ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Хват решительно кивнул, встал из-за стола и подал руку Лилии.
– Жаль, что не смогли помочь вам больше.
– Не переживайте. – Я тоже вежливо поднялся со стула. – Вы сделали то, что могли. Я очень благодарен вам.
Лилия натянуто улыбнулась. Они с Хватом ушли быстро, не сказав больше ни слова. Дверь оставалась закрытой, но мгновение спустя оба исчезли. Мыш сидел у стола, поводя мордой из стороны в сторону и навострив уши в попытке понять, что же произошло.
Я сел за стол и без особого удовольствия отпил лимонада. Новые неприятности в стране фейри. Большие неприятности. И я мог бы поспорить, что абсолютно точно знаю, от какого безмозглого сукина сына Совет будет ожидать действий на этот счет.
Я отставил стакан. Лимонад вдруг показался мне ужасно кислым.
Подошел Мак. Он забрал лимонад, а на его место поставил пиво. Я сшиб крышку ногтем и осушил бутылку одним долгим глотком. Пиво было теплым и слишком насыщенным по вкусу, но даже небольшой имевшийся в нем градус показался мне достаточно приятным, чтобы захотелось еще.
Мак поставил мне на стол еще одну бутылку.
Иногда Мак просто настоящий ангел.
– Они изменились, – сказал я ему. – Хват и Лилия. Похоже, они уже совсем не те люди.
Мак хмыкнул:
– Они выросли.
– Может, и так. – Я замолчал, размышляя, и Мак отошел, оставив меня в покое.
Вторую бутылку пива я пил уже медленнее; впрочем, не слишком растягивая. Потому что терять время попусту я не мог. Я благодарно кивнул Маку, оставил деньги на столе, взялся за поводок Мыша, и мы направились к двери.
У меня хватало более срочных дел. Вероятные угрозы из Небывальщины могли и подождать немного, а вот монстры, до появления которых оставались считанные часы, – вряд ли. По крайней мере эта встреча обошлась без того, чтобы кто-то пытался убить меня или объявить войну Совету. Я мило поговорил с Летней Леди и Зимней Леди и ушел без единой царапины.
Пока я шагал к двери, в голове у меня вертелась одна глупая мысль.
Может, я просто не чувствую зубов у себя на шее?
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
Я отправился на «Сплеттеркон!!!» вскоре после полудня. На этот раз я вооружился до зубов: за спиной висел рюкзак, полный всяких чародейских штучек, в руке посох, за поясом жезл, а еще собака, пистолет и масса всего. У меня нет разрешения на ношение револьвера сорок четвертого калибра, но я доверился теории, что лучше иметь при себе револьвер без разрешения, чем наоборот, и сунул в рюкзак и его.
Добравшись до «Сплеттеркона!!!», я слегка пожалел о том, что захватил эту чертову пушку, – налицо имелось, скажем так, активное присутствие полиции.
У входа в гостиницу стояли две патрульные машины; у двери дежурил, истекая потом, несчастный коп в форме. Расплачиваясь с таксистом, я заметил как минимум двух типов в штатском, питавших слишком пристальный интерес ко всем входящим и выходящим из гостиницы, чтобы сойти за случайных прохожих, задержавшихся отдохнуть в тени у входа. Я поспешно пристегнул на воротник свой сплеттерконовский беджик.
Плавленый коп у дверей ощупал меня взглядом, и я попробовал увидеть себя его глазами: высокий тип, худощавый, волосы всклокочены, глаза темные, собака здоровенная, какие-то палки, рюкзак, одна рука в кожаной перчатке… именной беджик конференции ужастиков. По понятиям копа, именной пропуск явно давал право выглядеть дико, не представляя при этом угрозы, поскольку, едва заметив бедж, он коротко кивнул мне и махнул рукой, пропуская внутрь.
Внутри жизнь не просто кипела: ко всем прочим развлечениям добавилась еще и пресс-конференция. У входа в зал, где накануне произошло нападение, столпились полукругом репортеры и фотографы, а всякие там ассистенты держали вспышки и даже пару длинных, похожих на палицы микрофонов. Прямо от входа я разглядел еще троих полицейских в форме. Впрочем, народа в этой части гостиницы хватало и без репортеров и полиции. Кондиционеры явно не справлялись с нагрузкой, внутри царила духота, и пахло, как и положено пахнуть в битком набитом помещении.
Мыш чихнул, подняв на меня скорбный взгляд. Я с ним полностью согласился.
