ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Да, конечно, – ответил Боб с интонацией человека, незаметно подпихивающего нежелательный предмет ногой под ковер. – Но нам стоит учитывать и третью возможность.
– Кто-то с этой стороны, – кивнул я. – Если вспомнить, что кто-то поставил оберег на моем пути в последний раз, когда фаг появлялся здесь, эта возможность представляется мне наиболее вероятной.
– Мне тоже так кажется, – согласился Боб. – В таком случае у тебя неприятности.
Я хмыкнул и принялся выгружать из рюкзака свечи, спички и старый армейский нож.
– Почему?
– Порога здесь нет, значит, ты и защиты толковой выстроить не сможешь. И даже если ты пойдешь на ту сторону и выстроишь завесу, чтобы помешать фагам найти это место…
– Тот, кто их призывает, все равно запустит их сюда, – договорил я за него. – То есть это вроде как… ну, я могу окутать все это место туманом, но если у фагов тут кто-то есть, он как маяк наведет их на гостиницу.
– Верно, – подтвердил Боб. – А потом ему останется лишь отворить дверь с этой стороны, и они окажутся здесь.
Я нахмурился.
– Значит, вся фишка в том, чтобы найти того, кто их призывает.
– А этого ты не можешь сделать, пока он – или они – не призовут кого-либо, – заметил Боб.
– Блин-тарарам! – возмутился я. – Наверняка ж есть способ этому помешать.
– Не думаю, – сказал Боб. – Извини, босс. До тех пор, пока ты не будешь знать об этом больше, все, на что ты способен, – это реагировать на их ходы.
– Черт! Тогда остается надеяться на сеть. По крайней мере, если я использую ее, я смогу вычислить призывающего, конечно, смогу… ценой чьей-то жизни. Если только… Боб! – Я, кажется, понял. – А что, если я не буду пытаться спрятать гостиницу или препятствовать этим тварям проникнуть сюда? Что, если я… гм… всего лишь сообщу им небольшой дополнительный импульс?
Глаза Боба разгорелись еще ярче.
– Ууууу, классическая доктрина Белого Совета. Когда фаги завалятся сюда, ты перенацелишь их на того парня, что их вызвал. Пусть отведает собственной стряпни.
– Прямо ему в задницу, – кивнул я.
– Хорошенькое зрелище, – хихикнул Боб. – Типа, получи фитиль.
– Это ведь осуществимо, правда?
– Конечно, – согласился Боб. – У тебя есть все необходимое. Ты знаешь, что фаги ищут страх и что они, возможно, используют его энергетику как маяк. Твоя сеть даст знать, когда что-то начнется. Ты лепишь большой комок страха, наводишь его на тот же маяк, которым пользуются фаги, и кидаешь туда.
– Все равно что привязать ему на шею кусок мяса и бросить в клетку ко львам, – ухмыльнулся я.
– Аве, Цезарь, – согласился Боб. – Фаги так на него и набросятся.
– И как только он выйдет из игры, я прикрою гостиницу завесой. Тогда не пострадает больше никто из посетителей, а нехорошие парни получат летальную дозу.
– И хорошие парни победят! – обрадовался Боб. – Ну по крайней мере ты победишь. Ты ведь у нас пока хороший парень, так? Сам знаешь, в понятиях добра и зла я не силен.
– Ладно, пусть стороны называются для простоты «мы» и «они», – предложил я. – Мне этот план нравится. Значит, в нем наверняка есть слабое место.
– Верно, – согласился Боб. – Тебе придется как следует постараться в том, что касается расчета времени. Ты ведь не сможешь поймать сигнал от оберега, прежде чем фаги перейдут сюда из Небывальщины и примут материальную форму. Но если ты их к этому времени не перенацелишь, будет уже слишком поздно.
Я кивнул, хмурясь.
– И сколько это мне оставляет? Секунд двадцать?
– Только если попадутся какие-нибудь ущербные, – вздохнул Боб. – Скорее десять секунд. А может, и меньше.
Я нахмурился еще сильнее.
– Черт, маловато окошко. – Тут я вспомнил еще об одной проблеме. – И не только это. Мне придется стрелять вслепую – я ведь не буду знать, на кого натравливаю фагов. Что, если он будет стоять в толпе?
– Он собирается призывать жутиков из потустороннего мира, чтобы те сеяли ужас и смерть в людских массах, – терпеливо пояснил Боб. – Это вряд ли можно делать, прячась в той же толпе.
