ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я берусь за любую работу, какую могу найти.
– Вампир-пария и чародей-пария, – пробормотал Мадригал. – Полагаю, в этом можно отыскать и преимущества – вне зависимости от того, как обернется война. – Мгновение он смотрел на Томаса в упор, потом перевел взгляд на меня. – Я хочу услышать вашу клятву.
– Будет вам клятва, – сказал я. – Ответьте мне честно, и вы покинете Чикаго невредимым.
Он судорожно сглотнул и скосил глаза на обрез, все еще упиравшийся стволом ему в щеку.
– Клянусь и я, – произнес он. – Я скажу правду.
Что ж, договорились. Очень многое в сверхъестественном мире определяется жестким законом, традицией, регулирующей взаимные обязанности хозяина и гостя, а также незыблемостью высказанной вслух клятвы. Я мог положиться на клятву Мадригала.
Скорее всего.
Томас посмотрел на меня. Я кивнул. Он убрал башмак с шеи Мадригала и отошел на шаг, опустив обрез, хотя и не слишком расслабляясь.
Мадригал сел, посмотрел на свои ноги и поморщился. От них исходили негромкие потрескивающие звуки. Кровотечение уже прекратилось. Я мог видеть кусок его ляжки в месте, где брюки порвались. Кожа там пузырилась и шевелилась на глазах; на ней вдруг вспух волдырь размером с хорошую сливу и, лопнув, выплюнул круглую картечину, со звоном упавшую на гравий.
– Начнем с простого, – сказал я. – Где ключ от наручников?
– Фургон, – невозмутимо ответил он.
– Мои вещи?
– Фургон.
– Ключи. – Я протянул руку.
Мадригал достал из кармана ключи со стандартным прокатным брелком и бросил их мне снизу вверх.
– Томас, – сказал я, поймав их.
– Ты уверен? – спросил он.
– Мыш присмотрит за ним. Я хочу снять эту гребаную штуковину.
Томас взял ключи и не спеша подошел к фургону. Прежде чем отпереть дверцу, он машинально покосился на свое отражение в ветровом стекле и пригладил волосы. Тщеславие, имя тебе – вампир.
– Теперь настоящий вопрос, – повернулся я к Мадригалу. – Ваша роль во всех этих нападениях.
– Никакой, – негромко ответил он. – Ни в подготовке, ни в осуществлении. Меня записали на конвент больше года назад.
– С моей точки зрения, не самое убедительное алиби, – заметил я.
– Но это так, – настаивал он. – Ну конечно, меня это изрядно развлекло. И да… – Он прикрыл веки, и голос его сделался вдруг хриплым. – Этот… этот ураган. Ужас. Глубокая ночь, шквал страха во всех этих душах…
– Бросьте все эти вампирские штучки, – перебил я его. – Отвечайте на вопрос.
Он омерзительно улыбнулся и показал на свои заживающие на глазах ноги.
– Смотрите сами. Я кормился, и кормился сытно.Особенно сегодня. Но даю тебе слово, чародей, кем бы ни были эти твари, это не моих рук дело. Я здесь всего лишь зритель.
– Если это правда, – сказал я, – какого черта тогда вы схватили меня и притащили сюда?
– Ради прибыли, – признался он. – И развлечения тоже. Я не позволяю смертным увальням разговаривать со мной, как ты. Но раз уж я так и так решил наказать тебя за дерзость, я подумал, не извлечь ли из этого и практической пользы.
– Боже, храни Америку, – только и сказал я.
Вернулся Томас с моим магическим инвентарем: посохом, рюкзаком, бумажным пакетом с разнообразными цацками и старомодным ключом с большими зубьями. Я сунул его в скважину браслета, с трудом повернул непослушными пальцами левой руки и стащил-таки эту чертову штуку с запястья. Мгновение кожу чуть пощипало, и я попробовал включить свою магию. Никакой боли. Что ж, я снова сделался чародеем.
Я нацепил свои амулет, браслет и кольцо. Потом пощупал рюкзак проверить, на месте ли Боб. Он никуда не делся, и я с облегчением перевел дух. Познания Боба в сверхъестественных вопросах уступали лишь его же феноменальной неспособности отличать добро от зла. Попади его знания не в те руки – страшно представить, сколько неприятностей оно может причинить.
– Нет, – тихо произнес я. – То, что вы, Мадригал, оказались там, – не случайность.
– Я же сказал…
– Я вам верю, – кивнул я. – Но и не считаю это совпадением. Я полагаю, что у вас имелась причина быть там. Возможно, такая, о которой вы и сами не догадывались.