Мёрфи, вынырнув из толпы, направилась ко мне. Она хмуро кивнула и опустилась на колени полюбезничать с Мышом и почесать его за ушами.
– Как твоя встреча? – спросила она.
– Пока жив. Но на горизонте сгущаются тучи. – Я еще раз огляделся по сторонам и покачал головой. – Ну и зоопарк.
– Все еще круче, – вздохнула Мёрфи. – Я тут поговорила с организаторами, и они обрадовали меня – поскольку вся эта история попала в утренние выпуски новостей, число участников почти удвоилось.
– Блин, – сказал я.
– Это еще не все. Грин вызвал фэбээровцев.
Я нахмурился:
– В прошлый раз, когда мы имели дело с федералами, удовольствие вышло, скажем так, ниже среднего.
– И не говори. – Мёрфи помолчала, колеблясь, потом решилась: – Рик здесь с ними.
Я зажмурился на мгновение и вспомнил.
– Ох, да. Твой бывший.
– Бывший муж, – с кислым видом подтвердила Мёрфи. Она держалась неестественно прямо, глаза метали молнии. – А теперь, соответственно, шурин.
– Вот западло, – посочувствовал я.
– Очень я не в восторге от его присутствия, – согласилась Мёрфи. – Но меня не спросили. И, возможно, мне предстоят еще всякие объяснения.
Я фыркнул.
Она ответила едва заметной улыбкой.
– Все это дело настолько громкое, что с Восточного побережья направляется целая бригада маститых криминалистов.
Я нахмурился.
– Может, им стоило в трубу подудеть. Или вообще оркестр сюда пригласить. Думаю, если поспешат, они успеют до ночи арендовать и притащить сюда прожекторную установку.
Мёрфи закатила глаза.
– Я поняла, поняла. Тебе, Гарри, не нравится вся эта шумиха.
– Мне не нравятся все эти потенциальные жертвы, – уточнил я. – Ставлю пятьдесят зеленых за то, что большинство новых посетителей – подростки.
– Считай, что выиграл, – отозвалась она. – А это имеет какое-то значение?
– Возможно. Как правило, молодые люди, в особенности подростки, более эмоционально восприимчивы. Тут все дело в гормонах. В общем, как жертвы они доступнее. И как источник энергии эффективнее.
– Тогда почему первым напали на старого хрыча вроде Пелла?
Я открыл рот, спохватился – и закрыл.
– Интересная мысль.
– И потом, – продолжала она, – разве не кстати, что за этим следит больше людей? Судя по всему тому, что ты мне говорил, твари с той стороны не любят толп.
– Как правило, так, – кивнул я. – Только вчера это место вовсе не выглядело вымершим, когда показался фобофаг.
– Ты считаешь, он появится прямо перед всеми этими людьми? – спросила она.
– Мне кажется, толпой его не отпугнуть. Я думаю, если случится что-нибудь плохое, то чем больше народа окажется рядом, тем больше страха он наведет и тем больше получит пиши. И еще, чем больше людей ударится в панику, тем больше их пострадает.
Светло-золотые брови Мёрфи сдвинулись к переносице.
– И что ты в этой связи предлагаешь?
– Гарантий никаких, но мне кажется, нам придется ждать наступления темноты.
– Почему?
– Потому что после наступления темноты эта тварь сильнее.
Мёрфи нахмурилась:
– Думаешь, Пелл поэтому пережил нападение? Ведь было еще светло.
– Схватываешь на лету, – хмыкнул я. – Но если исходить из этого, у нас есть еще немного времени поработать.
– Что делать?
– Расставить кое-какие обереги, – ответил я.
– Как у тебя дома?
Я покачал головой:
– Не такие сложные. Времени нет. Я не могу окружить это место рвом с водой, но, пожалуй, могу сплести кой-какую сеть, которая даст нам знать, где и когда сюда перейдет кто-то из Небывальщины. Только мне придется здорово походить по всему зданию.
Она кивнула.
– Да, только этой толпы тебе не хватало.
Я поморщился.
– У тебя нет знакомых в пожарной охране?
– Кузен, – ответила она. – А что?
– Здесь посетителей наверняка больше нормы. Может, если пожарные инспекторы узнают об этом столпотворении, они хотя бы часть народа отсюда выгонят. Нам нужна толпа – но не больше той, которая соблазнила бы убийцу.
Она кивнула.
– Займусь этим.
– И еще… я понимаю, что это стрельба наугад, но полицейские ищейки ничего не нарыли? Или медэксперты?
