ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ронни, подойди к капитану, пусть он убедится, что в твоих карманах нет покойника, и пойди погуляй. Вы не против, господин Грибуля?
– Горбуля, – поправил капитан. – Не против, пусть идет.
И меня выставили на улицу, хоть я и умирал от любопытства, чем все это кончится.
На лавочке у подъезда я обнаружил господина Горохова. Он читал газету, зачем-то держа ее вверх ногами, и курил мерзко воняющую сигару.
– Там надолго еще? – спросил он у меня, когда я с ним поравнялся.
Я чихнул от его дыма и сказал, что вряд ли. Он остался на лавочке, а я пошел смотреть, как у близлежащих гаражей мальчишки гоняли в футбол. Уже через полчаса я к ним присоединился и уход следователя прозевал. Мы выигрывали пять-два, когда Варвара затребовала меня домой. Пришлось идти, хотя доиграть хотелось ужасно.

Глава 7

Продолжать прерванную появлением следователя установку маячков-датчиков Лика отправилась в одиночку, заявив, что она сыта по горло покойниками, воронами и моей медвежьей ловкостью.
– Иди, развейся, – проворчала Варвара ей вслед и предприняла очередную попытку связаться с Инсилаем.
«Абонент не отвечает…»
Никакого разнообразия. Тогда она попробовала связаться с домом. На вызов ответила Наталья. Вид у нее был расстроенный и виноватый.
– Как у вас дела? – спросила она, глядя в пространство за Варварой.
– Что случилось? – всполошилась Волшебница, сразу почувствовав неладное.
– Все нормально, – последовал не совсем уверенный ответ. Фальшь в голосе почувствовал даже я.
– Наталья! – настаивала Варвара.
– Не волнуйся, все в порядке, – Натали отвела глаза, – все живы-здоровы. Обошлось без пожара, наводнения, нашествия драконов, дефолта и прочего форс-мажора.
– Что там у вас происходит? – не унималась Варвара. – Кстати, Инсилай не объявлялся?
– Нет, – обрадовавшись перемене темы, приободрилась Наталья. – Ни слуху, ни духу.
– Знаешь, кажется, этот разгильдяй проболтал все деньги. Я точно помню, что вносила за его зеркало приличную сумму, но чем черт не шутит, может, я перепутала какую-нибудь цифру. Будь другом, зайди в зеркальную связь и проверь. Его номер ХР863, тариф «Гермес».
– Сделаю. Что-нибудь еще?
– Разумеется. Я все еще хочу знать, что у вас случилось. Не юли, говори прямо, я ведь все равно узнаю.
– Мы прозевали фьючерсные торги. На ближайшую осень мы безработные.
– Нас к ним все равно бы не допустили. Ты что, забыла – на нас иск в магистральном суде, – успокоила Варвара.
– Иска нет, – без всякого выражения сообщила Наталья.
– Я превращу этого недоумка в чучело паука! – сорвалась на крик Волшебница. – Договориться с Генцелихой об отзыве иска и не сообщить об этом! Драконий коготь ему в глотку! Инвалид умственного развития!!!
– Ты не поняла, – Наталья вздохнула и достала из кармана голубой узкий конверт. – Это с биржи. Они напоминают нам, что если мы официально, в письменном виде, не отказываемся от участия во фьючерских торгах, а просто не являемся на них без веских объективных причин, мы все равно должны оплатить брокерские услуги.
– Вычту из жалования Инсилая.
– Ты не дослушала. Я позвонила на биржу и спросила, не считают ли они иск в магистральном суде причиной достаточно объективной. Так вот, иска нет. Более того, его никогда не было.
– Как это не было. Я своими глазами его видела. Я за получение извещения лично в книге посыльного расписалась! – оторопела Варвара.
– Я была в суде. Не было ни иска, ни извещения, ни, само собой, посыльного. Ничего не было. Они посоветовали нам отвар из жабьей печенки и не гореть на работе.
– Так, – протянула Варвара, – сиди дома, никуда не отлучайся. В самое ближайшее время я с тобой свяжусь. – И отключилась.
Впервые в жизни я видел, чтобы Волшебница растерялась.
– Как тебе это нравится? – немного придя в себя, спросила Варвара.
– Я ничего не понял, – честно признался я. – Ни про иск, ни про Инсилая, ни про эти, как их, футуристические торги.
