ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Приступайте.
Пока стража возилась с приготовлениями, советник продолжил:
– Разве тебя Локи не учил, что врать нехорошо? Странно, известная истина, даже младенцы знают, а ты уже взрослый мальчик, правда? Настоящий волшебник, вон как хорошо владеешь самоизлечением, и следа не осталось от прошлой порки, как новенький, хотя воспитывал тебя Магистр по первому классу, сам видел. Мне, конечно, мастерством с Властелином не тягаться, но тебя обслужат по высшему разряду, не беспокойся.
Я и не беспокоился, но все равно дернулся так, что колодки затрещали. Бедные мои пятки! Какой там ходить, я и встать-то не смогу без посторонней помощи. Странное дело, бьют по ногам, а отдается в голове, так, будто я ей о стенку колочусь. Теперь я понимаю, почему пробка вылетает из бутылки, если хорошенько стукнуть по донышку. Еще пара ударов по пяткам, и у меня последние мозги выпрыгнут. Господи, неужто этот ужас закончился, и я не умер? Ног не чувствую, но хоть нет больше этих жутких ударов. Боль зверская, но от сознания того, что все кончилось, чуточку легче.
За что мне все это? Локи утверждает, что все мои беды из-за девиц. Варвара или Катарина? А, может, из-за паршивца Ронни? Ну, во-первых, он не девица, а, во-вторых, я и врезал-то ему всего один раз. Мне, что, теперь всю жизнь эту скалку отрабатывать?
Вот и обещанные водные процедуры. Ведро ледяной воды заставило меня вздрогнуть от неожиданности, но уже через секунду я начисто забыл о холодном душе, забившись в колодках под ударами плети. Черт бы побрал Арсика с его массажно-воспитательной работой! Эти проклятые колодки сделают меня инвалидом. Еще чуть-чуть – и я сам себе руки-ноги переломаю, а заодно и шею, если буду так метаться. Спокойно. Взять себя в руки, пока они еще целы, и прекратить дергаться. Легко сказать, трудно сделать, я сейчас рехнусь от боли и злости. Представить только, я, дипломированный Волшебник, я, выигравший бой у Таура, я, Наследник магической Школы Скорпиона, уже час перевоспитываюсь в средневековых колодках посреди Ваурии, а негодяй-советник наслаждается созерцанием моего унижения, как завзятый меломан классической оперой. Да кончится это когда-нибудь? Даже любовь с Айкой мне обошлась дешевле, чем победа над Магистром, хотя тогда, помнится, я неделю спал на животе, а сидел на коленях.
Что ж я такое сделал, что меня здесь бьют с утра до ночи? Не успел на землю Альвара ступить, как все плети в Ваурии на меня слетаются, как мухи на мед! Будто плюнул кто в мою сторону.
Ну, все, больше никому не сопротивляюсь, лежу тихо, как мумия. Молчу, как египетская пирамида. Пока я не выберусь из этого кошмара, никаких эксцессов. Если выберусь. Узнаю, кто мне это устроил – верну в тройном размере. Если, конечно, после сегодняшней экзекуции встану, в чем совершенно не уверен.
Видимо, я все-таки где-то отключился, потому что в реальность меня вернул голос Арси:
– Что разлегся, вставай! Или тебе так понравилось, что еще желаешь?
Колодок уже нет. Валяюсь на полу, как мешок с мусором. Усилием воли соскреб себя с пола и кое-как поднялся на ноги. Чуть не взвыл от боли в воспитанных пятках и стал быстро натягивать штаны. Узкие джинсы моей опухшей личности комфорта не добавляли. Знал бы, что так обернется, оделся бы в стиле унисекс. Да нет, знал бы, вообще в Альвар не сунулся.
– Очень хорошо, – Арси улыбнулся. – Начнем сначала. Твои юные друзья выскользнули прямо из-под ловушки и исчезли. Даже суперчеловек не обладает такой быстротой реакции и скоростью перемещения. Выходит, их чудесное исчезновение – твоих рук дело. Ты был так занят их спасением, что не успел выбросить из зоны опасности себя. Где они, куда ты их спрятал? Все равно я докопаюсь до правды, и ты мне в этом поможешь.
– Я? – удивился я его уверенности.
– А кто ж еще? – искренне удивился советник. – Совесть твоя может быть спокойна. Я не желаю им зла, я только хочу, чтоб они ушли.
