ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И еще я несколько раз уловил крошечные порывы энергии, слишком случайные и подвижные, чтобы быть заклятиями или оберегами. Они показались мне огорчительно похожими на те, что исходили от фетча, уничтоженного мною в гостинице.
Минут через десять я вернулся к месту, с которого начал обход.
– Есть что-нибудь? – поинтересовался Томас.
– Оберегов нет. Магических противопехотных мин тоже нет, – ответил я. – Но мне кажется, кто-то там есть внутри.
– Вроде кого?
– Вроде фетчей, – сказал я. – Мельче тех, здоровых, которые нам нужны, – возможно, этих оставили охранять переход.
– Они попытаются напасть на нас из засады, когда мы войдем, – предположила Мёрфи.
– Возможно, – согласился я. – Но если мы знаем о засаде, мы можем обернуть это против них. Когда они появятся, разите их быстро и беспощадно, наверняка. Лучше перестараться. Мы не можем позволить, чтобы кого-то из нас ранило.
Мёрфи кивнула.
– Чего мы ждем? – поинтересовался Томас.
– Еще подкреплений, – ответил я.
– Зачем?
– Затем, что я недостаточно силен, чтобы отворить стабильный переход в глубь их территории, – объяснил я. – Даже если бы я не устал так и если бы мне удалось его отворить, сомневаюсь, чтобы он продержался дольше нескольких секунд.
– А это плохо? – спросила Мёрфи.
– Угу.
– А что случилось бы? – тихо спросила Черити.
– Мы бы погибли. Оказались бы заперты в глубине земель фейри, вблизи оплотов всевозможных неприятностей, с единственной надеждой на попытку пробиться в те части Небывальщины, что соприкасаются с Землей. Туземцы скушают нас и выплюнут кости прежде, чем мы хоть немного приблизимся к спасению.
Томас закатил глаза.
– Не уверен, приятель, что это то, что нужно, чтобы удерживать мои мысли от паники.
– Заткнись, – посоветовал я ему. – Если не хочешь, чтобы я перешел к альтернативному варианту и начал рассказывать тебе похабные анекдоты.
– Гарри, – вмешалась Мёрфи. – Если ты знал, что не можешь открыть переход на время, необходимое, чтобы вынести девушку, как ты собираешься все это провернуть?
– Знаю я кое-кого, кто может помочь. Правда, помочь мне она абсолютно не в состоянии.
Мёрфи хмуро покосилась на меня.
– Скажи, тебе ведь это нравится. Нравится плясать вокруг да около, нравится огорошивать нас сюрпризами, зная чего-то такое, что неизвестно нам.
– Ну, это как героин для чародеев, – согласился я.
Послышался рык двигателя, по асфальту зашуршали шины. Из-за кинотеатра вылетел на стоянку мотоцикл с двумя седоками. Задний седок соскользнул с седла – красивая женщина в кожаных штанах и вельветовой куртке. Она подняла руки, сняла шлем, и белоснежные волосы рассыпались роскошной, до пояса накидкой. Летняя Леди, Лилия, отвесила мне легкий поклон и улыбнулась; зеленые глаза ее сияли.
Управлял мотоциклом, разумеется, Хват. Одежду Летнего Рыцаря составляли черные штаны в обтяжку и зеленая шелковая рубаха. На бедре у него висела шпага с вычурной рукоятью, кожаная оплетка которой лоснилась от долгого употребления. Хват положил оба шлема на багажник мотоцикла и кивнул нам:
– Доброе утро.
Я представил присутствующих, ограничившись упоминанием имен и титулов. Покончив с этим, я повернулся к Лилии:
– Спасибо, что приехали.
Она покачала головой.
– Я все еще в долгу перед вами. По крайней мере это в моих силах. Хотя должна предупредить вас – боюсь, у меня не получится оказать вам помощь, о которой вы просили.
Из чего следовало, что запрет Титании остается в силе. Впрочем, я придумал способ обойти его.
– Я понимаю, что вы не можете мне помогать, – сказал я. – Но я хотел сказать вам, что я передаю свои обязанности получателя долга другому – в здравом уме и как там еще положено говорить. Я должен загладить зло, причиненное из-за моей ошибки девушке по имени Молли Карпентер. Чтобы сделать это, я передаю ваш долг ее матери в качестве уплаты.
– Ха! – обрадовался Хват.
Лилия тоже не удержалась от довольной улыбки.
– Отлично придумано, чародей, – прошептала она и повернулась к Черити. – Вы принимаете предложенную чародеем плату, леди?
