ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Потом мы с ним тоже сели. Мак принес лимонад и вернулся за стойку.
– Итак, – произнес Хват. – Что случилось, Гарри?
Лилия потягивала лимонад через соломинку. Я старался не слишком таращить на нее глаза и не пускать слюну.
– Гм… – начал я. – Меня просили связаться с вами. После прошлогодних атак Красной Коллегии, когда они вторглись на территорию фейри, мы ожидали ответной реакции. В общем, мы не понимаем, почему ее не последовало.
– «Мы» – в смысле, Совет? – негромко спросила Лилия. Голос ее звучал совершенно спокойно, но что-то в нем предупредило меня, что этот вопрос, возможно, очень важен.
– «Мы» – это я и некоторые мои знакомые. Это, скажем так, не совсем официально.
Хват и Лилия переглянулись. Она коротко кивнула, и Хват вздохнул:
– Хорошо. Хорошо. Я так и надеялся на что-нибудь в этом роде.
– У меня нет полномочий говорить с Белым Советом от имени Летней Династии, – объяснила Лилия. – Но с вами и меня, и моего Рыцаря связывают узы дружбы. Поэтому ничто не мешает говорить со старым другом о нелегких временах.
Секунду-другую я переводил взгляд с нее на Хвата и обратно.
– Так почему сидхе не обрушились на Красную Коллегию всей своей мощью? – спросил я наконец.
Лилия вздохнула:
– Тут все довольно сложно.
– Так начните для ясности с самого начала, – предложил я.
– С какого начала? – спросила она. – И чьего?
Брови мои против воли поползли вверх.
– Блин-тарарам, Лилия! Вот уж от вас я не ожидал обычных для сидхе игр со словами.
Спокойная отрешенная красота накрыла ее лицо подобием маски.
– Я знаю.
– Сдается мне, когда речь заходит об услугах, вы не очень-то вольны распоряжаться собой, – заметил я. – Особенно в свете той заварухи в Оклахоме и истории вашей предшественницы.
– Я знаю, – повторила она, и опять по выражению ее лица я не понял ровным счетом ничего.
Я с досадой откинулся на спинку стула, глядя на нее. Черт, терпеть не могу иметь дело с сидхе! Что Летние, что Зимние – все как чудовищная заноза в заднице.
– Гарри, – терпеливо произнес Хват. – Она не всегда вольна говорить.
– Черта с два не вольна, – буркнул я. – Она ведь Летняя Леди.
– А Титания – Летняя Королева, – возразил Хват. – И если вы не обидитесь на меня за то, то я напоминаю совершенно очевидные вещи, не так уж и много времени прошло с тех пор, как вы убили дочь Титании.
– Какое это имеет отношение?.. – начал было я и тут же заткнулся. Все правильно. Когда Лилия стала Летней Леди, она получила все в комплексе – и это не ограничилось изменением цвета ее волос на белый. Ей наверняка пришлось следовать сложным и запутанным ограничениям и правилам, обязательным для всех Королев фейри. И, что еще важнее, из этого следовало, что она должна повиноваться более влиятельным Королевам Летних – Титании и Матери Лету.
– Вы хотите сказать, Титания запретила вам обоим помогать мне? – спросил я.
Лица их были непроницаемы, как у игроков в покер.
Я кивнул: до меня начало доходить.
– Вам не разрешено официально говорить за Летних. И Титания наложила на вас что-то вроде заклятия, не позволяющего помогать мне на уровне личных контактов, – предположил я. – Так ведь?
Живи у Мака хоть один сверчок, я бы наверняка услышал его. Впрочем, будь мои собеседники статуями, я увидел бы с их стороны больше реакции.
– Вам не позволено мне помогать. Вам не позволено говорить мне о наложенном на вас заклятии. – Я перемещался от одного логического узелка к другому. – Но сами вы хотели бы помочь, потому и пришли. Из чего следует, что, если я хочу получить от вас хоть какую-то информацию, я должен делать это не напрямую. В противном случае заклятие заставит вас молчать. Горячо?
Чирик-чирик. Продолжайся это еще сколько-то времени, и им пришлось бы опасаться садящихся на макушку голубей.
Я нахмурился и подумал немного.
– Чисто теоретически, – сказал я наконец, – какого рода вещи могут помешать Зимним и Летним отреагировать должным образом на постороннее вторжение?
