ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– И внутри… – Я прищурился. – Мне кажется, я вижу там обломки побольше. Словно кто-то сорвал решетку и выбил ворота. – Я сделал глубокий вдох, стараясь совладать с так и рвущимся наружу истерическим смешком. – Кто-то дунул, и двинул, и их из дома вынул. Из дома Мэб.
Ветер завывал в ледяных склонах.
– М-да, – пробормотал Томас. – Не нравится мне это.
Черити прикусила губу.
– Молли!
– Мне казалось, Гарри, ты говорил, что эта Мэб круче крутой, – заметила Мерфи.
– Она такая и есть, – сказан я, хмурясь.
– Тогда кто изобразил большого серого волка, напавшего на ее поросят?
– Я… – Я тряхнул головой и провел рукой по рту. – Мне начинает казаться, что эта штука немного выше моего понимания.
Томас не удержался-таки от сдавленного хихиканья с нотками истерии. Он отвернулся от крепости и сидел, похрюкивая. Я испепелил его взглядом.
– Это не смешно.
– Как сказать, – хрюкнул он. – Я хочу сказать, Господи, ты все-таки бываешь туп как пробка. Или ты только сейчас это заметил, Гарри?
Я насупился еще сильнее.
– Что до твоего вопроса, Мёрф, я и правда не знаю, кто это сделал, но список тех, кто на это способен, невелик. Возможно, Совет Старейшин и мог бы, если бы навалился со всеми Стражами, но они сейчас заняты – да и прорываться сюда им пришлось бы с боем. Такое могли бы сделать вампиры, действуя сообща, но это маловероятно. Не знаю. Может, Мэб разозлила какого-нибудь бога.
– Бог един, – заявила Черити.
Я отмахнулся.
– Без заглавной «Б», Черити, из уважения к вашим убеждениям. Имеются существа, которые, не будучи Всевышним, все же обладают силой, с которой не сравнится ничто на нашей планете.
– Например? – поинтересовалась Мёрфи.
– Древние греческие, римские или, скажем, скандинавские божества. Боги американских индейцев и африканских племен. Австралийских аборигенов, полинезийских туземцев, юго-восточной Азии. Одних индуистских богов наберется чертова прорва. Правда, последние столетия они практически в спячке. – Я хмуро покосился на Арктис-Тор. – И я не могу придумать, что такого могла сделать Мэб, чтобы заслужить такую враждебность. Ей тысячелетиями удавалось избегать этого.
Если, конечно, подумал я, Мэйв и Лилия не говорили правду и она действительно не съехала с катушек.
– Дрезден, – вздохнула Черити. – Это все словоблудие. Или мы идем туда, или убираемся. Ну?
Я прикусил губу и кивнул. Потом я достал из кармана маленький пузырек с пожертвованной Черити кровью и пошарил взглядом, пока не нашел более или менее ровной площадки, чтобы начертить круг. Активировав его, я сложил обычное поисковое заклятие, настроенное на этот раз на тепловые ощущения. На таком морозе я не возражал против даже такой малой толики тепла.
Я разрушил круг, высвободив заклятие, и сразу же ощутил покалывающее тепло на левой скуле. Повернувшись лицом в ту сторону, я обнаружил, что смотрю прямо на Арктис-Тор. На всякий случай я повторил ритуал, отойдя на полсотни ярдов в сторону, и снова повернулся лицом к источнику тепла. С тем же результатом.
– Она жива, – сказал я Черити, – или заклятие не сработало бы. Она там. Идем.
– Постойте, – произнесла Черити и как-то неловко посмотрела на меня. – Можно мне прежде произнести короткую молитву за нас?
– Хуже не будет, – кивнул я. – Мне сейчас любая помощь не повредит.
Черити низко склонила голову.
– Господи, молю тебя, не оставь нас во тьме, – произнесла она, и я ощутил прикосновение негромкой, но крепкой как скала энергии чистой веры. Черити перекрестилась. – Аминь.
Мёрфи повторила ее движение. Мы с Томасом постарались держаться теологически невидимыми. Потом я без лишних слов выбрался из-за скалы и припустил бегом к воротам. Остальные старались не отставать.
