ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Время шло. Завывал ветер. Снег хлестал мне в лицо, и Летний огонь превратился в едва тлеющие угольки, которых хватило бы в лучшем случае на несколько минут. Они погасли почти в ту самую секунду, когда я ощутил близкую вибрацию магической энергии, а в нос ударил запах горелого попкорна.
Прореха засветилась в воздухе ярдах в тридцати выше по склону.
Какие-то твари, большие и мохнатые, с белым мехом и длинными когтями, вынырнули из метели у нас за спиной. Они бежали по снегу и льду с такой легкостью, словно это бетонный тротуар.
– Томас! – рявкнул я, ткнув пальцем в сторону надвигающейся угрозы. – Мёрф, Черити! Выносите девушку отсюда! Живо!
Мёрфи оглянулась, глаза ее расширились, и она мгновенно поднырнула под руку Молли, помогая Черити. Черити пошатнулась, удержалась на ногах, вытащила из-за пояса меч и воткнула в снег у моих ног. А потом с удвоенной силой потащила Молли вперед, одолевая последние несколько ярдов.
Я переложил посох в левую руку, а правой сжал смертоносную сталь. Последние крохи сил, которые одолжила мне Лилия, иссякли, и оставшейся во мне магии не хватило бы даже на то, чтобы зажечь свечу, не говоря уже о том, чтобы кидаться огнем или выстраивать шит. Мне оставалось полагаться только на сталь, быстроту и ловкость – в общем, на чисто физические качества. Из чего вытекало, что скорее всего меня убили бы очень быстро, если бы Черити не сообразила меня вооружить.
Собственно, от нас с Томасом требовалось только задержать наступающих – похожих на йети тварей – на время, достаточное, чтобы женщины благополучно миновали переход. Победы в бою от нас никто не ждал.
– Что это за твари? – спросил Томас.
– Разновидность огров, – ответил я. – Бей их сильнее и быстрее. Нам надо как следует напугать их железом. Если мы вынудим их наступать на нас с опаской, нам, возможно, удастся с боем отступить к переходу.
– Заметано, – кивнул Томас.
Когда до первой цепочки снежных огров оставалось футов тридцать, мой брат сделал два шага и взвился в воздух. Прыжок выбросил его на десять футов выше уровня снега. Приземлившись, он уже держал саблю обеими руками. Стальной клинок полоснул ближайшего огра по грудной клетке, вспоров как картофелину в мундире. Кровь его вспыхнула голубым пламенем, и огненные капли с шипением гасли в снегу.
Но Томас на этом не успокоился. Следующий огр швырнул в него булыжник размером с волейбольный мяч. Томас стремительно увернулся, сделал ложный выпад и полоснул огра саблей по ногам, от чего тот с воем полетел на землю.
Третий огр с размаху, как бейсбольной битой, огрел его небольшим древесным стволом, отшвырнув на десяток футов назад, – Томас едва не врезался в меня на лету. Огры торжествующе взвыли и бросились в атаку.
Я не считаю себя опытным фехтовальщиком. То есть, конечно, я фехтую лучше, чем девяносто девять процентов населения нашей планеты, но по сравнению с большинством тех, кто в этом разбирается, я профессионал так себе. Что еще хуже, мой фехтовальный опыт ограничен в основном колющим оружием – шпагой, рапирой. Меч Черити выглядел бы вполне уместно на съемочной площадке «Конана-Варвара», а о том, как драться тяжелым режущим оружием, я имел лишь самое общее представление. Впрочем, два преимущества у меня все-таки имелось. Во-первых, я довольно быстр, особенно для своего роста. Если мой соперник не обладает сверхъестественной быстротой, я не слишком ему уступаю. И во-вторых, руки-ноги у меня длинные, так что я могу достать соперника чуть не из соседнего графства.
Поэтому я старался использовать свои сильные стороны. Я испустил вой, не уступающий тому, что издавали огры, и когда один из них добежал до меня и занес для удара палицу, я поднырнул под удар и на добрый фут вонзил меч ему, так сказать, ниже пояса. Выдернув с поворотом меч, я откатился в сторону, а палица обрушилась на то место, где я только что стоял. Огр с воем отскочил назад и забегал по кругу, из паха фонтаном била огненная кровь. Те, что наступали следом, при виде этого замедлили шаг, а когда раненый огр упал и затих, пожираемый огнем, и вовсе остановились, призадумавшись.