– Вскрытие ничего не дало. Они не доверили его Баттерсу. Проводил Бриош, и он не нашел ничего особенного.
– Естественно, – вздохнул я. – А что Грин?
– Строит теории. Но намекнул, что нападение могло быть подстроено с целью привлечь к конвенту больше внимания.
– Немного цинично, – заметил я.
– Грин не верит в чудеса, – сказала Мёрфи. – Он серьезный, опытный следователь и во всем ищет основательную подоплеку. Если он допускает, что убийство совершил какой-то псих, это не дает ему практически никакой зацепки. Поэтому он цепляется за соломинки и надеется найти хоть что-нибудь знакомое, чтобы с помощью этого быстренько прищучить убийцу.
Я хмыкнул:
– Кажется, понимаю.
– Ему не позавидуешь, – кивнула Мёрфи. – Не могу сказать, чтобы он мне особенно нравился, но он коп, и он трудяга. Вот только скорее всего здесь он ничегошеньки не в состоянии поделать. И сам он еще этого не понял.
Она сделала легкое ударение на последней фразе – наверное, что-то больно задело ее саму.
Мёрфи приходилось оказываться в ситуациях, подобных той, в какой оказался Грин, когда происходило что-то дикое, лишенное видимой логики. В первый раз она столкнулась со сверхъестественным, когда была простой патрульной. Позже, когда ее произвели в детективы, это сослужило ей хорошую службу, потому что она понимала уже, как мало знает. У Грина и того не было. Мне даже вспоминать больно, как она мучилась тогда от бессилия.
– А ты? – спросил я. – Ты ничего не заметила, заслуживающего упоминания?
– Пока нет. Хотя кто-нибудь здесь наверняка знает что-нибудь полезное… даже если сам еще этого не осознает. – Она вдруг склонила голову набок и посмотрела на меня: – Постой. Ты что, меняспрашиваешь?
Я пожал плечами.
– Мёрф, ты ведь навидалась столько такого, чем не всякий чародей может похвастаться. Я думаю, ты способнее, чем сама полагаешь.
Она посмотрела на меня еще более внимательно.
– Что ты хочешь этим сказать?
Я снова пожал плечами.
– Хочу сказать, ты уже попадала в такие передряги. Ты знаешь, на что это похоже – когда вокруг шныряет что-то такое. Это ощущение более или менее одинаково. Ты узнаешь его, когда почувствуешь.
– Чего? Я что теперь, все равно что чародей?
Я ухмыльнулся:
– Ты просто смекалистая штучка, Мёрф.
– Штучка? –угрожающе переспросила она.
– Пардон, – поправился я. – Полицейскаяштучка.
– Вот так-то лучше, – фыркнула она.
– Ты просто не игнорируй свои инстинкты, – посоветовал я. – Они тебе не зря дадены.
Последних слов Мёрфи, правда, не расслышала, потому что резко отвернулась от меня, нацелив взгляд своих голубых глаз на мужчину, который вышел из зала и шагал по коридору.
И тут Мыш негромко зарычал.
– Кто это? – тихо спросил я у Мёрфи.
– Дарби Крейн, – так же вполголоса отозвалась она.
– А-а, – кивнул я. – Режиссер ужастиков.
Мыш снова зарычал. Мы с Мёрфи, не сговариваясь, двинулись следом за Крейном.
К чему противиться неминуемому? Я тронулся с места прежде, чем Мыш выдернул мне руки из плечевых суставов.
– Слушай, не побеседовать ли нам с ним?
– Думаешь, стоит? – спросила Мёрфи.
– Говори ты. Я поддержу, если что.
Она кивнула, не оглядываясь.
– Будьте добры. – Не сбавляя шага, она врезалась в компанию фанатов. – Разрешите пройти?
Мы пытались прорваться сквозь толпу, но это было все равно что бежать по грудь в воде. Чем быстрее ты пытаешься двигаться, тем больше сопротивление. Крейн, мужчина среднего роста в брюках в обтяжку и темном блейзере, скользил в толпе с ловкостью угря. Мёрфи шла передо мной, пробивая дорогу; я же использовал преимущества своего роста, чтобы не потерять Крейна из виду.
Все же он здорово опередил нас, первым подойдя к лифтам. Когда мы вырвались на относительно свободное пространство, двери лифта уже раздвинулись. Мёрфи рванула вперед, коротко оглянулась на меня через плечо и сделала выразительное движение подбородком в сторону лифта.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...