Первые кости попались мне под ноги ярдов за пятьдесят от стены. Они лежали бесформенной грудой на снегу, застыв подобием мрачной гравюры Эшера. Кости напоминали человеческие, но утверждать этого наверняка я не мог, потому что в некоторых местах они превратились в пыль, а в других словно оплавились. Оказалось, это только первые зловещие останки из многих. По мере приближения к стенам все больше хрупких, замерзших костей хрустело у меня под башмаками, и искорежены они тоже были все сильнее. У самых ворот слой костей доходил мне уже до щиколоток. Они словно рассыпались веером от груды жутких останков, возвышавшейся в проеме ворот. Кем бы ни были их обладатели, их здесь уничтожили несколько тысяч, не меньше.
Предположение Черити насчет решетки оказалось верным. Обломки валялись на земле, смешавшись с костями. Под аркой ворот торчали из костей под причудливыми углами массивные ледяные брусья – то, что осталось от ворот. Стены Арктис-Тора оплавились во многих местах под воздействием, как я предположил, какой-то кислоты. Кое-где из них вывалились огромные ледяные блоки; впрочем, по сравнению с исполинским массивом это было так, мелкие царапины.
Хрустя по толстому слою костей, я добрался до ворот. Там я уловил дуновение чего-то знакомого. Я сунул голову в одну из отметин на стене и принюхался.
– Что там? – спросил Томас.
– Сера, – тихо отозвался я.
– Что это значит? – поинтересовался он.
– Трудно сказать, – солгал я.
Интуитивно я уже догадывался о том, что здесь произошло. Кто-то поливал стены Арктис-Тора Адским Огнем. А это означало, что свою роль в имевших здесь место событиях играли и силы Ада или их приспешники.
Выше моего понимания… Не то слово – «выше»…
Я напомнил себе, что все это ерунда. Что внутри замерзшего кладбища находится девушка, которая погибнет, если я не выдерну ее из этого кошмара. Что, если я не совладаю со своим страхом, это почти гарантированно предупредит ее похитителей о моем приближении. Поэтому я отогнал прочь страх, от которого меня начинало уже тошнить.
Я изготовил браслет, сжал в руке посох, стиснул зубы и, хрустя башмаками по костям, двинулся вперед, в жуткий полумрак самого опасного места из всех, куда я попадал.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
В ширину черные ледяные стены Арктис-Тора имели футов шестьдесят, поэтому входная арка напоминала скорее железнодорожный туннель.
Если не считать, конечно, костей.
Каждый вдох, каждый шаг, каждый хруст и скрип трущихся друг о друга костей отдавался эхом, которое вместо того, чтобы гаснуть, казалось, наоборот, делается громче. Ковер из костей становился все толще; я уже не пытался обходить их и шагал напрямик, рискуя сломать себе ногу. Пульсировавшее в стене зеленое и сине-фиолетовое, реже красное сияние почти не освещало дороги. От сполохов только тени дергались из стороны в сторону, затрудняя движение. Меня понемногу начинало укачивать.
Появись сейчас в дальнем конце туннеля очередной фетч, и все могло бы обернуться хуже некуда, особенно с учетом того, насколько неэффективной показала себя моя магия и насколько затрудняли движение чертовы кости. Все это изрядно действовало на нервы, и я с трудом сдерживался, чтобы не припустить вперед бегом – из чистого страха. Вместо этого я старался шагать ровно и размеренно, не позволяя страху овладеть мной.
Блин, я уже два года как закрывал свои мысли от Ласкиэли. Будь я проклят, если позволю рыться в моих эмоциях шайке разнузданных фейри.
Я оглянулся. Черити, конечно, было трудно карабкаться по костям со всей амуницией и тяжелым молотом на плече, но она не отставала, упрямо стиснув зубы. Зато идущей следом за ней Мёрфи, похоже, это давалось легче. Замыкал шествие Томас, шагавший грациозно, как пантера подлинной ветке.
Наконец я вышел из-под арки на двор. Внутри крепости было пусто, холодно и красиво. То ли палат и прочих помещений здесь не строили вообще, то ли они располагались в толще стен, но никаких входов в них я не видел. Лестницы вели на стены, на оборонительные галереи. Весь двор был вымощен гладким темным льдом, и в самом центре его вздымался шпиль – круглая башня, венчавшаяся площадкой с зазубренным парапетом, нависавшим над стенами и двором.
Казалось, это место изначально строилось для тишины и покоя и не предназначалось для живых, подвижных существ. Ветер завывал за стенами и где-то над головой, но здесь не ощущался. Здесь было тихо, как к гробнице библиотекаря, и каждый шаг по льду казался особенно громким. Эхо гуляло по двору взад-вперед, возвращаясь с каким-то неодобрением и даже угрозой.