– Вот и скажи им это, я-то здесь причем?
– Ты поможешь мне найти их и уговоришь покинуть Ваурию. За это я облегчу твою участь.
– Едва ли я смогу быть Вам полезен, господин советник, – констатировал я. – Они оба взрослые люди и вполне в состоянии самостоятельно решать, где и с кем они будут находиться.
– Я дам тебе два дня, – чуть помедлив, сказал Арси. – Если за это время их не найдут, а твой ответ будет отрицательным, тебя высекут так, что тебе понадобится новая кожа.
– А если найдут ребят, пороть будут их? – не удержался я с вопросом.
– Девчонку никто не тронет, – успокоил советник. – А твой приятель будет наказан только за побег. Потом они оба смогут покинуть Запределье.
Я представил себе щуплого Ронни в руках Арсиковых головорезов, и у меня снова застучало в висках. Рональд, конечно, редкий разгильдяй, но такого будущего и врагу не пожелаешь.
– Знаешь, Арси, я скорее добровольно лягу под плеть, чем поверю в чистоту твоих намерений. Отвяжись ты от меня. Не знаю я, где эти якобы мои приятели.
– Грубиян, – равнодушно сказал советник. – Мне нужны эти люди, и я их найду. С твоей помощью или нет – от этого зависит только твоя участь, но не результат поисков. Рано или поздно эта парочка все равно попадется. Но ты-то уже здесь, правда? – Он поднес к моим глазам фасонистый хлыст, плетенный из тоненьких ремешков. – Нравится?
Убил бы гада, так он меня достал. Но на сегодня приключений достаточно. Не сопротивляюсь, не возражаю, не огрызаюсь. Терпи, дурак. Не умеешь сражаться до полной победы, в плен не попадать и от плеточных проклятий как следует защищаться, значит, терпи, заработал.
– Сейчас тебя отведут в Башню. У тебя есть два дня. – Арси связал мне запястья и легонько подтолкнул в спину. – Иди, отдыхай.

Глава 42

– Лора, пригласи господина Корна, – Велес жестом отпустил секретаршу, – и позаботься, чтобы в ближайшие полчаса я никого не видел и не слышал.
– Да, господин председатель, – прелестная шатенка ящерицей выскользнула из кабинета, и почти тут же появился Корн.
– К тебе прорваться, как в магистральную лотерею выиграть, – немедленно разворчался он, усаживаясь в кресло у стола Велеса. «Хитрый старый черт, – думал Корн, приветливо улыбаясь, – что-то он задумал. Зачем я ему понадобился ни свет, ни заря? От дорогого компаньона только и жди гадостей. Определенно, сейчас свинью подложит, по роже его любезной видно».
– Извини, бестолковая Лора вечно что-то перепутает. Еще вчера велел ей пригласить тебя в первую очередь, но у девчонки сплошной сквозняк в голове .
«Так я тебе и поверил, – Корн имел редкое чутье на неприятности и был уверен, что встреча не принесет ничего хорошего. – Твоя Лора скорее собственное имя забудет, чем твои распоряжения. Ты велел ей промариновать меня в приемной, она так и сделала, нечего валить с больной головы на исполнительную».
– Пустяки, ВВ, – Корн махнул рукой, – сам был молодым, понимаю. Так в чем дело, почему такая спешка?
– Спешка? – удивился Велес. – Что ты! Просто появилась необходимость обсудить наши дальнейшие планы, вот я и попросил тебя придти. Компаньоны должны хоть иногда общаться, ты не находишь?
– Нет возражений.
– Отлично, – Велес извлек из стола папку с какими-то бумагами. – Надеюсь, ты читал отчет о работе «Пегаса» за последние два месяца, который я тебе отправил?
– Отчет? – переспросил Корн, выигрывая время. Он не знал, что выгоднее в данной ситуации – «да» или «нет».
Велес покосился на собеседника. «Не читал он, как же, – Великолепный не один год знал компаньона. – Каждую цифру, уверен, под лупой рассматривал. Отчет я сам составлял. Не документ, а финансовая поэма, не подкопаешься».
– Да, я просмотрел бумаги, – осторожно сказал Корн. «Что же этот хищник задумал? – он тоже превосходно изучил партнера по бизнесу. – Судя по вылизанному отчету, гадость ожидается фантастических размеров».
– Ты обратил внимание, что мы несем колоссальные убытки?
