ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Цветы, что расцвели на колоннах в присутствии Лилии, сморщились и опали, стоило ей пройти мимо. Впрочем, она обратила на них не больше внимания, чем Лилия полчаса назад.
– Гарри Дрезден, – произнесла она негромким, томным голосом.
– Привет, Мэйв, – ответил я.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Мэйв смерила меня долгим взглядом и облизнула губы.
– Только посмотри, – промурлыкала она. – Весь скованный как черт-те что. У тебя ведь сто лет как женщины не было, правда?
Не было. Правда не было. Но это не та деталь, которую позволено держать в голове следователю-профессионалу. Я мог бы сказать что-нибудь в ответ, но решил, что, если проигнорирую подначку, ей может наскучить эта игра, и она оставит меня в покое. Поэтому я просто встал и галантно подвинул ей стул.
– Присядете с нами, Мэйв?
Она склонила голову набок – чуть не к самому плечу. Пронзительные зеленые глаза продолжали не отрываясь смотреть мне в лицо.
– Весь прямо бурлишь. Возможно, нам с тобой стоило бы переговорить наедине. Ты и я.
Мое либидо с энтузиазмом подхватило эту идею. Мы с моим либидо редко смотрим друг на друга в упор. Вот черт…
– Я предпочел бы поговорить здесь, – ответил я.
– Лжец, – с улыбкой произнесла Мэйв.
Я вздохнул:
– Ладно. Я с удовольствием занялся бы много чем. Но единственное, что произойдет, – это просто славная, милая беседа. Так что на вашем месте я бы сел и позволил мне угостить вас выпивкой.
Она склонила голову в другую сторону. Бедра ее двинулись в такт голове, и оторвать от них взгляд стоило мне некоторых усилий.
– И долго ты постился, чародей? Сколько времени прошло с тех пор, как ты удовлетворял себя?
Ответ разом понизил мне настроение.
– Со времени последней встречи со Сьюзен, наверное.
Мэйв презрительно фыркнула:
– Я не про любовь, чародей. Я про желание. Плоть.
– Одно не исключает другое, – возразил я.
Она брезгливо отмахнулась.
– Я хочу ответ.
– Сдается мне, на свете не так много осталось такого, чего вы хотели, но не получили, – буркнул я и оглянулся на Лилию с Хватом в поисках поддержки.
Хват пожал плечами, словно извиняясь, а Лилия вздохнула.
– Простите ее, Гарри. Она упряма, как каждый из нас, она единственная может дать ответ на интересующие вас вопросы и понимает это.
Я перевел взгляд обратно на Мэйв, на лице которой продолжала играть все та же до безумия чувственная улыбка.
– Скажи мне, смертный, когда рядом с тобой лежала новая, незнакомая плоть, когда ты касался ее рукой, а? – Она пригнулась так, что глаза ее оказались в нескольких дюймах от моих. Дыхание ее пахло зимней мятой и еще чем-то волнительным и извращенным, вроде гнилых цветов. – Когда ты в последний раз слышал полные страсти вскрики?
Я посмотрел на нее как мог невозмутимо.
– Чисто технически? – мягко спросил я. – Когда убил Аврору.
На лице Мэйв мелькнуло нечто вроде неуверенности.
– Вы ведь помните Аврору, – тихо продолжал я. – Прошлую Летнюю Леди. Вашу сверстницу. Равную вам. Она умерла от нескольких дюжин порезов железом. Она истекала кровью. И все же не прекращала попыток вонзить нож в Лилию. Поэтому я схватил ее и удерживал. Она продолжала биться до тех пор, пока не потеряла слишком много крови. А потом она умерла в траве на холме Каменного Стола.
Воцарилась мертвая тишина.
– Меня это удивило, – сказал я, стараясь говорить бесстрастно. – То, как быстро это произошло. Ее тоже. Она умерла потрясенной.
Мэйв молча смотрела на меня.
– Я не хотел убивать ее. Но она не оставила мне выбора. – Я помолчал секунду или две, а потом посмотрел Мэйв в глаза.
Зимняя Леди сглотнула и отодвинулась от меня на пару дюймов.
Я снова махнул рукой на свободный стул.
– Будем взаимно вежливы, Мэйв. Прошу вас.
Она медленно вздохнула, не сводя с меня взгляда своих огромных нечеловеческих глаз.
– Теперь я понимаю, – произнесла она, – почему Мэб так хочет тебя. – Она выпрямилась и удостоила меня странного, легкого кивка – такой выглядел бы уместнее, будь она одета в платье. – Скажите, – произнесла она, садясь, – найдутся у бармена еще эти замечательные лимонадные кубики?