– Логично. Скорее он будет в каком-нибудь тихом укромном месте. – Я покачал головой. – Даже так я предпочел бы какой-нибудь менее рискованный вариант. Но не вижу иных способов помешать этим тварям причинить зло кому-либо еще.
– Пока мы не накопим информации, босс, я тоже не знаю, что бы ты еще мог сделать.
Я хмыкнул.
– Ладно, пойду-ка активирую сеть.
Звякнул карабин на ошейнике у Мыша, и я оглянулся через плечо. Пес оторвал голову от пола и уставился на дверь. Секунду спустя кто-то постучал.
Мыш не зарычал, а хвост его несколько раз стукнул об пол, когда я шел к двери, – значит угрозы нет.
– Быстро же ты, – сказал я, открывая дверь. – Я думал, ты на полчаса. Мёр…
В коридоре стояла Молли с матерчатой сумкой на плече. Она была какая-то поникшая – как цветы у меня дома, пока у меня еще хватало оптимизма их покупать. Сине-розовые волосы сбились бесформенными прядями, грим на щеках наполовину смылся слезами. Она казалась помятой, усталой, неуверенной и одинокой…
– Привет, – произнесла она почти шепотом.
– Эй, – сказал я. – Я думал, ты ждешь маму.
– Я ждала, – ответила она. – Правда. Но… я грязная, как чушка. – Она вяло махнула рукой. – Я хотела помыться, но в номере у Нельсона меня в душ не пустили. Я надеялась попроситься в ваш. Я на минутку только.
Проще, наверное, пнуть ногой щенка, чем давать от ворот поворот ребенку.
– Легко, – сказал я. – Только потише там, ладно?
Я шагнул назад, пропуская ее в номер. Проходя мимо Мыша, Молли задержалась почесать его за ухом. Потом заглянула мне за спину, на пол и расставленные на нем предметы.
– Что вы делаете? – спросила она.
– Колдую, – ответил я. – А на что это еще похоже?
Она чуть улыбнулась.
– А-а, да.
Я махнул рукой на свой инвентарь.
– Попробую не допустить, чтобы новое нападение причинило кому-нибудь зло.
– А вы можете? – поинтересовалась она.
– Полагаю, что да, – кивнул я. – Надеюсь.
– Даже не верится… То есть я понимаю, всякое бывает, но мои друзья… Рози… – Губы ее задрожали, и глаза набухли слезами.
Я мало что мог сказать ей в утешение.
– Я постараюсь не допустить, чтобы такое повторилось. Мне очень жаль, что в прошлый раз я поспел недостаточно быстро.
Она снова опустила глаза и кивнула, не говоря ни слова. Потом судорожно сглотнула.
– Послушай, – сказал я ей вполголоса. – Это все очень серьезно. Тебе нужно поговорить об этом. Не со мной, – добавил я, когда она подняла на меня взгляд. – С твоей мамой.
Молли покачала головой.
– Она не…
– Молли, – вздохнул я. – Жизнь бывает недолгой. И жестокой. Ты сама видела это вчера вечером. Краем глаза увидела то, с чем твой папа имеет дело постоянно.
Она промолчала.
– Даже Рыцари могут умереть, Молли, – продолжал я тихо. – Широ погиб. И с Майклом это могло случиться.
Она резко подняла голову и потрясенно посмотрела на меня.
– И что ты об этом думаешь? – спросил я.
Она прикусила губу.
– Страшно…
– Вот и твоей маме страшно. Еще как страшно. Она справляется с этим, держась за окружающих ее людей. Порой слишком крепко держась. Из-за этого тебе кажется, будто она воспринимает тебя как маленькую. Возможно, отчасти оно и так. Но это не потому, что она помешана на контроле. Это потому, что она вас всех очень любит – тебя, и папу, и всех вас – и боится, что с вами может случиться что-то плохое. Она отчаянно пытается сделать все, что в ее силах, чтобы сберечь вас всех.
Молли не ответила.
– Жизнь коротка, – повторил я. – Слишком коротка, чтобы тратить ее на глупые ссоры. Я не говорю, что твоя мама идеальна, потому что, видит Бог, это не так. Но черт подери, Молли, у тебя такая семья, ради какой люди вроде меня на что угодно пошли бы. Тебе кажется, что эти люди будут с тобой и дальше, – но может выйти иначе. Жизнь никогда и ничего не гарантирует.
Я помолчал, давая этим словам дойти до ее сознания.
– Я обещал твоему папе, что попрошу тебя поговорить с мамой. Я сказал ему, что сделаю все, что в моих силах, чтобы вы с ней решили свои проблемы.
Она посмотрела на меня, беззвучно плача. Грим у нее на лице размазался окончательно.
