ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Точнее, это порождения самой глубокой, самой темной Зимы. – Я поежился. – Еще точнее, это элитные шпионы и убийцы Королевы Мэб. Легко меняют облик и обладают гигантской силой.
– Мэб? – прошептала она. – Той самой Мэб?
Я медленно кивнул.
– И они похитили мою дочь, – произнесла она. – Унесли в страну фейри.
Я снова кивнул.
– Она для них ценная находка. Магически одаренная юная смертная. Совместимая энергетически. Не обладающая достаточным опытом, чтобы защитить себя. Они могут питаться ею и ее магией много часов. Возможно, даже дней. Вот почему они не убили ее сразу.
Черити зажмурилась.
– Что мы можем сделать?
– Не знаю пока, – признался я. – Впрочем, хорошо бы, чтобы ваш муж был здесь с нами.
Она прикусила губу и бросила на алтарь взгляд, исполненный, как мне показалось, ненависти.
– Он недосягаем. Ему направили сообщение, но…
– Нам придется действовать самим, – договорил я.
– Но надо же нам что-то делать! – воскликнула она.
– Конечно, – согласился я. – Проблема в том, что мы пока не знаем, гдеэто делать.
– Мне казалось, вы только что сказали, что они утащили ее в страну фейри.
– Угу, – кивнул я. – Только если я скажу вам, что Айерс-Рок в Австралии, это еще не значит, что вы с легкостью найдете это чертово место. Австралия большая. А по сравнению со страной фейри она все равно что Род-Айленд.
Черити стиснула зубы.
– Но должно же быть что-то…
– Я как раз этим занимаюсь, – заверил я ее.
– Но что… – Она помолчала, потом кашлянула. – Сколько у нее в запасе времени?
– Трудно сказать, – вздохнул я. – Время здесь и там течет по-разному. День здесь, час там. Или наоборот.
Она смотрела на меня в упор.
Я опустил взгляд.
– Немного, – сказал я. – Зависит от того, как долго она продержится. Они высосут из нее весь страх, а потом… – Я тряхнул головой. – День. В лучшем случае.
Она покачала головой.
– Нет, – тихо произнесла она. – Я не позволю этому случиться. Должен быть способ вернуть ее.
– Я могу проникнуть в страну фейри, – сказал я. – Но вам нужно понять кое-что. Мы говорим о том, чтобы отворить переход в глубокую Зиму. Если у меня хватит сил отворить его и если у меня хватит сил удерживать его открытым, воюя при этом как минимум с одним древним фетчем, который пару часов назад проглотил мою магию как карамельку и даже не поперхнулся, мы в любом случае нарушим волю Королевы Мэб. И если она окажется там сама, я ничегошеньки, черт подери, не смогу поделать. У меня недостаточно сил, чтобы бросать ей вызов, тем более в самом сердце ее владений. У всего Белого Совета, чтоб ему пусто было, не хватит сил на такое. И мне нужно совершенно точно знать, где переходить на ту сторону, потому что на то, чтобы схватить ее и убраться, у меня будет в лучшем случае несколько минут. И я не имею ни малейшего представления о том, где она находится.
– Что вы сказали? – спросила она очень тихо.
– Что я не могу сделать этого, – ответил я. – Это верное самоубийство.
Черити словно застыла, выпрямившись.
– И вы предлагаете бросить ее там?
– Нет, – возразил я. – Но это означает, что мне придется искать помощь там, где я смогу ее получить. Возможно, у людей и созданий, которые придутся вам не слишком по вкусу. – Я покачал головой. – И вполне возможно, меня убьют прежде, чем я предприму попытку. И даже если я верну ее… за это, возможно, придется заплатить.
– Я заплачу, – сказала она. Голос ее звучал ровно, уверенно. – Ради Молли я заплачу столько, сколько нужно.
Я кивнул. Я не стал озвучивать еще одно: что даже если нам удастся вернуть Молли, неизвестно, останется ли к тому времени что-нибудь от ее рассудка. И что она нарушила Законы Магии, а значит, вполне может оказаться на полу в каком-нибудь глухом складе с черным мешком на голове, а Морган будет заносить меч для удара. Или, что еще хуже, силы, которые она использовала, могли уже искалечить ее душу.
Даже если мне удастся найти Молли и вернуть ее домой, мы могли опоздать с ее спасением.