– Фьючерсные, – механически поправила Варвара. – Это заказ на нашу работу в будущих месяцах. Черт с ними, с торгами, потом объясню. Слушай, я своими глазами видела и посыльного, и его книгу, и извещение. Хоть ты-то мне веришь? Или, как и Наталья, считаешь, что я рехнулась от переработки?
– Я считаю, что нужно найти Инсилая, – посоветовал я. – Если иска не было, что он там торчит у фрау Генцель? Или она забыла, что с нами не судится?
– Молодец, малыш! – Варвара снова обернулась к зеркалу. – Свет мой, зеркальце, свяжи с оператором «Гермес»-связи.
– Связь тарифа «Гермес» и тарифа «Волшебник» не имеет льготных скидок, – сообщило зеркало. – Соединять?
– Соединяй, хапуга, – вздохнула Варвара.
– Оперативная служба связи «Гермес» к Вашим услугам.
– Соедините с абонентом ХР863.
– Абонент заблокирован по неоплате, – сообщила улыбчивая операторша.
– Соедините за мой счет, – настаивала Варвара, прикладывая к зеркалу ладонь для идентификации.
– Двойной тариф за авансовость операции или будете ждать перевод денег?
– Сколько ждать-то? – уточнила Волшебница.
– В течение суток.
– Соединяй по двойному, – вздохнула Варвара. – За сутки я кого-нибудь покалечу.
– Соединяю.
«Аппарат абонента отключен или находится вне действия сети», – сменило пластинку зеркало.
– Это еще что за новости? – удивилась Волшебница. – Куда это его занесло, хотела б я знать! Как он ухитрился отключить связь, и по какому поводу я должна оплачивать эти знания по двойному тарифу? Все, хватит на сегодня технических новинок. Толку никакого, сплошной грабеж, правда, цивилизованный. Будем действовать по старинке. Неси мою сумку, будем ворожить.
После недолгих приготовлений покатилось наливное яблочко по золотому блюдечку. Мы склонились над автономным транслятором и, затаив дыхание, ждали результатов. Пролистав земное пространство и пяток близлежащих измерений, блюдце предъявило нам Инсилая. Развалившись в кресле, он курил длинную черную трубку и рассматривал какие-то цветастые журналы.
– Плейбой чертов, – проворчала Варвара, – ну я тебе устрою жизнь в шоколаде!
– Кому бой? – переспросил я.
– Потом объясню, – отмахнулась Варвара, – года через два. Где же он ошивается, паршивец? Место, кажется, очень знакомое, а где, никак не пойму. Но почему-то у меня такое ощущение, что я там бывала. Смотри, справа от кресла должна стоять огромная уродливая ваза, а за ней какой-то куцый пуфик. Сдай на пару шагов вправо, – попросила она блюдце-транслятор. Мы увидели вазу в форме кукиша внушительных размеров. – Еще чуть-чуть правее.
– Максимальное удаление от объекта использовано, дальнейшее расширение изображения невозможно, – отрапортовало блюдце.
– Старая модель, – вздохнула Волшебница, – ничего не поделаешь. Но то, что это не дом фрау Генцель, я могу присягнуть на Книге Перемен. Где же он спрятался и, главное, у кого?
– Для продолжения сеанса перезарядите яблоко или воспользуйтесь новым, – сообщила наша тарелочка и погасла.
– Очень хорошо, – проворчала Варвара, – зарядное устройство на кухне. Воткни туда яблоко и возвращайся.
Когда я вернулся, Волшебница играла с галчонком.
– Правда, хорошенький? – подхалимским голосом спросил я. – Даже жалко возвращать. Такая милая галочка.
– Ну, во-первых, это не галка, а Карикус Синюшник, так же известный под именем Синей Птицы. Что-то вроде смеси нашего попугая и ворона. Был широко распространен в околоземных измерениях, но сейчас на грани вымирания. Кто-то сдуру заявил, что Карикус приносит счастье, и его мигом переловили. Теперь занесен в Книгу Раритетных Животных. Так что это очень редкая птичка, и, между прочим, стоит кучу денег.
– Можно мне его оставить? – набрался я смелости.
– Оставь, – разрешила Варвара. – Он очень умный и привязчивый. Его можно научить говорить и приносить домашние тапочки.
– КАР!! – подтвердил карикус.
– Я назову его Боря, – сказал я, опасаясь, что Варвара передумает.
– Боря, – подтвердил карикус.
– Слушай, я ему крыло сломал, – покаялся я.
– Максимум ушиб, – успокоила Варвара. – Карикус – реликтовая птица, его крыло выдержит ногу мамонта, а ты даже на поросенка не тянешь.

