ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я недолго. – Я задержался и положил руку на плечо Черити. – А потом мы вернем вашу дочь.
– Да, – прошептала она, глядя на меня сияющими глазами. – Да, обязательно.
На этот раз заклятие сработало на все сто. Черт, я мог бы и сам догадаться, где фетчи нашли самый удобный переход из своего королевства в Чикаго. Такие вещи представляются очевидными, но только после того, как про них узнаешь.
Помятый минивэн Черити свернул на маленькую стоянку за старым кинотеатром Кларка Пелла. С улицы она не просматривалась. Пока мы ехали туда, взошло солнце, хотя низкие тучи и отдаленные раскаты грома обещали необычно плохую для такого времени суток погоду. Это меня не очень удивляло. Когда за кулисами происходят разборки Королев фейри, погода тоже реагирует соответственно.
Мёрфи остановила свою машину рядом с минивэном и вытянула ручник.
– Ладно. Мёрф, Томас, – произнес я, выбираясь из машины. – Правила боя с фейри.
– Я знаю, Гарри, – сказал Томас.
– Ага, но напомнить нелишне, так что послушайте. Мы направляемся в Небывальщину. Нам предстоит разобраться с несколькими весьма вредоносными фейри, из чего следует, что мы должны быть готовы к иллюзиям. – Я порылся в рюкзаке и достал небольшую баночку. – Эта мазь позволит вам справляться с большинством того дерьма, которым они попытаются нас дурить. – Я подошел к Томасу и помазал составом его веки. Потом проделал то же самое с глазами Мёрфи и моими собственными. Мазь я приготовил по собственному рецепту, основанному на том, что использовал Привратник. Моя пахла лучше, хотя окрашивала кожу, на которую попадала, в темный, коричнево-черный цвет. Я закрыл баночку, намереваясь убрать. – После того, как…
Черити молча взяла банку у меня из рук, открыла ее и намазала веки.
– Что вы делаете? – удивился я.
– Собираюсь вернуть свою дочь, – спокойно ответила она.
– Вам нельзя с нами, – сказал я.
– Очень даже можно.
– Нет, нельзя. Черити, это чертовски опасно. У нас не будет возможности опекать вас.
Черити завинтила крышку и сунула баночку мне в рюкзак. Потом откатила в сторону боковую дверцу минивэна и достала из салона два больших пластмассовых тубуса. Она открыла первый и стянула через голову свитер.
Я обратил внимание на две вещи. Во-первых, в том, что касалось телосложения, Черити явно вытянула счастливый билет в генетической лотерее. Под свитером у нее обнаружился спортивного вида лифчик, и при желании она запросто могла зарабатывать неплохие деньги на подиуме. Молли явно унаследовала внешность матери.
Второе, на что я обратил внимание, – это на ее руки. Для женщины она казалась довольно широкоплечей, а руки ее отличались великолепной мускулатурой – не гипертрофированной, как у качка-культуриста, но подтянутой, действенной. Я переглянулся с Мёрфи – на нее это, похоже, тоже произвело впечатление. Я перевел взгляд обратно на Черити.
Из первого тубуса Черити вытащила бронежилет. Не побитый, тяжелый секонд-хэнд. Красивую стеганую жилетку из плотной хлопчатобумажной ткани, подбитую тем, что мне показалось кевларовыми пластинами. Она надела жилет, застегнула пояс, а потом достала из тубуса самую настоящую кольчужную рубаху. Накинув ее через голову, Черити ловкими, привычными движениями застегнула с дюжину крючков. За кольчугой последовал тяжелый пояс, на каких носят мечи. Затем она надела на голову плотно облегающую шапочку из того же черного материала, что и жилет, подобрала под нее свои косы и накрыла все это стальным шлемом с гребнем.
Открыв второй тубус, она достала из него прямой меч с рукоятью в виде креста. Меч казался лишь ненамного уже и короче того, которым пользовался Майкл, однако, проверив клинок на предмет точек ржавчины, она несколько раз крутанула им в воздухе с такой легкостью, словно это была свернутая в рулон газета, после чего убрала обратно в ножны и пристегнула их к поясу. За пояс она заткнула две тяжелые кольчужные рукавицы. Последним Черити достала из тубуса молот. Даже не просто молот, а скорее кувалду с длинной, фута четыре, окованной железом рукоятью и зловещего вида заостренным шипом с одной стороны.