– Ты поговоришь с ней, Молли? Ну?
Она неуверенно вздохнула.
– Не знаю, есть ли в этом смысл? Мы столько друг другу наговорили…
– Я не могу тебя заставить. И никто не может, только ты сама.
Она пошмыгала носом.
– Это не поможет.
– Я не жду чудес. Просто попытайся поговорить с ней. Прошу тебя.
Она набрала в грудь воздуха и кивнула.
– Спасибо, – сказал я.
Она попыталась улыбнуться и задержалась на мгновение у двери ванной.
– Молли? – спросил я. – Ты в порядке?
Она кивнула, но с места не стронулась.
Я нахмурился:
– Ты хотела что-то сказать?
Она подняла на меня глаза и тут же опустила.
– Нет, – ответила она и покачала головой. – Нет, ничего, правда. Спасибо. Я быстро. – Она шагнула в ванную, закрыла дверь и щелкнула задвижкой. Мгновение спустя зашумела вода.
– Bay! – произнес у меня за спиной Боб, каким-то образом ухитрившись вложить в короткое междометие максимум эмоций. – Я и не знал, что ты любишь таких… свеженьких, Гарри!
Я свирепо оглянулся на него.
– Чего?
– Видел, какая на ней комбинация? Сдуреть можно! Нордическая блондиночка нежного возраста, но вся в пирсинге и черном, из чего следует, что по крайней мере с одним каким-нибудь извращением она знакома. И вся такая хрупкая, и эмоциональная, и уступчивая. И разденется прямо у тебя в номере.
– Извращение? Ты не… послушай, это не… – Я едва не утратил дар речи. – Нет, Боб. Нет – и все тут. Никаких разговоров. Ей всего семнадцать.
– Ты бы не терял времени, – гнул свое Боб. – Пока порыв не угас. Куй железо, пока горячо, – я всегда так считал.
– Боб!
– Что? – невинно спросил он.
– Все совсем не так!
– Покане так, – согласился Боб. – Но ступай к ней под душ и получишь ожившую эротическую программу с кабельного ТВ.
Я потер переносицу.
– Блин-тарарам! Неудачная мысль, Боб. Совсем… неудачная, да.
– Гарри, даже зануде понятно, что девушки приходят в номер к мужчине не по простому совпадению. Пойми, все, что ей на самом деле нужно, это…
– Боб! – рявкнул я, перебив его. – Даже если бы ей этого и хотелось – а на самом деле это не так, – с девушкой ничего такого не произойдет. Я здесь работать пытаюсь. А ты мне не помогаешь.
– Ладно, не буду мешать тебе флиртовать с болью и смертью, – безмятежно заявил он. – Кстати, тебе лучше бы спрятать меня куда-нибудь, где бы я тебе не мешал. Скажем, на полку в душе.
Я рывком распахнул пустой платяной шкаф и сунул Боба туда. Сквозь закрытую дверцу до меня донеслись сдавленные ругательства на древнегреческом – что-то насчет овец и стригущего лишая.
Я отвернулся от шкафа к зеркалу и обнаружил, что вижу в нем не свое отражение, а Ласкиэль, по обыкновению прекрасную и невозмутимую.
– Этому маленькому извращенцу не отказать в некоторой логике, мой хозяин, – заметила она.
– Боб – моймаленький извращенец, – заявил я, грозно уставив в зеркало указательный палец. – И обзывать его по-всякому позволяется только мне. А теперь уходи.
– Ах, – вздохнула Ласкиэль, и образ ее сделался прозрачным, а из-под него выступило мое отражение. – Занятно, впрочем, – добавила она перед тем, как пропасть совсем, – что бойфренд Нельсон прямо-таки поразительно похож на тебя внешне.
А потом она исчезла. Черт подери! Демоны дурацкие. Вечно последнее слово остается за ними.
Хуже того, в ее словах была доля правды. Злобно уставившись в закрытую дверь ванной, я перебрал в памяти события последних двух дней и предшествующие встречи с девчонкой. Как-то так получалось, что ее отец всегда уважал меня, а мать не одобряла. Я появлялся в их доме раз в сто лет, в черной кожаной куртке, весь такой брутальный и опасный, – это в ее-то впечатлительном возрасте. Блин, если уж на то пошло, одного отрицательного отношения Черити достаточно, чтобы вызвать интерес в глазах несовершеннолетней бунтарки.
Нехотя я признал, что Молли вполне могла втемяшить себе в голову что-нибудь такое. Этим же могли объясняться ее неловкое молчание и потупленный взор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...