ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– У Вас есть еще вопросы? – поинтересовался Локи, нетерпеливо барабаня пальцами по столу. Кольцо-индикатор стало наливаться пурпурно-красным светом.
– А как же, – любезно улыбнулся Элрой, покосившись на кольцо, – масса. Но если Вы отказываетесь беседовать здесь, может быть, стоит перенести нашу беседу в комиссию?
– Нет проблем, в течение месяца я к Вашим услугам.
– Может быть, Вы не заметили, на ордере гриф «срочно».
– Но три дня у меня все же есть, – напомнил Локи.
– Три – есть, – вздохнул Элрой. – Попрошу Вас явиться в комиссию для дачи показаний в течение этого времени. В противном случае, Вас доставят туда под конвоем. Так же попрошу не снимать с руки индикатор, не общаться с заинтересованными в вышеуказанном деле лицами и не разглашать информацию, полученную в сегодняшнем разговоре.
– Последнее особенно актуально, – усмехнулся Локи. – Я столько всего узнал…
– Какого черта! Неужели Вы не понимаете, что ваш заговор молчания приведет к новым жертвам! – взорвался Элрой. – Ваша круговая порука уже свела одного в могилу, чего ждем, еще пару трупов?
– Я не совсем понимаю, о чем Вы, – сказал Локи.
– О том, что вы с Велесом, покрывая преступников, дали Илаю погибнуть в Ваурии, о том, что сейчас от вас обоих зависит жизнь Мирны и Ронни. Ведь пока вы не начнете сотрудничать с правосудием, мы не сможем ничего предпринять в их защиту.
– Вы собираетесь отправить экспедицию чмошников в Альвар? – усомнился Локи.
– Ваурия вне компетенции комиссии.
– Тогда как Вы собираетесь вмешаться, если не секрет? Отправите Тауру ноту протеста? Потребуете экстрадиции граждан Эйра? Между прочим, кроме Мирны с Ронни там еще не меньше тысячи наших сограждан. Что-то Вы не рветесь им помогать.
– Мы занимаемся магической этикой, а не возвращением вынужденных мигрантов, – возразил Элрой. – Мы можем наказать виновных, спасением занимается другое ведомство.
– Мне плевать на этику, – резко сказал Локи. – Настоящие бандиты гуляют по Ваурии, а Вы тут ловите неизвестно кого, неизвестно зачем, неизвестно за что.
– Вы всерьез так считаете?
– Я считаю, что магистрат Эйра слишком либерален к Ваурии. Я считаю, что до тех пор, пока в нашем мире остается этот зловонный фурункул, где пропадают граждане Эйра, ни один уважающий себя Магистр не должен спать спокойно. Или вы ждете, пока Таур с парой дюжин своих отморозков явится сюда или в земные измерения и устроит пару-тройку чудес – таких, что мало не покажется? Он не джинн-любитель, он Черный Магистр, и скоро ему станет тесно в его Запределье. Вы в состоянии навести порядок в тауровских владениях, или это государство в государстве?
– Я понимаю ваш глубокий интерес к этой проблеме, но ничем не могу быть полезен. За последние пять веков отношения с Ваурией так и не перешли из призрачных в реальные.
– Великолепно, – усмехнулся Локи, – то есть наказывать за ваурские безобразия мы будем своих, а Таура и его бандитов просто не заметим, ввиду отсутствия статуса. Мы не признаем их, они – нас. Выходит, с точки зрения закона, они призраки, а значит, неподсудны.
– Господин Локи, – Элрой потерял терпение, – не могли бы мы вернуться в более реальные сферы? Я дознаватель комиссии по магической этике, а не председатель демократического собрания сопредельных территорий.
– Без проблем, господин дознаватель, – Локи сверкнул глазами. – А не пойти ли Вам в Ваурию или, на худой конец, к председателю? Там и найдете виновных.
– Я не могу настаивать на Вашем присутствии в Эйре, пока суд не доказал Ваше соучастие в укрывательстве преступников, находящихся в магистральном розыске. На сегодняшний момент, Вы – свидетель. И как свидетель, в течение трех суток Вы обязаны явиться для дачи показаний в Комиссию, – сухо напомнил Элрой. – Ваше отсутствие будет расценено как признание в соучастии, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
– Всенепременно, – Локи посмотрел в глаза собеседнику. – А господина Таура с господином Арси вызвать не желаете? От очной ставки с ними я бы не отказался. Давно мечтал побеседовать о соблюдении прав Магов и Волшебников в Ваурии.
– Прощайте, – буркнул Элрой. И, наплевав на магическую этику, исчез из дома Локи струйкой дыма, хотя, по неписаному этикету, должен был уйти через зеркало, как и пришел.

