ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Он кивнул Молли. – И не обижайся детка, но при твоем темпераменте, без твоей стопроцентной готовности помочь нам это лишь быстрее подтолкнет тебя к Тьме.
– Нет, – сказала Черити. – Это ей точно не подойдет.
Молли сложила руки на животе и кивнула, крепко сжав губы.
– Нет.
Черити, казалось, готова была взмолиться.
– Молли… Ты не понимаешь, чем это может для тебя кончиться.
Мгновение или два девушка молчала.
– Помнишь притчу о талантах?
Черити вспыхнула.
– Думаешь, эта история здесь уместна?
Я поднял руку, призывая всех к молчанию.
– А я этого не читал.
– Господин дал троим своим людям деньги, – сказал Фортхилл. – Пятнадцать, десять и пять серебряных талантов. Тот, кому дали пятнадцать, вложил эти деньги в дело, трудился не покладая рук и вернул господину тридцать талантов. Тот, кому дали десять, поступил так же и вернул двадцать талантов. Господин остался доволен. А вот третий оказался лентяем. Он зарыл пять талантов в землю, и когда вернул их господину, ожидая награды за их сохранность, господин рассердился. Он дал лентяю деньги не для того, чтобы тот прятал их. Он дал их для того, чтобы тот использовал их на благо своего надела. Мораль в том, что чем больше дадено, тем больше и спрос.
– А-а, – кивнул я. – Стен Ли сказал то же самое лучше. Ну, по крайней мере короче.
– Простите? – поднял брови Фортхилл.
– Это в «Человеке-Пауке». Чем больше сила, тем больше ответственность, – пояснил я.
Фортхилл кивнул.
– Пожалуй, это и впрямь короче. Хотя не уверен, подойдет ли для проповеди.
Я нахмурился и вопросительно посмотрел на Черити. Она так и сидела, низко опустив голову, сжимая и разжимая кулаки. Тут меня снова осенило: Черити получила свои пять талантов. Она обладала силой, но зарыла ее в землю.
– Мой наставник сказал мне как-то, – услышал я собственный голос. – Самое сложное в жизни, говорил он, – это понять, когда не нужно делать ничего. Когда не вмешиваться.
Молли положила голову Черити на колено.
– Ты ведь знаешь, как плохо обстоят дела. У меня есть шанс изменить это. Я хочу попытаться.
Что-то сломалось вдруг в стальной воле жены Майкла. Она крепко-крепко обняла Молли и застыла, дрожа.
– Конечно же, хочешь, – прошептала наконец Черити. – Ты же дочь своего отца. Как могло быть по-другому?
Молли всхлипнула и прижалась к ней крепче.
– Спасибо.
– Я буду молиться за тебя, – тихо произнесла Черити, потом посмотрела на меня и сделала попытку улыбнуться. – И за вас, Гарри.
ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ
Фортхилл отвел меня в маленький, тесный кабинет – не сомневаюсь, его собственный. Он ткнул пальцем в телефон и тут же вышел, закрыв за собой дверь, прежде чем я успел попросить его об этом. Я присел на край стола, достал из кармана куртки свою записную книжку и позвонил дежурному Стражу.
Мы обменялись паролями, отзывами и прочей положенной дребеденью с молодой, судя по голосу, женщиной, после чего она с ярко выраженным британским акцентом поинтересовалась, в чем причина моего звонка.
– Заявление, – ответил я. – У меня здесь девушка, нарушившая один из Законов.
– Вы взяли в плен колдунью? – спросила женщина.
– Она сдалась сама и готова во всем сотрудничать. Имеются смягчающие обстоятельства. Я хочу, чтобы Совет заслушал дело.
– Заслушал… – протянула молодая женщина. Я услышал, как она шелестит бумагами. – Боюсь вас огорчить, Страж, но Совет больше не заслушивает подобных дел, вынося приговор по упрощенной процедуре.
– Черта с два не заслушивает, – возразил я. – Просто такого не случалось последние десять или двенадцать лет. Передайте информацию кому положено и скажите, что сбор на прежнем месте завтра на закате. Организацию безопасности я поручаю Рамиресу.
– Ну, не знаю, – пробормотала женщина. Голос у нее был молодой, неуверенный. Тяжелые потери в войне с Красной Коллегией привели к притоку в наши ряды множества молодых чародеев, на плечи которых навалились нелегкие обязанности павших. – Не уверена, что такое возможно.
