. Что ж, скатертью дорожка.
– Поэтому, когда начали проявляться способности у Молли, – тихо предположил я, – вы постарались и ее заставить отказаться от них.
– Я хорошо понимала, насколько это может быть опасно, – ответила она. – Каким безобидным может казаться это поначалу. – Черити снова покачала головой. – Я не хотела, чтобы она рисковала тем, что едва не погубило мою жизнь.
– Но она вас не послушалась, – предположил я. – Вот что на деле пробежало между вами. Вот почему она ушла из дома.
Голос Черити снова сделался чуть хриплым.
– Да. Мне не удалось донести до нее, как это опасно. Чем она рискует. – Слезы катились уже градом, но она не обращала на них внимания. – А тут еще вы. Герой, сражавшийся плечом к плечу с ее отцом. Который использовал магические силы, чтобы помогать другим. – Она устало усмехнулась. – Видит Бог, вы спасли мне жизнь. Мы назвали ребенка в вашу честь. Стоило ей понять, что у нее есть способности, и ничто уже не могло удержать ее.
Господи! Неудивительно, что Черити так недолюбливала меня. Я не только утаскивал ее мужа неизвестно куда сражаться неизвестно с чем, но еще и подавал Молли пример всего того, от чего ее так пыталась удержать Черити.
– Я не знал, – сказал я.
Она тряхнула головой.
– Я вам все честно рассказала, – вздохнула она. – Никто больше не знает того, что знаете теперь вы. Ни Майкл. Ни моя дочь. Никто. – Она достала из кармана кухонную салфетку и вытерла глаза. – Что произошло с моей дочерью?
Я набрал в легкие воздуха.
– Пока это все мои предположения, – признался я. – Но нутром чувствую, все сходится.
– Я понимаю, – кивнула она.
Я кивнул в ответ и рассказал Черити про нападения на конвенте и о том, как Молли втравила в эту историю меня.
– Я осмотрел пострадавших при первом нападении, – тихо сказал я. – Одна из них, девушка по имени Рози, носит следы психической травмы. Тогда я приписал это последствиям нападения фага.
Черити нахмурилась.
– А это не так?
Я покачал головой.
– Я обнаружил аналогичную травму у Нельсона. – Я сделал глубокий вдох. – Молли – связующее звено между ними. Они оба ее друзья. Мне кажется, именно она нанесла эти травмы. Мне кажется, она использовала магию для того, чтобы вторгаться в их сознания.
Черити потрясенно уставилась на меня.
– Что? Нет… – Она замотала головой. – Нет. Молли не стала бы… – Лицо ее побледнело еще сильнее. – О Боже! Она нарушила один из Законов. – Она замотала головой еще энергичнее. – Нет, нет, нет. Она не могла этого сделать.
Я поморщился.
– Мне кажется, я знаю, что именно она сделала. И зачем.
– Расскажите.
Я снова вздохнул, собираясь с духом.
– Рози беременна. И у нее налицо физические признаки наркотической зависимости, тогда как признаков освобождения от этой зависимости нет. Думаю, Молли начала действовать после того, как узнала, что ее подруга беременна, – с целью заставить ее отказаться от наркотиков. Мне кажется, она поступила так, чтобы защитить ребенка. А потом, судя по всему, проделала то же самое с Нельсоном. Но что-то пошло не так. Вероятно, то, что она сделала с ним, сломало в нем что-то. – Я тряхнул головой. – Он превратился в параноика.
Черити снова смотрела на алтарь, покачивая головой.
– Значит, это Совет ее похитил?
– Нет, – возразил я. – Нет. То, что она сделала с Рози и Нельсоном, оставило на ней след. Отметину. Думаю, она заставила Рози и Нельсона испытывать страх всякий раз, как их тянуло к наркотикам. Страх – сильная штука, и эксплуатировать его несложно. Она хотела, чтобы они боялись наркотиков. Она действовала из самых благих побуждений, но она хотела, чтобы ее друзья боялись.
– Я не понимаю.
– Кто бы ни вызвал этих фагов, – объяснил я, – он нуждался в способе направлять их из Небывальщины к нам, в материальный мир. Ему или им требовался маяк – кто-нибудь, вступающий в резонанс с ними. Кто-нибудь, кому, подобно фагам, хотелось, чтобы люди испытывали страх.
– Они использовали для этого мою Молли, – прошептала Черити и вдруг резко повернулась ко мне: – Это вы, – произнесла она неожиданно тихо. – Вы пытались обратить фагов против того, кто их призвал. Вы послали их к моей дочери.
– Я не знал, – честно сказал я. – Видит Бог, Черити, клянусь вам, я не знал. Погибли люди, и все, чего я хотел, – это чтобы никто больше не пострадал.
Деревянная спинка скрипнула еще громче под ее пальцами.
– Кто это сделал? – спросила она, и голос ее сделался угрожающе тихим. – Кто в ответе за страдания моих детей? Кто призвал тварей, вторгшихся в мой дом?
– Я не думаю, что их кто-то призвал, – тихо сказал я ей. – Я думаю, их послали.
Она посмотрела на меня, недобро сощурившись.
– Послали?
Я кивнул.
– Я не брал в расчет такой возможности, пока не сообразил, что именно объединяет все эти нападения. Зеркала.
– Зеркала? – переспросила Черити. – Не понимаю.
– Это общая деталь всех нападений, – объяснил я. – Зеркала. В туалете. Зеркальце в косметичке у Рози в конференц-зале. В гостиничной кухне вообще полно отражающих стальных поверхностей. Да и ветровое стекло Мадригалова фургона очень хорошо отражало все происходящее.
Она покачала головой.
– Все равно не понимаю.
– Множество существ могут использовать зеркала в качестве окон или дверей из мира духов в наш мир, – сказал я. – Но лишь один вид существ питается страхом и использует зеркала для свободного перемещения из Небывальщины и обратно. Они называются фетчами.
– Фетчи… – Черити склонила голову набок, словно роясь в памяти. – Что-то я такое о них слышала. Они… разве они не родом из страны фейри?
– Угу, – кивнул я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...