ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Нехотя я признал, что Молли вполне могла втемяшить себе в голову что-нибудь такое. Этим же могли объясняться ее неловкое молчание и потупленный взор. То есть я ей, конечно, был симпатичен, но мысль о том, что это могло перерасти во что-то другое, мне в голову не приходила. Что ж, я был бы последним ублюдком, если бы стал поощрять ее фантазии, пусть даже и не намеренно. А может, Боб и Ласкиэль заблуждаются, и на самом деле ничего такого не происходит… впрочем, юношеские страсти, помыслы и устремления – минное поле, ходить по которому нужно с большой опаской.
При всей своей привлекательности Молли все-таки оставалась еще совсем ребенком – более того, ребенком моего друга. Ей было больно. Это тревожило меня, и я хотел помочь ей – просто теперь приходилось еще и помнить о том, что мое сочувствие может быть неправильно понято. У девочки возникли проблемы, и она нуждалась в ком-то, кто мог бы помочь ей разобраться с ними. Но уж никак не в том, кто запутал бы их еще сильнее.
Из-под двери ванной струились завитки пара. Настоящая горячая вода. Не иллюзия.
Я тряхнул головой и занялся своей сетью.
В сравнении с другими заклятиями это состоит из большого числа компонентов, зато не особенно сложное. Нечто похожее, только рассчитанное на длительное действие, я соорудил в квартале вокруг своего дома с целью засечь любое приближающееся потустороннее существо. Собственно, это же мне было нужно и в гостинице, только без долгоиграния я вполне мог обойтись. Рассвет… ну, максимум два рассвета не оставят от него и следа, но я очень надеялся, что больше мне и не понадобится.
Я взял в руку пластилин, три свечи в деревянных подсвечниках, очертил вокруг себя круг из песка и принялся накапливать энергию, припоминая в уме расположение на плане гостиницы точек, помеченных пластилином. Это не заняло у меня много времени. Любой обладающий элементарными магическими познаниями и устремленностью может проделать такое – ну по крайней мере чуть меньшего масштаба. Сооружение сети, охватывающей здание, требует усилий, так сказать, тяжеловеса, однако технически это не сложна, так что минут через пятнадцать я ясно представил в уме пространственную схему энергетических точек и связей и прошептал:
– Magius, orbius, spiritusoculus .
Произнося эти слова, я сообщил им заряд моей воли, и тело на мгновение захлестнул поток покалывающей энергии, которая хлынула по рукам в кусок пластилина и завилась тугими спиралями вокруг свечей, исполнявших функцию индикаторов. Энергия заклятия вспыхнула, слетелась струйками крошечных искорок к фитилям, и свечи занялись ровным огнем. Произнеся заклинание, я разрушил круг, и связанная им энергия разлетелась по гостинице, соткавшись в задуманную мной паутину невидимых лучей, – так мгновенно вспухает на морозе, обрастая кристалликами льда, замысловатая снежинка.
Я чуть пошатнулся, когда энергия заклятия покинула меня, оставив за собой быстро проходящее ощущение слабости. С минуту я сидел, опустив голову и тяжело дыша.
– Ух ты, – восхитилась Мёрфи. Я поднял глаза и увидел, как она закрывает за собой дверь. – Чего это ты такое делал?
Я неопределенно махнул рукой.
– Если нехорошая сила, – выдохнул я, – покажется в гостинице, заклятие ее почувствует. – Я ткнул пальцем в свечи. – Возьми одну. Если вдруг разгорится ярко, значит, у нас гости.
Мёрфи нахмурилась, но кивнула.
– Сколько времени нам это даст?
– Немного, – признался я. – Пару минут, может, меньше. Может, сильно меньше.
– Три свечи, – сказала Мёрфи. – Одна тебе, одна мне, и…
– Я подумал, не согласится ли Роулинз взять одну.
– А он здесь? – спросила Мёрфи.
– Нутром чую, здесь, – ответил я. – И он, похоже, из тех, кто не закрывает глаза на то, чего не понимает.
– И еще он, похоже, из тех, кого вчера ранили. Его никак не могли послать на дежурство сюда.
– И в больницу не могли, – возразил я.
– Тоже верно, – согласилась Мёрфи.
Я чуть перевел дух.
– Что в кино у Пелла? – спросил я.
Мёрфи кивнула и, подойдя к свечам, взяла одну.
– Куча ничего. Там все наглухо заперто. На главном входе висячий замок, черный ход на запоре. И объявление на двери, что они закрыты до дальнейшего уведомления.