– Такое делается именно так, – заверил я ее. – Все, что от вас требуется, – это передать информацию Моргану и Люччо. Передайте им то, что я вам сказал. Ясно?
– Да, сэр. – Голос ее звучал почти благодарно. – Я все передам.
– Спасибо, – сказал я и повесил трубку.
Я перевел дух. Информация ушла Стражам, отступления не было.
В дверь постучали, потом она приоткрылась, и в щель просунулся Фортхилл.
– Кончили?
– Угу, – сказал я. – Спасибо.
– Да не за что. Могу помочь чем-нибудь еще?
Я покачал головой.
– Вы и так сделали более чем достаточно.
Он сдержанно улыбнулся.
– Это как сказать, – возразил он. – Впрочем, позволите один вопрос?
Я кивнул.
– Этот юноша, Нельсон. Его правда преследуют?
– Не думаю. В этом нет смысла. Молли наложила на него заклятие, заставляющее испытывать страх при употреблении наркотиков.
Он нахмурился.
– И вы полагаете, это привело к паранойе?
– Она сама не понимала, насколько ее собственные эмоции влияют на характер заклятия. Не желая этого, она навела на него порчу. – Я покачал головой. – Паранойю. Кошмары. Фобии. И в дополнение ко всему ломка – он ведь наркоман. Все вместе могло привести к необратимым изменениям.
– Бедняга, – вздохнул Фортхилл.
– Я не знаю, с чего начинать помогать ему, отец, – сказал я и помолчал немного. – Он сирота.
Фортхилл улыбнулся, снял очки и протер их носовым платком.
– Вы можете и не знать, с чего начинать. Я знаю. Не тревожьтесь, Дрезден. Мальчик не останется в одиночестве.
– Спасибо, – сказал я.
– Я делаю это не для вас, – улыбнулся он, – но для мальчика. И из служения Господу. Впрочем, всегда пожалуйста.
Я сунул записную книжку в карман и поднялся, но Фортхилл оставался в дверях, глядя на меня в упор.
– Скажите, – произнес Фортхилл и прищурился на свои очки, проверяя, достаточно ли они чисты. – Вы сами верите в то, что вам удастся защитить девушку?
– Думаю, да, – тихо ответил я. – Друзей у меня в Совете немного. Зато те, что есть, входят в Совет Старейшин, этакий правящий орган, особенно в военное время. Они меня поддержат. Это не снимет с девочки всех подозрений, но ее по крайней мере присудят к испытательному периоду, не казнят.
Фортхилл продолжал смотреть на меня своими спокойными ярко-голубыми глазами.
– Похоже, такая ситуация вам уже знакома.
Я чуть улыбнулся.
– Очень близко.
– Кажется, я начинаю понимать, – проговорил он.
– Скажите, – обратился я к нему. – Вы правда верите в то, что сказали Черити про меня? Что Бог назначил мне оказаться рядом с Молли?
Он снова нацепил очки на нос.
– Верю. Я знаю, что вы не совсем в ладах с религией, Дрезден. Но я знаком с вами не первый год. Мне кажется, вы достойный человек. И я знаю, Бог своих видит.
– В смысле?
Он улыбнулся и покачал головой.
– В том смысле, что я верю: все образуется для тех, кто трудится во имя Господа. Пусть Он этого вслух и не говорит.
Я как мог тактичнее фыркнул.
– Гарри Дрезден выполняет миссию Господню.
– Выглядит неправдоподобно, да? Невероятное совпадение: единственный знакомый Майклу член Совета единственный способен помочь его дочери – как раз тогда, когда он вызван куда-то.
Я пожал плечами:
– Случаются и совпадения. И я как-то сомневаюсь, чтобы Бог держал меня на скамейке запасных в качестве одного из своих защитников.
– Возможно, и нет, – сказал Фортхилл. – Но мне кажется, тем не менее вам лучше быть готовым.
– Готовым? – переспросил я. – К чему? От кого?
Фортхилл покачал головой.
– Ну, это мои стариковские домыслы, не более. К тому, что то, с чем вы сейчас столкнулись, должно подготовить вас к чему-то большему.
– Господи, – вздохнул я. – Надеюсь,что это не так. У меня и без того проблем хватает по это… в общем, без еще больших.
Он усмехнулся и кивнул.
– Возможно, вы и правы.
Мне в голову пришла одна мысль, и я нахмурился.
– Отец, объясните мне одну вещь. Почему, ради всего святого, Всевышний послал Майкла на задание как раз тогда, когда семья больше всего нуждается в нем?