Глаза Лилии оживились, и она кивнула Хвату. Рыцарь повернулся ко мне:
– Чисто теоретически помешать этому способно очень немногое. Самое простое – отсутствие маломальского уважения к силам вторгающихся чужаков. Если Королевы не считают их угрозой, нет необходимости реагировать.
– Гм, – кивнул я. – А еще?
– Гораздо более серьезной причиной могли бы стать проблемы баланса сил между Летними и Зимними. Любая реакция на вторжение может отвлечь наличные оборонительные ресурсы. Если одна из Династий не согласится действовать скоординированно с другой, это предоставит ей идеальную возможность нанести внезапный удар, пока первая подставила ей спину.
Я вытер вспотевшие руки о штанину и зажмурил один глаз.
– Постойте-ка, я правильно понял? Летние готовы ударить по Красным. Но Зимние не хотят помогать им в этом, зато с гораздо большим удовольствием нападут на вас, ребята, пока вы будете заняты другой угрозой.
Я счел молчание Хвата знаком согласия.
– Но это безумие, – сказал я. – Если такое произойдет, пострадают обе Династии. И та, и другая ослабнут. Кто бы ни оказался наверху, в выигрыше будут Красные. Чисто теоретически, конечно.
– В дисбалансе между Зимними и Летними нет ничего нового, – заметила Лилия. – Он существовал со времени нашего с вами, Гарри, знакомства. Он продолжается и сегодня – в связи с несчастливой судьбой нынешнего Зимнего Рыцаря.
Я поморщился:
– Господи, он еще жив? Сколько лет уже… четыре года прошло?
Хват поежился.
– Я видел его раз. Совершеннейший псих, наркоман и убийца…
– И насильник, – перебила его Лилия негромким, немного печальным голосом.
– И это тоже, – хмуро согласился Хват. – Я бы шею ему свернул и смог бы спать после этого спокойно. Но никто не заслуживает… – Он поперхнулся и немного побледнел. – Такого.
– Этот ублюдок предал Мэб, – вполголоса заметил я. – Он знал, на какой риск идет.
– Нет, – возразил Хват, поежившись еще раз. – Поверьте мне, Гарри. Он не представлял себе, что с ним случится. Такого даже он не мог вообразить.
Убежденность, звучавшая в голосе Хвата, произвела на меня впечатление – особенно с учетом того, что Мэб проявляла ко мне определенный интерес и что я до сих пор был должен ей пару услуг. Я неуютно поерзал на стуле и постарался об этом не думать.
– И тем не менее, – сказал я, – имеется в наличии Летний Рыцарь. И имеется Зимний Рыцарь. Какой тут дисбаланс?
– Он не в состоянии воспользоваться своей силой, – объяснил Хват. – Он узник, и всем это известно. Он не может выступать за Зимних. Поэтому в нынешнем напряжении отношений между Династиями его можно не учитывать. Его все равно что нет.
– Ладно, – пробормотал я. – Мэб держит его… не знаю где, но взаперти. Она хочет предпринять наступление прежде, чем Летние сосредоточат все свои силы, и изыскивает способ уравнять шансы. Если Летние начнут операцию против Красных, это даст ей шанс нанести удар. – Я тряхнул головой. – Не буду делать вид, будто хорошо знаю Мэб, но она не самоубийца. Если неравенство сил настолько опасно, кой черт она тогда держит Зимнего Рыцаря живым? Это во-первых, а во-вторых, она не может не понимать, какими последствиями грозит новая война между Зимой и Летом. – Я переводил взгляд с одного на другую и обратно. – Я прав?
– К сожалению, – тихо произнесла Лилия, – наша информация о внутренней политике Зимних весьма ограничена. Мэб не из тех, кто делится своими замыслами с другими. Последние ее действия… – она зажмурилась на мгновение, словно одолевая сопротивление, – непоследовательны.
Я оперся подбородком на руку и задумался.
– Мэб можно охарактеризовать по-разному, – проворчал я. – Но, черт возьми, непоследовательной ее не назовешь. Она как чертовски здоровенный ледник. Остановить ее невозможно, но по крайней мере всегда знаешь, как она будет действовать. Как там говорил Шекспир? Постоянна как Полярная звезда.
Хват нахмурился, словно борясь с собой, потом устало вздохнул:
– Я думаю, многие из тех, кто знаком с сидхе, согласятся с вами.