Блин, мне плевать, смертный вы или нежить, красавец или монстр. Если у вас есть яйца и вы их имеете шанс потерять, подобное зрелище заставит вас оценить возможные последствия ваших действий для ваших же гениталий, причем очень быстро.
Я оскалил зубы и поднял меч, на котором шипела, полыхая, синяя огрова кровь. Не отворачиваясь от противника, я начал осторожно, шаг за шагом пятиться вверх по склону, стараясь не обращать внимания на боль в сломанных ребрах. Когда я поравнялся с Томасом, он только-только пытался сесть. Братец налетел на валун, и над глазом его уже успела вспухнуть хорошая шишка. Он еще недостаточно очухался, чтобы встать.
– Черт подери, Томас! – рявкнул я. Левая рука моя была слишком слаба, чтобы тащить его вверх по склону, а тащить его правой, переложив меч в слабую руку я боялся: обороняться от огров я бы уже не смог. – Поднимайся!
Огры, опомнившись, снова начали надвигаться.
– Томас! – заорал я, занося меч и выжидая, пока ближайший огр наступит на мою метавшуюся по снегу тень.
Минуточку. Какая тень?
Прошла, наверное, секунда, прежде чем я понял, что тень порождена каким-то новым источником света, а потом огненный сгусток не больше шоколадного драже пронесся мимо моего плеча и ударил в грудь ближайшему от меня огру. Летний огонь опрокинул огра на землю прежде, чем тот успел охнуть, и принялся пожирать его плоть.
– Я его держу! – крикнул Хват, и я краем глаза увидел его с мечом в руке.
Закинув руку Томаса себе на плечо, он поднял его с земли с легкостью, какой я не ожидал при его росте. Атака огров захлебнулась окончательно. Я просунул посох под пояс, которым Томас перетянул кольчужный сверток, осторожно, стараясь не слишком нагружать сломанные ребра, забросил его на плечо, и мы продолжили отступать к прорехе, держась лицом к ограм. Те маячили в пределах видимости, но нападать больше не пытались.
– Не споткнитесь, – предупредил меня Хват.
Я ощутил, как прорываю спиной какую-то тонкую оболочку, а потом разом оказался в тропической сауне.
Я обнаружил, что стою на узкой полоске эстрады перед экраном старого кинотеатра Пелла. Я шагнул в сторону, и тут же из экрана выступил Хват, поддерживавший Томаса.
Лилия стояла на полу лицом к прорехе. Вид у нее был усталый, напряженный. Стоило Хвату с Томасом миновать переход, как она взмахнула рукой, словно отгоняя надоедливую муху. Послышался шелест, прореха съежилась и исчезла.
В тускло освещенном кинозале воцарилась тишина. Лилия опустилась на колени, упираясь одной рукой в пол: волна белых волос упала ей на лицо, и она тяжело дышала, дрожа всем телом. Облепившие меня снег и ледяная корка исчезли, превратившись в быстро испарявшуюся эктоплазму.
– М-м-м, – заметил Томас слабым голосом. – Гадость какая.
Хват опустил его на пол и подошел к Лилии.
– Хват, – окликнул я его. – Вы слышали, что там творилось?
– Судя по шуму, вы разворошили пчелиный улей. – Он опустился на колени рядом с Лилией, поддерживая ее за плечи. – Что, гарнизон замка устроил вам торжественную встречу?
– Нет. – Я покачал головой. – Похоже, это были все Зимние без исключения.
– Что? – вскинулся он.
– Я… это… типа пошвырялся Летним огнем у Мэб в ее playhouse* и разнес почти весь ее замерзший фонтан.
Хват невольно разинул рот.
– Вы… Что?
– Ну, Пугало пряталось за этой штуковиной, вот я и… – Я опустил меч Черити на пол и сделал неопределенное движение рукой. – Каюк, в общем.
Хват посмотрел на меня как на умалишенного.
– Вы попали Летним огнем в священный источник Зимы?
– Я глаз не могу сомкнуть, не погромив на ночь хоть немного чьей-нибудь собственности, – угрюмо буркнул я. – Так или иначе, я это сделал, и они там все с цепей посрывались. Моя крестная сказала мне, что каждый, кто хоть что-нибудь значит у Зимних, исполнился жаждой мести и спешит убить меня.
– Боже мой, – выдохнул Хват. – Еще бы. Но где это вы взяли Летний огонь, чтобы… – Он осекся и посмотрел на Лилию.