Сплошной костяной ковер обрывался в нескольких ярдах от ворот, и во дворе виднелись лишь отдельные кучки. Томас подошел к одной из них и потыкал саблей. Клинок лязгнул о череп размером с хорошую бочку из-под бензина, слишком тяжелый и массивный, чтобы смахивать на человеческий.
– Кто это, черт подери, был? – вполголоса спросил Томас.
– Судя по всему, тролль, – ответил я. – Большой. Ростом, возможно, футов четырнадцать или пятнадцать. – Я огляделся по сторонам. Вокруг виднелось с полдюжины похожих огромных черепов. Еще шесть лежали близко друг от друга у основания шпиля. – Дайте мне пару секунд. Я хочу понять, что мы тут видим, прежде чем двигаться дальше.
Судя по виду Черити, она хотела бы возразить, но лишь отошла на несколько ярдов и остановилась, вглядываясь в окружение. Томас с Мёрфи тоже заняли позицию вокруг меня.
Вперемешку с костями мертвых троллей валялись разбитые куски темного льда – возможно, остатки их оружия и доспехов. На этих кусках виднелись следы замысловатых узоров из золота, серебра и маленьких голубых самоцветов. Работа ремесленников-фейри – и довольно дорогая работа.
– Их тринадцать. Тролли служили Мэб, – сообщил я. – Пару лет назад я видел таких в похожей амуниции.
– Давно они убиты? – тихо спросила Мёрфи.
Я хмыкнул и наклонился. Приложив к костям левую руку, я закрыл глаза и, сосредоточившись, до предела напряг чувства – и человеческие, и магические. Я ощутил очень слабый, звериный запах тролля. Я только раз в жизни видел пару таких вблизи, но этих уродливых ублюдков можно унюхать с расстояния в полмили. Еще я ощутил запах гнили – скорее растительной, чем плоти. И – снова – запах серы.
Помимо этого, в воздухе ощущалась какая-то вибрация, ментальное эхо мучительной смерти тролля. А еще эхо возбуждения, ярости, а потом неописуемого ужаса, смятения и всепоглощающей боли.
Рука сама собой отдернулась от этих фантомных ощущений, и на краткий миг ко мне вернулись физически ощутимые воспоминания о моем ожоге. Я зашипел, стиснув зубы, и прижал руку к животу, силясь отогнать призрачную боль.
– Гарри? – окликнула меня Мёрфи.
Какого черта? Ощущение смерти, сохранившееся в костях, было таким сильным, таким резким, что я буквально видел клочки воспоминаний. Такого со мной еще не случалось. Впрочем, и вслушиваться в остаточное эхо событий в Небывальщине я еще не пробовал. Что ж, в мире духов и духовные впечатления яснее.
– Гарри? – повторила Мёрфи, на сей раз – настойчивее.
– Все в порядке, – ответил я сквозь зубы. Ощущения были четче, чем я испытывал где-либо в реальном мире. В Чикаго я бы решил, что все произошло несколько минут назад. Здесь же…
– Не могу сказать, долго ли они здесь лежат. По моим ощущениям – не очень, но я не уверен.
– Должно быть, несколько недель, – предположил Томас. – Меньше – вряд ли: кости не успели бы так очиститься.
– Все относительно, – возразил я. – Время здесь может течь с разной скоростью. Эти кости могли пролежать тысячу лет – по местному времени. Или двадцать минут.
Томас пробормотал что-то себе под нос и покачал головой.
– От чего они погибли, Гарри? – спросила Мёрфи.
– Огонь. Их сожгли заживо, – тихо ответил я. – До самых костей.
– Ты бы так смог? – поинтересовался Томас.
Я покачал головой.
– Такого огня не осилил бы. Не в самом сердце Зимы. Даже с помощью Адского Огня.
Вокруг нас валялись на земле останки примерно тысячи существ. В прошлом мне довелось раз сорваться сцепи и испепелить целую стаю вампиров – а вместе с ними, возможно, кого-то из их жертв. Но даже того пекла не хватило бы, чтобы положить разом столько защитников Арктис-Тора.
– Тогда кто это сделал? – тихо спросила Черити.
Ответа у меня не было. Я встал и ткнул концом посоха в относительно небольшой череп.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...