* * *

«Она надо мной издевается, – Инсилай бросил на пол журнал, переполненный полуголыми девицами в весьма вольных позах, и встал с дивана, – только этого безобразия мне и не хватало. Она, что, меня мумией считает или джинном бестелесным? Любимая женщина называется, издевается, как хочет». Он взвился к потолку фонтаном разноцветных искр, осыпался на пол звездным дождем, стал самим собой и отправился на кухню, где рыжеволосая молодая женщина в клетчатой мужской рубашке с засученными до локтей рукавами и изящных босоножках на тонких высоких каблучках колдовала над кастрюлями и кастрюльками. Кроме вышеперечисленного, на даме был ярко-зеленый платок, завязанный на голове на пиратский манер.
– Кэтти, ты теперь у плиты живешь? – Инсилай застыл в дверном проеме, невольно залюбовавшись девушкой. – Мы хоть когда-нибудь пообщаемся, или у нас здесь гибрид ресторана с библиотекой для мальчиков?
– Слабо верится, что ты наешься нашим общением, – фыркнула Катарина, не отрываясь от кулинарных изысков. – Первый же заноешь «есть хочу».
Запахи ее стряпня распространяла умопомрачительные, но Инсилай не сдавался.
– Наколдовала б чего-нибудь на скорую руку, – он обнял ее за плечи и, прихватив со сковороды кусочек мяса, отправил его в рот. – Времени тебе не жалко, полдня на кухне. Ведь сожрут все в пять минут и всех воспоминаний, что гора грязной посуды.
– Ага, станешь ты наколдованное лопать, – усмехнулась женщина. – Так я тебе и поверила.
– Ну, если ты добавишь немного любви…, можно и наколдованное, – Инсилай потянулся за добавкой.
– Ну куда хватаешь, ведь еще сырое и горячее!
– Горячее сырым не бывает, – поучительно сказал Инсилай и снова нацелился на сковородку.
– Так, иди отсюда. Хуже Альвертины, никакого терпения. До обеда – ни крошки.
– Тогда я пошел в ванну, – вздохнул Инсилай, – или умру прямо в кухне от искушения.
– Гастрономического? – кокетливо уточнила Катарина.
– Всяческого, – Инсилай схватил девушку в охапку и закружил по кухне. – Ты у меня не женщина, а сплошное искушение.
– Все, катись в ванну, искуситель, или на обед будут только угли. И не забудь поставить меня на землю, – немедленно добавила она, заметив, что на руках Инсилая плавно продвигается в сторону ванной комнаты.
– Уговорила, – он поцеловал ее и аккуратно поставил на пол, – пошел. Жара, Котик, у вас тут одуряющая, а литература… возбуждающая.
– Ну, дорогой, у кого что болит, тот про то и читает, – усмехнулась Катарина.
– Это комплимент, или повод для драки? – поинтересовался Инсилай.
– Комплимент, комплимент, еще утонешь с горя, – успокоила девушка. – Только не долго. Все почти готово. И красотка моя скоро из школы вернется. Так ее палкой в ванну не загонишь, но если там кто-то есть, не дай бог, ей тут же срочно надо шнурки стирать.
– Ведьменок, что возьмешь? Вредность характера генетически запрограммирована.
– Ты не в курсе, где моя скалка? – елейным голосом поинтересовалась Катарина.
– Это не метод, – Инсилай покосился на девушку и, увидев, что рука ее действительно потянулась к скалке, мгновенно ретировался с кухни. – Я же говорю, наследственное это, – прокомментировал он уже из коридора. – Грубая ты и не чуткая, никакой любви к ближнему.
– В устрицу превращу, – немедленно пообещала Катарина. – Любовь гарантирую до гроба. Я их просто обожаю с лимонным соком.
– Извращенка, – притворно возмутился Инсилай и направился в ванну.
По дороге ему попалась Альвертина, девица вредная и своенравная.
– Чтоб ты утонул, – пожелала ему вслед тринадцатилетняя ведьма.
– Глаза б мои тебя не видели, – Инсилай хлопнул дверью, – размечталась.
Он чуть шевельнул пальцами и превратил скромную Катаринину ванну в великолепный бассейн. Бело-голубой мрамор, вьющиеся по стенам цветы с нежным, но затейливым ароматом, золотые рыбки, испуганной стайкой искрящиеся в прозрачной воде глубокого бассейна с круговой подсветкой дна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...