– Не преувеличивай, это временные трудности.
– Нет ничего более постоянного, чем временные сложности. За последние дни мы потеряли почти два миллиона мерлинов на отказных билетах. Еще месяц таких временных трудностей – и мы банкроты.
– Едва ли. Кризисы бывают в любом бизнесе. А недельный спад – это даже не кризис, так, неприятность.
– Из-за этой неприятности наши акции упали на тридцать пунктов. На сегодняшний день стоимость компании уменьшилась почти на треть, и по оценке независимых экспертов мы сейчас стоим не больше двадцати миллионов мерлинов.
– Во-первых, я не собираюсь продавать акции «Пегаса», – спокойно сказал Корн, хотя его внутренний голос просто кричал о надвигающейся опасности. – Во-вторых, ты, думаю, лучше меня знаешь, что девяносто девятью процентами убытков мы обязаны не обстоятельствам, а господину Локи, на весь Эйр кричащему, что наши перелеты над Запредельем не безопасны, и обвиняющему нас в том, что из-за ошибки нашего оператора провел в Ваурии почти год.
– В его утверждениях есть хоть капля правды?
– Откуда мне знать? Я там не был и билет на перемещение ему не продавал. Кроме того, он первый и единственный, кто ухитрился: а) сгинуть в Ваурии, б) оттуда вернуться. Его словам нечего противопоставить.
– Так ли? – усомнился Велес. – А твоя дочь? Разве она не была в Альваре по делам службы?
– Она и сейчас там. Но услугами нашей компании для возвращения на Эйр пользоваться вряд ли станет, – осторожно сказал Корн.
– Да, я знаю, – Великолепный украдкой покосился на компаньона, – служебные перемещения гарантирует Коллегия Высшего суда. Но ведь это только в том случае, когда полностью выполняются условия контракта, а Айка немного отступила от исполнения обязанностей. По личным мотивам, я полагаю.
– О чем это ты? – насторожился Корн.
– Может быть, ты не знаешь… Она должна была общаться с Посланником лично, а не через посредников.
– Я не интересуюсь работой Высшего суда и его сотрудников.
– А зря. У твоей Айки могут быть большие неприятности, – словно между делом бросил Велес, – если о ее недоработке станет известно коллегии.
– Я не спрашиваю об источниках твоей информации, – Корн почувствовал, что задыхается в своем элегантном галстуке, и распустив немного узел, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, – все равно не скажешь… Но хоть намекни, кто собирается дезинформировать коллегию о промахах Айки.
– Сам не догадываешься?
– Нет, конечно. Неужто вездесущий Локи?
– Нет. Допускаю, что Локи в курсе происходящего, но пока он этого не озвучивал.
– Итак, господин Велес, кто?
– Я ничего не утверждаю, но об этом знал только один. Наблюдатель.
– И он сообщил все это тебе, а не независимой комиссии? – не поверил Корн своим ушам. – Но почему?
– Это лишь мои предположения, насчет Наблюдателя. Ко мне обратился анонимный доброжелатель. Если хочешь знать мое мнение – это посредник.
– Но если это правда, чего я даже в мыслях не допускаю, откуда такая секретность? Обратились бы прямиком к Высшему, если жаждут справедливости, или ко мне – если хотят денег.
– Мне кажется, хотят того и другого, но очень боятся.
– Ничего удивительного, шантаж – бизнес трусов, – Корн был вне себя от злости. В глубине души он вполне допускал справедливость обвинений в адрес дочери.
– Да, но на сей раз, похоже, боятся не тебя, не меня и не магистральной полиции.
– А кого? – огрызнулся Корн. – Тени Великого Мерлина?
– Не знаю, что произошло в Запределье, но это что-то, кажется, серьезно ущемило интересы Школы Скорпиона, – помолчав, ответил Велес. – Требуя с тебя деньги за молчание, он или она до смерти боится, что об этой сделке прознает Черный Локи. Отсюда и длинная цепочка посредников. Мне информацию передала Лора.
– А как она ее получила?
– Голубиной почтой. Письмо без подписи, почерк не определить – постоянно изменяется.
– И сколько этот аноним хочет за обоюдное соблюдение тайны?
– Семь миллионов мерлинов.
– То есть ровно столько, сколько стоит сегодня моя доля акций «Пегаса», – прищурился Корн. – Неплохая осведомленность.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...