Мадригал нахмурился и на мгновение слегка встревожился.
Я пожевал губу и продолжал размышлять вслух:
– Вы на виду. Известно, что вы питаетесь страхом. Вы находитесь в состоянии войны с Белым Советом – дважды два дает четыре. Дважды четыре – восемь. – Я покосился на Томаса. – Кто бы ни стоял за нападениями фагов, ему – или им – хотелось, чтобы я решил, будто во всем виноват Дарби.
Брови Томаса взмыли вверх – до него тоже дошло.
– Мадригала намеревались использовать в качестве козла отпущения.
Вампир побледнел еще сильнее.
– Что вы хо…
Договорить ему не удалось.
Глау завизжал. На этот раз в его визге не слышалось ничего, кроме отчаянного, всепоглощающего ужаса; голос его сделался высоким, словно визжала женщина.
Все разом повернулись в ту сторону, и мы успели увидеть, как кто-то или что-то тащит Глау за фургон. В воздух ударил розовый фонтан. Какая-то часть тела Глау – трудно сказать, рука или нога, – вылетела из-за фургона и несколько раз перевернулась в воздухе, прежде чем упасть обратно на землю. Визг резко оборвался.
Еще один предмет вылетел из-за фургона, описал в воздухе дугу и покатился по земле.
Голова Глау.
Ее просто-напросто оторвали от тела. Рот распахнулся в беззвучном вопле, оскалив акульи зубы, выпученные глаза остекленели.
Оранжевое сияние вспыхнуло за фургоном, а потом нечто, фигура футов десять или одиннадцать высотой, распрямилась и повернулась в нашу сторону. Одета она была сплошь в лохмотья, от чего напоминала огромного бомжа, а еще ее отличала нечеловеческая худоба. Голова показалась мне неестественно круглой, и только через секунду до меня дошло, что это тыква с вырезанной на ней зловещей физиономией – точь-в-точь как на Хэллоуин. Глаза светились багровым светом и при виде нас угрожающе вспыхнули.
Чудище перешагнуло через капот фургона и направилось в нашу сторону, вроде бы неспешно, но одолевая с каждым шагом несколько ярдов.
– Батюшки, – выдохнул Роулинз.
Мыш зарычал.
– Гарри? – пробормотал Томас.
– Еще один фаг в костюмчике из ужастика. На сей раз Пугало, – негромко ответил я. – Сейчас разберусь. – Я взял посох в правую руку и сделал шаг навстречу приближающемуся фагу. Так же, как и в случае с прошлым фагом, я вызвал Адский Огонь и накачивал его в посох до тех пор, пока кожа на руке не готова была, казалось, разлететься в клочья. Столько энергии для смертельного разряда я этой ночью еще не накапливал. А потом я с криком выпустил заряд в Пугало – прямо в упор.
Адский Огонь пушечным ядром врезался в Пугало. Казалось, силы удара хватит, чтобы отшвырнуть его куда-нибудь на середину озера Мичиган.
Представьте себе мое удивление, когда Пугало перешагнуло через мое заклятие так, словно его и не было. Правда, теперь оно смотрело уже только на меня, и рука его змеей метнулась ко мне.
Пальцы толщиной с хороший тыквенный ус сомкнулись вдруг у меня на горле. Только теперь я с ужасом осознал, что этот фаг на порядок сильнее того, которого я одолел в гостинице. Эта тварь была старше, больше и чертовски опаснее.
В глазах у меня померкло, а потом вспыхнули звезды, когда Пугало схватило меня другой лапищей за левую ногу, подняло высоко над головой-тыквой и принялось рвать пополам.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
– Гарри! – заорал Томас. Я услышал лязг стали и увидел, как Томас выхватил из-под моей куртки старую кавалерийскую саблю. Бросив дробовик Роулинзу, он ринулся вперед.
Его опередил Мыш. Пес с рыком бросился на Пугало, заставив того отпустить мою ногу и замахнуться кулаком. Черт, ну и силища была у этого Пугала! Удар перехватил Мыша в полете, и тот теннисным мячиком отлетел в железную стену гаража «Полная луна». Послышался стук, Мыш отрикошетил от стены и тяжело упал на землю. На стене из волнистого металла осталась вмятина. Мыш повернулся и попытался подняться на лапы.