Летняя Леди подняла взгляде усталой, но обворожительной улыбкой.
– Я всего лишь подарила немного тепла и обозначила дорогу во исполнение долга перед леди Черити, – прошептала она. – Разве могла я знать, что чародей похитит эту энергию для использования в своих целях? – Она сделала глубокий вдох. – Помоги мне встать. Нам надо уходить.
Хват повиновался.
– Уходить? Куда?
– Все силы Зимних сосредоточены в центре их королевства, – сказал я. – Из чего следует, что они никак не стоят на границах Лета в ожидании атаки. Из чего, в свою очередь, следует, что у Летних высвобождаются силы, которые они могут выделить в помощь Совету.
– Но ведь им потребовалось всего несколько минут на то, чтобы показаться, – заметила Мёрфи. – Разве не могут они броситься назад и вернуться уже через несколько минут?
– Нет, Мёрф, – заверил я ее. – Это планировалось заранее. Весь этот рейд – подстава с самого начала. – Я кивнул в сторону Лилии. – Разве не так?
– Можно определить это и такими словами, – тихо произнесла Лилия. – Хотя лично я бы не стала интерпретировать это таким образом. Я не принимала участия в том, чтобы привести сюда фетчей – однако их появление и похищение ими дочери леди Черити подарило нам возможность временно нейтрализовать присутствие сил Мэб у наших границ.
– «Нам», – пробормотал я. – Мэйв действует с вами заодно. Вот почему она объявилась у Мак-Энелли так быстро.
– Даже так, – сказала Лилия, склонив голову в том, что можно было принять и за уважительный поклон.
Хват уставился на Лилию.
– Ты работаешь с Мэйв?
– Она бы не смогла изменить ход времени в сердце Зимы, – тихо сказал я. – Только одна из Зимних Королев способна сделать такое.
Хват продолжал таращиться на Лилию так, словно не слышал моих слов.
– Мэйв работает с тобой?
Лилия кивнула.
– Ее, как и нас, страшит нынешнее безумие Мэб. – Она снова повернулась ко мне. – Я снабдила вас силой, достаточной, чтобы угрожать источнику, в надежде на то, что вы отвлечете часть Зимних в глубь их владений. Как только это случилось, Мэйв изменила ход времени относительно мира смертных.
Я повел бровью.
– И долго нас не было?
– Вот-вот наступит рассвет дня, следующего за вашим выступлением, – ответила она. – Хотя течение времени изменено только в последние минуты вашего бегства. Мэйв не сумеет долго поддерживать это, но нам хватит, чтобы действовать.
– Что, если бы я не понял этого вовремя? – спросил я. – Что, если бы я не воспользовался вашим огнем?
Она чуть печально улыбнулась мне:
– Вы были бы уже мертвы, полагаю.
Я испепелил ее взглядом.
– И мои друзья со мной.
– Даже так, – кивнула она. – Пожалуйста, поймите. Ограничения, наложенные на меня моей Королевой, оставили мне очень мало выбора. Объяснить, что я задумала, я не могла. Но и стоять в стороне, ничего не делая, в то время как Совет находится в таком отчаянном положении, я не могла тоже.
– Но теперь-товы можете мне все об этом рассказать?
– Теперь мы обсуждаем историю, – сказала она, склонив голову сначала передо мной, потом перед Черити. – Я очень рада, леди, видеть, что ваша дочь вернулась к вам.
Черити подняла на нее взгляд достаточно долгий, чтобы улыбнуться и кивнуть в знак благодарности. Потом снова занялась дочерью.
– Лилия, – произнес я.
Она изогнула бровь, ожидая продолжения.
Она манипулировала мной, превратив меня в оружие, которое использовала против Мэб. Она не лгала мне, но чудовищно рисковала моей жизнью. Хуже того, она рисковала жизнью четверых моих друзей. Полагаю, она делала это, руководствуясь исключительно благими намерениями. Ну и конечно, она была связана ограничениями, которые я, как подсказывали мне мои инстинкты, до сих пор не понимал до конца. Но вела она себя со мной прямо, честно и открыто.
И потом, в конце концов, кто она, как не законная Королева фейри? Кто и когда говорил мне, что она будет играть, открыв все карты?
Я вздохнул.
– Спасибо за помощь, – произнес я наконец.
Она улыбнулась все так же печально.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...