Я хмыкнул.
– Можно было бы ожидать, что Пелл изо всех сил будет стараться держать свое заведение открытым, пока конвент дает львиную долю его прибыли – даже пока сам он валяется в больнице. Блин, особенно пока он в больнице.
– Ну, может, он не доверяет никому вести дела в свое отсутствие?
– Зато у него есть кто-то, кому он доверил закрыть кинотеатр, – возразил я. – Не сходится. Он ведь не закрылся сразу после нападения.
Мёрфи нахмурилась, однако возражать не стала.
– Я пыталась дозвониться до него, чтобы спросить об этом, но сиделка сказала, что он спит.
Я запустил пятерню в волосы, обдумывая сложившуюся ситуацию.
– Все страньше и страньше, – сказал я. – Чего-то тут у нас не хватает.
– Чего? – поинтересовалась Мёрфи.
– Еще одного действующего лица, – ответил я. – Кого-то, кого мы пока не видели.
Мёрфи задумчиво повертела в пальцах свечу.
– Возможно. Однако, если воображать невидимых налетчиков или тайных заговорщиков, можно запросто впасть в паранойю.
– Это не обязательно подозреваемый, – заметил я. – Может, это еще один мотив.
– Например? – спросила она, и я буквально увидел, как вращаются колесики у нее в голове, приведенные в движение моей репликой.
– На первый взгляд, нападения фагов кажутся довольно нехитрыми. Вроде… ну, не знаю. Нападения акул. Кто-то голодный выскакивает, хватает жертву, пожирает и убирается. Естественный процесс. То есть, конечно, сверхъестественный – но такой же.
– Но нападения-то не хаотичны, – возразила Мёрфи. – Кто-то посылает фагов в одно и то же конкретное место. Тот же, кто пытался остановить тебя с помощью магии, когда ты вмешался.
– Что наводит на очевидный вопрос… – начал я.
– Зачем это, во-первых, нужно? – договорила за меня Мёрфи.
Я хлопнул левой рукой в перчатке по бедру.
– Смотри-ка сюда, – сказал я и тут же сымитировал короткий удар правой.
– Обманка, – произнесла Мёрфи, прищурившись. – Отвлекающий маневр. Но от чего отвлекающий?
– Очевидно, от чего-то, что еще хуже смертоносных, меняющих облик сверхъестественных хищников, – задумчиво произнес я. – От чего-то, чему нам хотелось бы помешать еще сильнее.
– Ну, например?
Я тряхнул головой и пожал плечами.
– Не знаю. Пока не знаю.
Мёрфи поморщилась:
– Ну, все зависит от тебя – останется ли это паранойей или станет чем-либо более конкретным.
– Если я ошибаюсь, это всего лишь паранойя, – хмыкнул я.
Мёрфи оглянулась через плечо и поёжилась.
– Угу. – Она посмотрела на меня, расправила плечи и сделала глубокий вдох, успокаивая дыхание. – Ладно. Что ты задумал? Я так полагаю, у тебя есть уже в голове кое-какие планы на эти одну-две минуты с момента предупреждения?
– Да, – кивнул я.
– Какие? – спросила она.
– Ну, тут много чистой техники, – замялся я.
– Попробую сообразить, – настаивала Мёрфи.
Я кивнул.
– Любому, кто хочет перейти из мира духов в мир смертных, придется проделать ряд процедур. Ему нужно определить отправную точку, точку назначения и количество энергии, необходимое для перемещения. Потом ему нужно отворить портал, набрать в Небывальщине эктоплазмы и потратить еще изрядное количество энергии, чтобы слепить себе из нее физическое тело.
Мёрфи нахмурилась.
– Что ты называешь точками отправления и назначения?
– Связи, – объяснил я. – Что-то вроде вех. Обычно создание, которое ты призываешь из Небывальщины, и является для себя отправной точкой. А пунктом назначения, соответственно, – тот, кто отворяет ему дорогу.
– И таким пунктом назначения может быть любой? – спросила она.
– Нет. – Я покачал головой. – Ты не можешь призвать ничего, что бы не… – Я наморщил лоб, подыскивая слова. – Ты не можешь призвать никого, кто не имеет никакого отражения в твоей душе… ничего такого, что бы вас хоть как-то связывало. Если тебе нужны злобные, вредные, жадные существа, в тебе самом должно иметься хоть немного злости, вредности и жадности.