Фортхилл повел бровью.
– Сын мой, – произнес он. – Богу ведомо все и всегда. По самой всевидящей натуре Его, Он знает о том, что происходило, происходит и будет происходить. Возможно, мы не в состоянии постичь Его логики или оценивать ее со своей точки зрения, но она все же есть.
– То есть вы хотите сказать, что Всевышнему виднее и что нам достаточно довериться Ему?
Фортхилл пару раз моргнул.
– Ну… Да.
– Но существует какая-либо причина, по которой Всевышний не может сделать ничего вопиюще очевидного?
Бедняга Фортхилл. Он, должно быть, годами готовился к теологической дуэли со зловещим чародеем Дрезденом, а когда эта минута настала, я даже серьезного боя ему дать не смог.
– Ну… Нет. Что вы имеете в виду?
– Ну, например, как если бы Всевышний не отослал бы Майкла именно тогда, когда он позарез нужен, чтобы защитить дочь. Может, он услал Майкла именно потому, что хотел этого. – Я коротко усмехнулся. – Если я ошибаюсь, это чертовски невероятное совпадение… – Я нахмурился, вспомнив. – Не откажите мне в услуге. Приведите сюда Молли. Правила Совета требуют, чтобы я не оставлял ее без присмотра. Я хочу, чтобы она была при мне до тех пор, пока это не кончится.
Фортхилл встал и кивнул, хотя и казался слегка сбитым с толку.
– Очень хорошо.
– И мне нужно знать еще кое-что, отец. Вам известно, где в данный момент находится Майкл?
Фортхилл покачал головой.
– Вы можете передать ему весточку? – спросил я. – Я хочу сказать, если это будет действительно необходимо?
Он склонил голову набок и нахмурился.
– А что?
– У меня появилась одна идея. Можете вы связаться с ним?
Фортхилл улыбнулся.
ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ
Мастерство моего механика близко к сверхъестественному. Он позвонил мне и сообщил, что Жучок готов вернуться к исполнению своих обязанностей, и хотя по внешнему виду моей машинки сказать это было трудно, она тронулась с места, когда я нажал на газ, – собственно, ничего больше от нее я не хотел. Поэтому мы с Молли приехали на моем Жучке к тому складу на берегу, в котором собирался Совет в самом начале этой заварухи.
Когда я выключил мотор. Жучок дернулся с силой, от которой у меня лязгнули зубы, и еще несколько секунд продолжал чихать и пощелкивать.
Молли, побледнев, вглядывалась в ветровое стекло.
– Что, приехали?
В оранжевом вечернем свете обветшалый склад казался совсем другим, нежели при луне. Тени сделались длиннее и темнее, отчего щербины на фасаде казались заметнее, и здание имело еще более заброшенный вид, чем мне запомнилось по прошлому разу. Машин рядом тоже было меньше, что добавляло этому месту ореола заброшенности.
– Приехали, – тихо подтвердил я. – Ты готова?
Молли судорожно сглотнула.
– Конечно, – проговорила она, но вид у нее был напуганный и очень-очень детский. – Что будет дальше?
Вместо ответа я выбрался из машины, и Молли последовала за мной. Я, хмурясь, оглядывался по сторонам до тех пор, пока воздух футах в двадцати от меня не дрогнул, замерцал, и из-за скрывавшей его завесы не выступил Рамирес.
Карлос Рамирес, должно быть, самый молодой чародей, получивший пост регионального командующего Корпуса Стражей. Роста он был среднего, загорелый, пышущий здоровьем, и под серым плащом Стража у него виднелся один из их – мне полагалось бы сказать «наших», только у меня такого нет – серебряных мечей. На правом же бедре его красовалась кобура с тяжелым полуавтоматическим пистолетом. Помимо этого, на камуфляжном армейском поясе висело несколько ручных гранат.
– Славная завеса, – заметил я. – Куда лучше, чем в прошлый раз.
– В прошлый раз здесь не было меня, – невозмутимо парировал он.
– Твоя работа? – поинтересовался я.
– Я постарался, чтобы это казалось проще пареной репы, – ответил он без намека на скромность. – Прямо наказание какое-то: быть таким чертовски одаренным – при моей почти непристойной красоте. Но я стараюсь.
Я рассмеялся и протянул ему руку. Он крепко пожал ее.
– Привет, Дрезден.
– Привет, Рамирес. – Я мотнул головой вправо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...