Вид у Черити был немного ошеломленный, и она покосилась на меня. Я кивнул.
– Д-да, – произнесла она. – Да.
– Значит, быть посему. – И Лилия склонила голову перед Черити. – Значит, я в долгу перед вами, леди. Что могу я сделать во исполнение этого долга?
Черити снова покосилась на меня.
– Просто расскажите ей, – посоветовал я.
Черити повернулась обратно к Летней Леди.
– Помогите нам вернуть мою дочь Молли, – попросила она. – Она в плену у фетчей Зимней Династии.
– Я буду более чем счастлива сделать все, что в моих силах, для вас, леди, – кивнула Лилия.
Черити закрыла глаза.
– Спасибо.
– Возможно, это окажется не совсем та помощь, какой вы бы от меня хотели, – серьезным тоном призналась Лилия. – Я не смею открыто нападать на слуг Зимней Королевы, действующих с ее законного соизволения, – кроме случаев самозащиты. Напади я на них, последствия будут суровы, а возмездие неотвратимо.
– Тогда что вы можете сделать? – спросила Черити.
Лилия открыла было рот, но покосилась в мою сторону.
– Похоже, у чародея есть что-то на уме.
– Ага, – сказал я. – Я как раз хотел перейти к этому.
Лилия улыбнулась мне и кивком предложила продолжить.
– Они перенесли девушку через границу здесь, – объяснил я. – Должно быть. Поэтому они и напали сначала на Пелла – чтобы здание наверняка заперли и опечатали и при необходимости никто не мешал им беспрепятственно переходить назад. Я также почти уверен в том, что они оставили кого-то охранять переход.
Лилия нахмурилась и подошла к зданию. Она дотронулась до стены пальцами и закрыла глаза. На все про все у нее ушло вдесятеро меньше времени, чем у меня, и при этом она не сходила с места.
– Разумеется, – сообщила она. – Как минимум трое небольших фетчей. Пока они не ощутили нашего присутствия, но ощутят, как только кто-нибудь войдет в дом, и нападут.
– Я на это и рассчитываю, – кивнул я. – Я войду первым и позволю им увидеть меня.
Хват удивленно поднял брови.
– После чего они порвут вас в клочья? Я думал, у вас план мудренее.
Я улыбнулся ему:
– Не хочу вас разочаровывать, Хват. Я хочу, чтобы Лилия навела завесу на всех остальных. Как только фетчи проявятся, чтобы порвать меня, Лилия снимет завесу, и вы все их уложите.
– Да. Это нравится мне гораздо больше, – хмыкнул Хват, поглаживая пальцами рукоять шпаги. – И уж мне-то никто не запрещал кромсать вассалов Зимы – если вы, конечно, не против, госпожа.
Лилия покачала головой.
– Ни в коем случае, сэр Рыцарь. И я с радостью скрою завесой вас и ваших союзников, леди Черити.
Черити помедлила.
– Подождите-ка, – сказала она. – Я правильно понимаю ситуацию? Вам не позволено оказывать помощь Гарри, но поскольку Гарри… что? Передал свои права на долг мне?
– Банки постоянно продают и покупают долговые обязательства, – подтвердил я.
Хват и Лилия обменялись беспомощными взглядами.
– На них также наложено заклятие, не позволяющее им открыто обсуждать это с кем-либо, – добавил я. – Но суть вы уловили верно, Черити.
Черити тряхнула головой.
– Но у них не будет из-за этого неприятностей? Если… кто у нее главный?
– Титания, – подсказал я.
Черити уставилась на меня – это имя она явно уже слышала.
– Что… сама Королева фейри?
– Одна из двух, – поправил я. – Да.
Она покачал головой.
– Я не… и без того уже много людей подвергаются опасности.
– Не беспокойтесь за нас, мэм, – подмигнул Хват. – Титания установила закон. Мы его исполняем. И не наша вина, что его буква не совсем соответствует ее замыслу.
– Перевожу, – вмешался я. – Мы обошли закон, не нарушив ни буквы. Ей это не понравится, но она смирится.
– О да, – пробормотал Томас себе под нос. – Из-за этого никому потом не откусят задницу.
– Разговорчики, – буркнул я, повернулся и зашагал к служебному входу кинотеатра. Крепко взявшись за посох, я приставил его конец к цепям, крест-накрест перекрывавшим дверь. Потом выждал пару секунд, успокаивая дыхание и сосредоточиваясь. Не то чтобы это было очень трудно. Мне хватило совсем небольшого напряжения воли, чтобы порвать цепь к чертям собачьим. Разнести дверь в щепки было бы еще проще, но я хотел всего-то разорвать одно-единственное звено.