Что нельзя было счесть ни согласием, ни опровержением – во всяком случае, с формальной точки зрения. Однако, если подумать, заклятия сидхе отличаются известной формальностью.
Я снова откинулся на спинку стула, пытаясь сложить из нескольких десятков мыслей и клочков информации более или менее цельную картину. Картина выходила не из приятных. В прошлый раз, когда баланс сил между Королевами фейри нарушился (не так уж и сильно, кстати, нарушился), это едва не привело к глобальной катастрофе, сопоставимой по масштабам со столкновением Земли со среднего размера метеором или ограниченным обменом ядерными ударами. И ведь это все учудила младшая Королева более спокойных и рассудительных Летних, предшественница Лилии, Аврора. Покойная Аврора, мысленно поправился я.
И уж если конфликт развяжет Мэб, дела обернутся не так плохо, как тогда.
Хуже.
Гораздо хуже.
– Мне нужно знать об этом больше, – тихо произнес я.
– Я понимаю, – кивнула Лилия. Она подняла руку к виску и закрыла глаза, морщась словно от боли. – Но… – Она тряхнула головой и замолчала: заклятие Титании связало ей язык.
Я покосился на Хвата – тот сумел-таки выдавить:
– Простите, Гарри, – а потом тоже зажмурился, и лицо его слегка позеленело, словно ему сделалось дурно.
– Мне нужны ответы, – пробормотал я, рассуждая вслух. – Но вы их мне дать не можете. И на свете не так много людей, знающих, что происходит.
Мои собеседники молчали, на лицах их отражалась боль.
– Мне кажется, – проговорил Хват через несколько секунд, – мы сделали здесь все, что могли.
Я пошевелил как мог мозгами и поднял взгляд.
– Нет, не все.
Лилия открыла глаза и посмотрела на меня, выразительно изогнув тонкую серебряно-белую бровь.
– Мне нужен кто-то, владеющий верной информацией и кто не связан обязательством не помогать мне. И я знаю только одного человека, удовлетворяющего этим требованиям.
Глаза Лилии потрясенно расширились.
– Вы можете сделать это? – спросил я у нее. – Прямо сейчас?
Она на мгновение задумчиво прикусила губу, потом кивнула.
– Позовите ее, – попросил я.
Хват переводил взгляд с нее на меня и обратно.
– Я не понимаю. Что вы задумали?
– Возможно, глупость, – хмыкнул я. – Но все слишком серьезно. Мне просто необходима информация.
Лилия зажмурилась и сцепила руки на коленях, сосредоточившись. Я ощущал, как взвихрилась вокруг нее невидимая энергия.
В животе у меня забурчало. Я попросил Мака соорудить мне сандвич с мясом и вернулся к столу ждать.
Все произошло быстро. Мак не успел еще поджарить стейк, когда Мыш испустил негромкий предостерегающий рык, и температура в баре опустилась градусов на десять. Вентиляторы под потолком протестующее заскрежетали и закрутились быстрее. Дверь отворилась и пропустила в зал луч солнечного света, приглушенного облачком холодного тумана. На ступенях возникла стройная темная фигура.
Хват сощурился. Руки его как бы невзначай скользнули под стол.
– А… Ее, –буркнул он.
Молодая женщина, что вошла в бар, могла бы сойти за сестру Лилии. Она обладала той же экзотической красотой, теми же странными кошачьими глазами, такой же бледной, безукоризненно гладкой кожей. Только волосы ее свисали длинными, неровными прядями, как у тряпичной куклы, и каждая прядь была окрашена в свой цвет – бледно-голубой или зеленый, словно они позаимствовали окраску у разных ледников. Зрачки ее отлитых из зеленого льда глаз казались расширенными словно от наркотика. В одной ноздре поблескивало тонкое серебряное колечко, а на изящной шее темнел черный кожаный ошейник, украшенный серебряными снежинками. Одежду ее составляли сандалии, короткие джинсовые шорты – очень короткие и очень тугие – и белая футболка в обтяжку, на которой замысловатыми светло-голубыми буквами значилось: ТВОЙ ПАРЕНЬ ВЫБЕРЕТ МЕНЯ.
Она шла к нам через комнату, покачивая бедрами и выпятив губки. На вид она казалась слишком юной, чтобы двигаться с такой вызывающей чувственностью, но я-то знал, кто она такая – Зимняя Леди, младшая королева Зимней Династии, выученица Мэб по части вредности и могущества.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...