Впрочем, всему свое время. Для начала надо было ее отыскать. Единственный способ сделать это – найти место, через которое фетчи вынесли ее в Небывальщину. География Небывальщины не похожа на географию нормального мира. Та часть Небывальщины, что соприкасается с пустым заброшенным складом, может находиться в мире духов черт знает как далеко от той части, которая соприкасается с оживленным детским садом через дорогу от склада. И, словно этого недостаточно, связи мира смертных и Небывальщины со временем меняют свое место – ведь меняется весь мир.
В Чикаго найдется тысяча мест, через которые фетчи могли перетащить Молли в свое логово. Мне предстояло найти одно-единственное. И найти его нужно в самое ближайшее время, прежде чем рассвет уничтожит слабые следы ее присутствия – мою единственную зацепку.
Кроме этого, был только один вариант: махнуть рукой и оставить девочку в лапах тварей, которых боятся даже кошмары.
– Мне нужно что-то ее, – произнес я, вставая. – Лучше всего волосы или обрезки ногтей.
– У меня прядь ее волос в детском альбоме, – сказали Черити.
– Отлично, – кивнул я. – Я заберу их у вас из дома. Где лежит альбом?
Она тоже встала.
– Я вам покажу.
Я колебался.
– Не уверен, что это разумно.
– Это моя дочь, мистер Дрезден, – возразила Черити. – Я иду с вами.
Я слишком устал, чтобы спорить. Я просто кивнул и начал спускаться с балкона. На полпути я подвернул ногу, пошатнулся и едва не упал.
Меня подхватила Черити.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
– Это Томас, – сообщил я Черити, махнув рукой в сторону брата, поджидавшего нас у церкви. – Он опаснее, чем кажется.
– У меня черный пояс, – пояснил Томас.
Секунду-другую Черити, подняв бровь, смотрела на Томаса.
– Вы тот самый вампир Белой Коллегии, – сказала она, – который водил моего мужа в тот стрип-бар.
Томас одарил Черити белозубой улыбкой.
– Право же, приятно, когда тебя помнят. И работать с кем-то, у кого есть мотивация. – Он ткнул пальцем мне в грудь и добавил, понизив голос: – Для разнообразия.
Взгляд Черити не изменился. Он не был ни ледяным, ни дружелюбным. Казалось, он вообще лишен эмоций. Так смотрят на проходящих мимо больших собак – оценивающе, без экзальтации.
– Я ценю то, что вы бились плечом к плечу с моим мужем. Но я хочу также, чтобы вы понимали: то, кем вы являетесь, дает мне повод относиться к вам с подозрением. Пожалуйста, не делайте ничего, что могло бы усугубить эти мои подозрения. Я не игнорирую угрозы.
Томас поджал губы. Я почти ожидал, что взгляд его вспыхнет гневом, но этого не случилось. Он просто кивнул:
– Понято, мэм.
– Вот и хорошо, – сказала она, подходя к минивэну. – Вы поедете на заднем сиденье.
Я открыл рот, чтобы возразить, но Томас положил руку мне на плечо и покачал головой.
– Ее машина, ей и устанавливать правила, – негромко сказал он. – Я могу относиться к такому с уважением. Значит, и ты можешь.
Вот так мы забрались в машину и отправились обратно к дому Карпентеров.
– Как Мыш? – поинтересовался Томас.
– Лапа повреждена, – ответил я.
– Им пришлось чертовски здорово постараться, чтобы сделать это, – заметил он.
– Потому я и оставил его, – сказал я. – Довольно с него испытывать судьбу. И потом, он поможет Фортхиллу присматривать за детьми.
– Вот-вот, – хмыкнул Томас. – Интересно, мне одному начинает казаться, что Мыш не совсем обычная собака?
– Я всегда так считал, – улыбнулся я.
– Не уверен, что он полностью соответствует стандартам породы.
Черити оглянулась через плечо.
– На вид он похож на кавказца.
– Не может быть. – Я удивился. – Он что, еще и танцевать умеет?
Черити тряхнула головой.
– Это порода собак, выведенных в Советском Союзе, в горах Кавказа для охраны военных объектов. Одна из немногих пород, достигающих таких размеров. Только им положено быть гораздо агрессивнее, чем ваша собака.
– О, при необходимости он может быть очень даже агрессивным, – заверил я.