Она кивнула.
– Скажи, а проход обязательно отворять с этой стороны?
– Как правило, – подтвердил я. – Чтобы открыть его с той стороны, придется чертовски сильно попотеть.
– Валяй дальше.
Я поделился с ней своим планом: обратить фагов на того, кто их призывает.
– Мне нравится, – заявила она. – В смысле, использовать против них их же монстров. Только вот мне тогда что делать?
– Покупать мне время, – ответил я. – В момент, когда фаг или фаги переходят из одного мира в другой, они уязвимы. Если тебе удастся увидеть одного такого и отвлечь его внимание, это подарит мне больше времени, чтобы перенацелить его на призывающего. А еще есть вероятность, что мое заклинание не сработает. Если все обернется таким образом, ты окажешься достаточно близко к месту событий, чтобы помочь эвакуировать людей, может, даже прикрыть их.
Мёрфи хотела сказать что-то, открыла рот, но помедлила и обернулась.
– Гарри? У тебя что, кто-то в душе?
– Э… Да, – сказал я и почесал затылок.
Она выразительно изогнула бровь и подождала, но я воздержался от объяснений. Может, так я мстил за ее беспощадную откровенность там, в лифте.
– Что ж, ладно, – сказала она и взяла свечи. – Спущусь и поищу Роулинза. Если не найду, возьму кого-нибудь из моих, из ОСР.
– Что ж, неплохо, – согласился я.
Мёрфи вышла, оставив меня складывать перенацеливающее заклятие. Это не заняло много времени.
Мыш вдруг поднял голову, а секунду спустя кто-то постучал в дверь. Я подошел и открыл.
За дверью стояла Черити в джинсах и вязаной кофте поверх легкой хлопчатобумажной блузки. Лицо ее застыло, плечи свело от напряжения. При виде меня, правда, лицо ее сделалось более отрешенным, нейтральным – она все-таки хорошо владела собой.
– Добрый вечер, мистер Дрезден.
Должно быть, более дружеского приветствия от нее мне и ожидать не стоило.
– Добрый, – отозвался я.
Рядом с ней стоял пожилой мужчина чуть выше среднего роста, с коротко, аккуратно остриженными остатками седых волос. Глаза у него были голубые, как яйца дрозда. Впечатляюще крепкое сложение, черные спортивные штаны и черная же рубашка. Шею облегал накрахмаленный белый воротничок. Увидев меня, он улыбнулся и протянул руку.
Я с улыбкой пожал ее – видит Бог, улыбка моя была совершенно искренняя.
– Отец Фортхилл! Вы-то что здесь делаете?
– Гарри, – приятельски отозвался он. – Так сказать, оказываю моральную поддержку.
– Он мой юрист, – добавила Черити.
– Правда? – удивился я.
– Правда, – улыбнулся Фортхилл. – Я получил диплом еще до того, как принял сан. Да и позже занимался этими делами по просьбе прихожан. И подрабатывать иногда приходится.
– Юрист, – пробормотал я. – И священник. Как-то не сочетается.
Фортхилл рассмеялся:
– Оксюморон, не без этого.
– Эй, я не просил обзываться, – ухмыльнулся я. – Так чем я могу помочь?
– Молли должна была ждать нас внизу, – ответила Черити. – Но мы ее там не нашли. Вы не знаете, где она?
Все силы Вселенной, похоже, ополчились на меня. Задай Черити этот вопрос секунд на десять раньше, и все бы обошлось. Вместо этого дверь ванной распахнулась, и из нее в облаках пара выскользнула Молли. Одно полотенце она накрутила тюрбаном на волосы, вторым таким же обернулась на манер саронга. С учетом размера гостиничных полотенец и несомненных достоинств Молли не могу сказать, чтобы картина вышла слишком уж целомудренная.
– Гарри, – сказала она. – Я тут в сумке забыла… – Она осеклась и уставилась на Черити.
– Это… э… не то, что вам… – начал я, повернувшись к Черити.
Глаза ее вспыхнули ледяным огнем. Я успел еще вспомнить цитату из Киплинга насчет того, что какой биологический вид ни возьми, самки всегда окажутся опаснее самцов, а потом правый кулак Черити вошел в соприкосновение с моим подбородком.
– Мама, – в полном ошалении пробормотала Молли.
Я поднял глаза и увидел, как отец Фортхилл крепкими пальцами удерживает запястье Черити, не позволяя ей ударить меня еще.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...