Закинув молот на плечо, она придержала его за рукоять и повернулась ко мне. Вид у нее был донельзя воинственный – вооруженная, в доспехах, да и темные пятна мази вокруг глаз образа не смягчали. Воинственная… как же! Она выглядела настоящим бойцом, профессионалом, с каким лучше не связываться.
Все молча смотрели на нее.
Черити повела золотистой бровью.
– Я сама изготовила все доспехи мужа, – негромко сказала она. – И запасное оружие. Вручную.
– Э… – неуверенно произнес я. Стоило ли тогда удивляться ее мускулатуре? – Так вы и биться умеете?
Она посмотрела на меня как на слабоумное дитя.
– Мой муж стал мастером фехтования не по мановению волшебной палочки. Он много упражняется. И кто, как вы думаете, был его спарринг-партнером последние два десятка лет? – Взгляд ее снова потемнел, нацелившись на меня одного. – Эти твари забрали мою Молли. И я не останусь здесь, пока она в опасности.
– Мэм, – негромко напомнила Мёрфи. – Учебный бой сильно отличается от настоящего.
Черити кивнула.
– Для меня это будет не первый настоящий.
Мёрфи мгновенно нахмурилась и оглянулась на меня. Я покосился на Томаса – тот отвернулся, всем своим видом показывая, что в процессе принятия решений участвовать не будет.
Черити продолжала стоять со своей кувалдой на плече – стойка спокойная, взгляд уверенный.
– Блин-тарарам, – вздохнул я. – О'кей, Джон Генри, считайте, вы зачислены. – Я махнул рукой и продолжил инструктаж. – Фейри не переваривают железа и боятся его прикосновения – это же относится и к стали. Она обжигает их и нейтрализует их магию.
– Там у меня еще холодное оружие, – сообщила Черити. – И запасные кольчуги. Хотя они могут оказаться вам не идеально по фигуре, лейтенант Мёрфи.
Черити продумала все на несколько ходов вперед. Что ж, хорошо, хоть один из нас не потерял способность думать.
– Кольчуга – идеальная вещь для защиты от потусторонних тварей с когтями.
Вид у Мёрфи был довольно скептический.
– Мне не хотелось бы нарушать образ битвы при Гастингсе, Гарри, но я привыкла полагаться на пистолеты больше, чем на мечи. Ты все это серьезно?
– С пистолетами у тебя могут возникнуть проблемы, – ответил я. – Объекты из нашей реальности действуют в Небывальщине по-другому, и трудно угадать, когда и как меняются правила. В стране фейри довольно много мест, где порох теряет взрывчатые свойства.
– Ты шутишь, – нахмурилась она.
– Нисколько. Надень кольчугу. С нею фейри ничего сделать не смогут. Это наше главное преимущество.
– Единственное преимущество, – поправила Черити. Она протянула мне кольчужный жилет – возможно, единственный из ее набора, подходивший мне по росту. Я снял кожаную куртку, облачился в броню и снова надел куртку поверх кольчуги. Мёрфи покачала головой, но подошла и вместе с Томасом выбрала себе доспехи и оружие.
– Еще пара деталей, – сказал я. – Все время, пока мы будем находиться там, не ешьте и не пейте ничего. Не принимайте никаких подарков или любых предложений от фейри – никаких сделок с ними. Уж поверьте мне на слово, вам не понравится оказаться в положении должников кого-либо из сидхе. – Я нахмурился, собираясь с мыслями. – И последнее. Каждый из нас должен делать все возможное, чтобы обуздывать свой страх.
Мёрфи недоуменно посмотрела на меня:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Мы не можем позволить себе бояться слишком сильно. Фетчи ощущают наш страх. Они питаются им. Становятся от него сильнее. Если мы явимся к ним, не контролируя свой страх, они ощутят приближение пищи. Мы все боимся, но нам нельзя позволять страху управлять нашими мыслями, действиями или решениями. Старайтесь дышать ровно и оставаться насколько можно спокойными.
Мёрфи кивнула.
– Ну и хорошо. Веселиться и петь по мере хотения.
Я посмотрел, как Мёрфи развешивает свою амуницию. Черити помогла ей застегнуть кольчугу – рубаху с короткими рукавами, возможно, одну из запасных Черити. Для Мёрфи кольчуга оказалась великоватой, чуть-чуть помог туго перепоясавший ее ремень, но короткие рукава доходили Мёрфи до локтей, а низ болтался где-то на уровне колен. Кэррин выглядела как ребенок, нарядившийся во взрослую одежду.