Я собрал свои мысли воедино и шепнул:
– Forzare!
Луч невидимой энергии вырвался из конца посоха, послышалось шипение и резкий, короткий треск. Цепь дернулась. Я опустил посох и увидел, что одно звено разломилось на две половинки; изломы светились от нагрева багрово-красным. Концом посоха я сбросил их на землю; меня даже слегка удивило то, как мало усилий это от меня потребовало.
Я протянул руку и попробовал повернуть ручку.
Заперто.
– Эй, Мёрф, – окликнул я. – Глянь-ка на этот цепеллин.
Я услышал, как она со вздохом обернулась. Я достал из кармана куртки пару металлических инструментов и принялся с их помощью возиться над замком. Левая рука слушалась плохо, но все же могла худо-бедно удерживать инструмент в нужном положении, пока правая делала большую часть работы.
– Эй, – спросил Томас. – Откуда это у тебя?
– Баттерс говорит, моей руке полезны упражнения, в том числе работа с ручным инструментом.
– Значит, – фыркнул Томас, – ты учишься ремеслу взломщика? Я-то думал, ты на гитаре играешь.
– Это проще, – сказал я. – И собаки от этого не воют.
– Ну да, я бы сам убил тебя, услышь я еще хоть раз «Дом восходящего солнца», – согласился Томас. – Откуда у тебя отмычки?
Я покосился через плечо на Мёрфи.
– Птичка в клюве принесла.
– Ох, ты у меня допрыгаешься, Дрезден, – сказала Мёрфи, продолжая упрямо смотреть в сторону.
Я подобрал бородку и медленно, осторожно повернул. Замок щелкнул, я чуть приоткрыл дверь. Потом выпрямился, убрал инструменты в карман и снова взял в руку посох, готовый к немедленным неприятностям. Ничего не происходило. Я закрыл глаза и прислушался,но не услышал в доме ни звука.
– Ладно, – сказал я. – Идем. Всем приготовиться к…
Я оглянулся через плечо и увидел, что стоянка совершенно пуста – не считая меня самого, конечно.
– Ух ты, – сказал я. – Отличная завеса, Лилия. – Я повернулся к двери и сделал вид, что мои нервы не звенят как гитарные струны.
– Дзынь-дзынь, – объявил я. – Раунд первый.
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ
Изготовив посох к бою, я ударом ноги распахнул дверь.
– А вот кому жвачки! – крикнул я.
Серенькие рассветные лучи высветили служебный коридор с исписанными всякой ерундой стенами, вытертым до неопределенного цвета полом и кучей сложенного вдоль стен хлама. В дальнем конце виднелась дверь, под которую кто-то подсунул резиновый клинышек, чтобы она не закрывалась. Выцветшая табличка гласила: ПОСТОРОННИМ ВХОД ЗАПРЕЩЕН. Занавешенный шторкой проем примерно посередине коридора вел, судя по всему, в кассу.
В здании царила тишина. Не горело ни одной лампочки.
– Вы, наверное, видели уже, – сообщил я пустому дому. – Джон Карпентер. Трубач-Хулиган. Самая длинная сцена с махаловом в истории кино. Знаете, да?
Тишина.
– Значит, не знаете все-таки? – спросил я у тишины. Я стоял, надеясь на то, что нехорошие парни не заставят себя ждать. В случае нападения я должен был отпрыгнуть в сторону и дать моим спрятанным за завесой спутникам разнести их в клочья. Вместо этого нехорошие парни, как это часто бывает, вели себя не совсем по плану.
Я начинал ощущать себя немного глупо, стоя вот так. Если бы я пошел дальше, в узкий коридор, мои невидимые спутники вынуждены были бы растянуться в цепочку, что повышало неприятелю шансы на успешную засаду. Будь я один, коридор обеспечивал бы мне наилучшую позицию для схватки, не позволяя фетчам окружить меня и тем самым использовать численное преимущество. Будь я один, я не преминул бы воспользоваться этим. Среди фейри встречаются тупицы, но фетчей к ним никак не отнесешь. Если бы я вел себя не так, как полагается одиночке, это могло бы насторожить их.
Поэтому, хотел я того или нет, пришлось плюнуть на инстинкт самосохранения и двинуться в глубь здания, держа наготове посох, оскалив зубы в боевой ухмылке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...