– Конечно, – заверил я. – Мак, будь так добр, еще лимонад для Леди.
Мак принес стакан по обыкновению молча. Пока он готовил лимонад, зал покинули последние остававшиеся посетители. Большинство членов магического сообщества Чикаго хорошо знали обеих Леди если не лично, то по репутации, и никто не хотел оказаться рядом на случай инцидента между Зимой и Летом. Чем дальше, тем безопаснее.
Блин, будь на то моя воля, я бы сделал ноги первым. Своей победой над Авророй я был в изрядной степени обязан чистому везению. Я застал ее врасплох. Если бы она обратила на меня больше внимания вместо того, чтобы целиком сосредоточиться на исполнении своего замысла, я вряд ли пережил бы тот вечер. Ну, возможно, я и переиграл Мэйв в гляделки, но по большому счету я, конечно, блефовал – пытался убедить приближающуюся акулу в том, что я сам в состоянии ее проглотить. В случае, если бы акула все-таки попробовала откусить от меня кусочек, все могло еще обернуться для меня очень и очень скверно.
Хорошо хоть, пока акула этого еще не поняла.
Мэйв дождалась своего лимонада, сжала губами соломинку и потянула. Потом откинулась на спинку стула и пожевала. Послышался хруст. Попав в ее рот, лимонад замерз.
Я тихо порадовался тому, как ловко улизнул от темы сексуальных соблазнов.
Продолжая жевать, Мэйв внимательно посмотрела на Лилию, потом повернулась ко мне:
– Знаешь, мой прошлый Рыцарь частенько притаскивал вот эту к нам для разных представлений. Самых разных представлений. Некоторых очень болезненных. Некоторых – не очень. Хотя она и на этих кричала очень даже симпатично. – Она мило улыбнулась, словно вела задушевную беседу. – Помнишь, как он заставил тебя танцевать передо мной в красных башмачках, а, Лилия?
Взгляд Лилии оставался спокойным и мирным как лесное озерцо.
Улыбка Мэйв сделалась резче.
– Помнишь, что я сделала с тобой после этого?
Лилия устало улыбнулась и покачала головой:
– Мне очень жаль, Мэйв. Я понимаю, сколько удовольствия ты получаешь, глумясь над другими, но меня теперь этим не уколоть. Той Лилии больше нет.
Мэйв сощурила кошачьи глаза и повернулась к Хвату:
– И этот… Этого коротышку я видела плачущим, как дитя. Молящим о пощаде.
Хват отхлебнул лимонада.
– Ради Бога, Мэйв, – сказал он. – Ты можешь хоть немного не изображать из себя Принцессу Зла? Это очень быстро приедается.
Зимняя Леди раздосадованно фыркнула, поставила стакан на стол и обиженно сложила руки на груди.
– Очень хорошо, – капризно проговорила она. – И что ты хотел узнать, чародей?
– Я хочу знать, почему Мэб не нанесла ответного удара Красной Коллегии после того, как те нарушили границы сидхе во время прошлогодней битвы.
Мэйв выразительно изогнула бровь.
– Это знание, а знание – сила. Что ты готов отдать взамен?
– Забыть кое-что, – ответил я.
Мэйв склонила голову набок.
– Не помню ничего такого, о чем мне не хотелось бы вспоминать.
– Но я могу себе представить такое, Мэйв, насчет чего вам хотелось бы, чтобы это забыл я.
– Правда?
Я оскалил зубы в улыбке.
– Я могу забыть, например, что вы устроили на свадьбе Билли и Джорджии.
– Пардон, – усмехнулась Мэйв. – Не помню, чтобы я там присутствовала.
Она все прекрасно знала. И знала, что я это понимаю. Ее попытки изобразить непричастность бесили меня.
– Вас там не было, – согласился я. – Но ваша приспешница была. Дженни Гринтис.
Мэйв скривила губы, изображая удивление.
– Я видел ее насквозь. Вам разве неизвестно, кто ее укоротил? – поинтересовался я, в свою очередь состроив преувеличенно невинное лицо. – Вам не кажется, что это жестоко – даже для вас? Пытаться помешать их браку?
– Твои волчата напакостили мне, – отозвалась Мэйв. – Они убили любимую наемницу Зимней Династии.
– Убивая Тигрицу, они исполняли свой долг перед Дрезденом, – негромко заметила Лилия. – Равно как и Маленький Народец, которого он использовал против Авроры. Они действовали по его воле, под его ответственность, Мэйв. Тебе известны наши законы.