Томас углубился в вежливую беседу с Черити о породах собак, а я прислонился головой к стеклу и сразу уснул. Проснулся я, когда машина остановилась. Черити и Томас переговаривались, занося в минивэн какие-то вещи. Я снова задремал и не просыпался до тех пор, пока Томас не тряхнул меня за плечо.
– Мы приехали к тебе домой, Гарри.
– Угу, – пробормотал я. – Сейчас. – Я поморгал немного, прогоняя сон, и выбрался из машины. – Томас, – сказан я, – свяжись от моего имени с Мёрфи и скажи, что она нужна мне здесь и сейчас. И… вот… – Порывшись в кармане, я нашел там белую салфетку и маркер и написал на салфетке номер. – Позвони по этому телефону. Скажи, что я звоню с личным маркером.
Томас взял у меня бумажку и вопросительно посмотрел на меня.
– А конкретнее?
– Не обязательно. Там знают, зачем они мне нужны. Это просто знак, что пора собраться у меня.
– А почему я? – поинтересовался Томас.
– Потому что мне некогда, – отрезал я. – Так что если не хочешь играть с опасными магическими пророчествами, позвони по этому чертову номеру и не заставляй меня тратить энергию на объяснения.
– Яволь, Гарри, – буркнул Томас немного обиженно, но я-то знал, что он сделает все как надо.
– Волосы? – спросил я у Черити.
Она протянула мне чистый белый конверт. Лицо ее застыло как маска.
– Спасибо. – Я взял конверт и направился к двери. Томас и Черити двинулись за мной. – Я буду работать в подвале. Пожалуйста, не шумите и не слишком расхаживайте по комнате.
– Почему? – удивилась Черити.
Я устало отмахнулся.
– Вопросы потом, ладно? Мне нужен максимум сил для того, чтобы найти, куда они забрали Молли, я и так уже начинаю пороть горячку. Дайте мне сконцентрироваться. Потом все объясню. – «Если жив останусь», добавил я про себя.
Я почувствовал на себе взгляд Черити и посмотрел на нее. Она чуть заметно неловко кивнула. Я отключил обереги, и мы вошли. Мистер подошел поздороваться. Первым делом он приложился плечом к моим ногам (опыт помог мне сохранить равновесие), потом потерся боком о ноги Томаса, получив от моего сводного брата положенную порцию ласки. После чего изрядно удивил меня, проделав то же самое с Черити.
Я покачал головой. Эти кошки… Принципиальности ни на грош.
Черити, хмурясь, осмотрелась по сторонам.
– Очень ухоженно, – заметила она. – Я ожидала больше… хлама.
– Он вообще производит обманчивое впечатление, – заявил Томас и полез в ледник.
Я не стал реагировать на подначки. У меня не было времени на положенное полное ритуальное очищение и медитацию, но за день я изрядно изгваздался, как телесно, так и духовно, поэтому обойтись без душа я не решился. Я закрылся в спальне, разделся, зажег свечу и полез под душ. Холодная вода хлестала по телу, и я драл кожу мочалкой, пока она не сделалась розовой, как у младенца, а потом как следует вымыл голову.
И все это время я искал у себя в мозгу какое-нибудь тихое местечко, укрытое от боли и чувства вины, от страха и злости. Я отодвинул в сторону все ощущения, кроме связанных с душем, и без особых осознанных усилий мои движения приобрели ровный ритм ритуала, не уступающего японской чайной церемонии, а обыкновенная душевая превратилась в священное место для медитации.
Мне ужасно хотелось в кровать. Мне ужасно хотелось спать. Хотелось тепла. Смеха. Я выделил каждое из этих желаний по очереди и отложил в долгий ящик до тех пор, пока мой мир не сделается таким местом, в котором я смогу позволить себе такие вещи. Впрочем, с одной, последней эмоцией я не справился. Как ни старался, я не смог помешать страху отыскать лазейку в мои мысли. Первое включение Маленького Чикаго представляло собой одну огромную неизвестную величину. Если мои расчеты верны, в моем распоряжении окажется чертовски мощное средство наблюдения за происходящим в городе.
Но если я допустил хоть небольшую ошибку, Молли погибла. Или хуже, чем погибла. И уж тогда я точно узнаю, что же это за свет в конце длинного коридора.
От этого страха я отделаться не мог. Он намертво встроился в ситуацию. Поэтому вместо того чтобы бороться, я попробовал найти с ним общий язык. В умелых руках и страх может превратиться в нечто полезное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...