Лицо ее сделалось отрешенным – таким оно обыкновенно становилось, когда она сосредотачивалась перед стрельбой в тире или перед одним из своих бесчисленных поединков айкидо. Я зажмурился, осторожно ощупал Мёрфи своим магическим чутьем и ощутил в ней ровно пульсирующую жизненную энергию. Кое-где наблюдалась дрожь – но никаких признаков панического страха, который мог бы оповестить нехороших парней о нашем появлении.
Собственно, я его и не ждал. Свой невеликий рост она с лихвой компенсировала крепостью духа. С другой стороны, в Небывальщине Мёрфи не оказывалась еще ни разу, и хотя земли фейри далеко не самое страшное, что можно там найти, даже они могут производить на нормального человека довольно жуткое впечатление. Никакие тренировки, дисциплина и целеустремленность не способны в полной мере подготовить начинающего ныряльщика к тому, что он почувствует на глубине. Примерно так же обстоят дела и с Небывальщиной. Невозможно предугадать, как поведет себя человек, впервые упавший вниз по кроличьей норе.
Зато Томас, будучи Томасом, щеголял кольчугой как изыском моды. Он оделся во все черное – черные куртка и брюки, черные армейские бутсы, да и кольчуга с бронежилетом каким-то образом подошли к его туалету. На левом бедре у него снова висела его сабля, в правой руке он держал обрез и в целом являл собой изрядно улучшенный типаж из «Дорожного Воина».
На всякий случай я и его ощупал своими магическими чувствами. Он слегка отличался от обычного человека; впрочем (как и у других вампиров Белой Коллегии), отличия эти вряд ли поддавались обнаружению человеческими чувствами, да и не всякий чародей распознал бы их. В его ауре ощущалось нечто кошачье – что-то подобное я ожидал бы от голодного леопарда, терпеливо поджидающего приближения очередной добычи. Огромная, безупречно сбалансированная сила. Ощущалась и темная сторона – та его часть, которую я ассоциировал с демонической наследственностью, превращавшей его в вампира, черный, горький сгусток энергии, состоявшей из равных частей похоти, голода и отвращения к себе. Томас был неглуп – он, конечно же, боялся. Но и его страх был почти незаметен под этой гладкой черной поверхностью.
Закончив помогать Мёрфи, Черити отступила на шаг и опустилась на колени на мостовую. Сложив руки, она склонила голову и продолжала молиться. Я чувствовал разлитое вокруг нее тепло, словно она стояла на коленях в узком луче солнечного света, – точно такую же энергию я всегда ощущал в присутствии ее мужа. Веру, наверное. Она тоже боялась, но это был не тот первобытный, животный страх, который интересует фетчей. Она боялась за дочь – за ее безопасность, за ее будущее, за ее счастье. И, глядя на нее, я увидел, как ее губы произносят мое имя, потом Томаса, потом Мёрфи.
Черити боялась за нас больше, чем за себя.
В ту секунду я поклялся себе, что верну ее домой вместе с ее дочерью – к семье и мужу, целую и невредимую. Видит Бог, я ни минуты не колебался бы сделать все, чтобы семья моего друга воссоединилась.
Я проверил свою амуницию. Кожаная куртка, кольчужная рубаха не по размеру, посох, жезл – на месте. Браслет-оберег и амулет – на месте. Многострадальная левая рука немного побаливала, и та ее часть, которую я ощущал, онемела – но пальцами шевелить я мог. Голова болела. Ноги слегка подкашивались от усталости. Я надеялся, что, когда понадобится, хорошая доза адреналина поможет мне справиться с этой проблемой.
– Все готовы к выступлению? – спросил я.
Мёрфи кивнула. Томас откликнулся лаконичным «Ага».
Черити поднялась с колен.
– Я готова.
– Для начала я обойду здание, – сказал я. – Это их дверь домой. Возможно, они оставили какие-нибудь ловушки или задействовали обереги. Когда я сниму их, мы войдем.
Я начал медленно обходить кинотеатр Пелла, касаясь пальцами стены, то и дело закрывая глаза и прислушиваясь к своим магическим чувствам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...