Мэйв бросила на Лилию недобрый взгляд, который мог бы показаться почти человеческим.
– За то, что случилось в ту ночь, несу ответственность я. – Я положил руки на стол и, чуть придвинувшись к Мэйв, не повышая голоса, произнес более настойчиво: – Я защищаю то, что считаю своим. Могли бы уже это усвоить. У меня есть весомые причины искать ссоры с вами.
Мэйв снова переместила взгляд на меня, и лицо ее сделалось отрешенным, нечеловеческим.
– Что ты предлагаешь?
– Я хотел бы оставить вещи такими, каковы они сейчас, списать все долги – в обмен на честный ответ на мой вопрос. – Я откинулся на спинку стула и посмотрел на нее в упор: – Почему Зимние не выступили против Красной Коллегии?
Мэйв с хитринкой покосилась на меня и кивнула.
– Мэб не позволила, – сказала она.
Лилия с Хватом удивленно переглянулись.
– Истинно так, – подтвердила Мэйв, откровенно наслаждаясь их реакцией. – Королева изготовила свои войска для удара по Летним, а потому отдала военачальникам запрет вести какие-либо действия против Красной Коллегии.
– Но это безумие, – тихо сказала Лилия.
Мэйв сложила руки на столе перед собой, нахмурилась чему-то невидимому для нас и кивнула.
– Возможно, это и так. Что-то темное бурлит в сердцах у Зимних. Такое, чего я прежде не видела. Опасное. Я верю, что это предзнаменование.
Я чуть склонил голову, глядя на нее.
– Как так?
– То, что предприняла Аврора, – действительно безумие. Даже для сидхе, – ответила Мэйв. – Ее действия могли вывести из равновесия такие силы, что это погубило бы всех.
– Она хотела как лучше, – обиженно заявил Хват.
– Возможно, – сказал я как можно мягче. – Но благие намерения мало что значат, если последствием может стать вселенская катастрофа.
Мэйв покачала головой:
– Благие намерения… Добро… Зло… Вечно вас, смертных, волнует такая ерунда. – Она резко поднялась, явно думая о чем-то своем.
Что-то в ее поведении подсказало мне, что она встревожена. По-настоящему встревожена. Маленькая мисс Сверхбогиня была напугана.
– Все эти понятия смертных, – продолжала она. – Добро, зло, любовь. Все, о чем ваше племя только и треплется. Они что, заразны?
Я вежливо привстал.
– Некоторые считают и так.
Она поморщилась.
– Со времени ее смерти мне часто кажется, что Аврора заразилась каким-то людским безумием. И я верю, что Владычица Воздуха и Тьмы поражена той же заразой. – Она вдруг поежилась, и голос ее сделался резче. – Я ответила тебе истинную правду и полнее, чем стоило. Это удовлетворяет тебя в качестве платы, смертный?
– Угу, – кивнул я. – Вполне сойдет.
– Тогда я удаляюсь. – Она повернулась, сделала шаг, и внезапный порыв морозного ветра сбросил почти нетронутый стакан лимонада на пол. Жидкость растеклась и тут же застыла ледяной лужицей. Мэйв исчезла.
Мы с минуту сидели молча.
– Она лгала, – сказал Хват.
– Она не может лгать, – произнесли мы с Лилией одновременно. Лилия сделала жест рукой, предлагая продолжать мне, и я повернулся к Хвату.
– Она не может говорить прямой лжи, Хват. Никто из сидхе не может. Вы ведь и сами знаете.
Он нахмурился и досадливо отмахнулся рукой.
– Но… Мэб? Безумна?
– Это объясняет наши тревоги, – вполголоса заметила Лилия.
Хват немного побледнел, чтобы не сказать – позеленел.
– Я любил ее как сестру, и все же безумие Авроры уже было достаточно погано. Но уж если Мэб вознамерилась отправить мир в тартарары… Я даже представить не могу, что она может натворить.
– А я могу, – тихо произнес я. – Я бы предложил вам сообщить об этом разговоре Титании, Леди. Расценивайте это как официальное заявление от Совета. И пожалуйста, передайте ей, что Совет, разумеется, заинтересован в сохранении равновесия в стране фейри. Нам всем на пользу сотрудничество с целью узнать об этом как можно больше.
Лилия кивнула.
– Разумеется, я так и сделаю. – Она зябко передернула плечами и на мгновение зажмурилась. – Мне очень жаль, Гарри, но сковывающие меня узы… Я и так опасно напрягла их.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...