Атака Мыша подарила Томасу несколько драгоценных секунд. Мой брат запрыгнул на груду металлолома и уже с нее взвился в воздух футов на пятнадцать, на лету замахиваясь саблей. Томас и в жизни далеко не хиляк, а в эту минуту к его обычной физической силе добавилась энергия вампира – кожа сделалась неестественно белой, глаза излучали серебристый блеск. Сабля полоснула по запястью лапищи, продолжавшей удерживать меня за горло. Удар отсек кисть, и я брякнулся на землю с высоты в шесть футов.
Еще в полете я прикинул, как мне убраться от этой твари подальше. Сгруппировавшись, я использовал энергию удара и покатился по земле, а при первой возможности вскочил и приготовился бежать. С этим, однако, возникли проблемы.
Чертова Пугалова лапища и не думала отпускать мое горло, и силы в ней не убавилось ни капли. Поэтому вместо того, чтобы убегать без оглядки, я, задыхаясь, сделал несколько неверных шагов и рухнул на четвереньки, правой рукой силясь оторвать пережимающие мне трахею древесные пальцы. Краем глаза я видел, как сидевший на земле Роулинз вскинул обрез и, передергивая цевье, всаживал в надвигавшегося фага заряд за зарядом. Картечь замедлила того на пару секунд, но не причинила ни малейшего вреда.
Легкие горели от нехватки кислорода, я понимал, что вот-вот потеряю сознание. В последней, отчаянной надежде я схватил посох и прочертил им замкнутый круг по гравию. Потом коснулся круга рукой, послав в него толику своей воли, и тут же почувствовал, как вокруг меня выстроилась невидимая колонна магического поля.
Энергия круга оборвала связь отсеченной кисти Пугала с остальным телом, и – точно так же, как фаг в гостиничном коридоре – та сразу же превратилась в прозрачную слизь, соскользнувшую с моего горла на землю… рубашку только при этом намочила.
Я с наслаждением глотнул свежего воздуха и, оставаясь на коленях, повернулся лицом к Пугалу. До тех пор, пока круг сохранял энергию, фаг не мог пробиться ко мне. Это подарило мне несколько секунд – достаточно, чтобы чуть-чуть отдышаться и подготовить ответный шаг.
Пугало испустило полный злобы шипящий звук и замахнулось обрубком руки на Роулинза. Ветеран-полицейский с ловкостью, которой позавидовал бы и гибкий юнец, откатился в сторону. Томас забрался на бочку из-под бензина и прыгнул снова, на этот раз целясь пятками в спину Пугалу. Удар швырнул фага на землю, но Пугало в падении успело лягнуть Томаса длинной ногой.
Я услышал, как хрустнула кость. Томас взвыл и отпрянул назад, выпустив саблю. Пугало повернулось ко мне. Глаза его горели дикой, нечеловеческой злобой, и могу поклясться, эта тварь сразу все поняла.
Фаг оглянулся на Роулинза и, зашипев, шагнул в его сторону.
Вот черт! Я ждал до последней секунды, а потом носком башмака разрушил круг, подхватил оброненную Томасом саблю и ринулся вперед.
Стоило кругу исчезнуть, как Пугало метнулось обратно ко мне и замахнулось огромным кулачищем. Удар сломал бы мне шею, однако Пугало, похоже, не ожидало от меня атаки, и я поднырнул под его руку прежде, чем оно осознало происходящее. Я с криком замахнулся саблей, целя по ножище Пугала, но фаг оказался быстрее, чем я думал, и сабля лишь зацепила толстый пучок лиан. Пугало злобно, пронзительно – до боли в ушах – зашипело и попыталось лягнуться, но я увернулся, и предназначавшийся мне удар расшвырял несколько штабелей автомобильных покрышек.
За покрышками, как оказалось, прятался Мадригал Рейт. Визжа от страха, он распрямился всего в нескольких футах от меня. При виде Мадригала огонь в глазницах головы-тыквы вспыхнул еще ярче. Пугало сделало шаг в его сторону.
– В фургон, быстро! – крикнул я, отступив на шаг к нему. – Нам нужны колеса, если мы хотим убраться из… э…
Ни секунды не колеблясь. Мадригал схватил меня за шиворот и толкнул вперед, между собой и Пугалом. Я покатился прямо под ноги чудищу, а Мадригал повернулся и зайцем припустил в противоположном направлении.
Я бросил заряд энергии в браслет прежде, чем успел коснуться земли, и упал на правый бок, выбросив левую руку с браслетом вверх. Активируй я защитное поле на полсекунды позже, и Пугало сокрушило бы мне череп своей ножищей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...