* * *

Стража схватила Мирну и поволокла из подземелья. Гаара ругалась последними словами и царапалась, как дикая кошка. Мои соболезнования стражникам, их руки и лица уже через несколько секунд были разодраны в кровь Мирниными ногтями, а уши горели от ее брани. Что до меня, то я прекрасно слышал последнее распоряжение Арси и не оказывал ни малейшего сопротивления, с меня и двойной порки за глаза хватит. Мирну увели направо, меня – налево. Честно говоря, я даже позавидовал ей. Как никак, ее ждали ванна, парикмахер и чистая одежда, в то время как мне светила добрая сотня плетей, груда кандалов и перевозка тяжестей на длинную дистанцию на собственном горбу. Правда, у Мирны была еще перспектива школы любви, но, поскольку возвращение Таура в ближайшие дни не планировалось, ее будущее по сравнению с моим было светлым и безоблачным.

Глава 52

Локи переоделся для путешествия, но черному цвету не изменил: джинсы, свитер, высокие башмаки на рифленой подошве, носки, – все было радикально черным. «В таком виде он сильно смахивает на бандита, – подумала Варвара, взглянув на Мага, – но очень элегантного бандита, – признала она мгновение спустя».
– Ну что, будем собираться, красавица? – спросил Маг, краем глаза взглянув на Варвару. – Элрой объявил отсчет контрольного времени, и теперь оно работает против нас.
– Ничего удивительного, – вздохнула Волшебница. – Сегодня всё против меня, почему время должно быть исключением.
– Против нас, – уточнил Локи, – но не расстраивайся – чем труднее бой, тем слаще победа.
– Осталось самую малость, – победить, – не удержалась Варвара.
– Придется побороться, – усмехнулся Маг, – я предупреждал, что будет не просто. Или ты передумала?
– Нет, конечно. – Волшебница критически взглянула на свое отражение в огромном зеркале, задержала взгляд на фривольных летних брючках в черно-белую клеточку и черном топике, которого было скорее мало, чем много, и, вздохнув, предположила: – Наверно, мне тоже стоит переодеться, или для Ваурии я выгляжу сносно?
– Если в таком виде ты появишься в Альваре, тебя арестует первый же патруль, – констатировал Локи, – но простое переодевание тут не поможет. Ты слишком женщина, и этого не скроет никакая одежда. Видишь ли, Варвара, в Ваурии женщины не появляются на улицах Альвара.
– И как мы будем решать эту проблему? – Варвара не стала вдаваться в тонкости обычаев Запределья.
– Когда прибудем на место, я сотворю тебе наиболее подходящую случаю физическую оболочку. Заодно это подстрахует тебя от неприятностей: если, не дай бог, ты погибнешь в Ваурии, то без проблем возникнешь в Мерлин-Лэнде в своей естественной сущности.
– Мы отправляемся прямо сейчас? – Волшебница встала с кресла и подошла к террасе.
– Не совсем. Кое-что надо подготовить. В частности, нужно решить проблему моего перехода через энергетический барьер Запределья, или мы окажемся там беспомощными, как новорожденные кролики.
– Вашего? – удивилась Варвара. – А я?
– Твоей энергетикой придется пожертвовать, – спокойно сообщил Локи, – поэтому я и говорил с тобой о безопасности. Стоит только оказаться в Ваурии, как магические способности начинают стремительно исчезать. Но без колдовства мы с Тауром не справимся, придется искать обходные пути. Судя по тому, что было с Инсилаем, существует лишь одна возможность: пересечь границу в статусе человека и вернуть себе способность волшебства уже на территории Запределья. Я сильнее тебя и лучше знаком с обстановкой, так что до места нас переместишь ты, а колдовать там буду я. Вопросы есть?
– Самый маленький. Как я сделаю из Вас человека? – мрачно спросила Волшебница.
– Мне казалось, некоторый опыт у тебя уже имеется, – криво усмехнулся Локи.
– Ну, нет! – замахала руками Варвара. – Не пойдет. Я по горло сыта неприятностями. И потом, Велес говорил, что заклятие не имеет обратного слова, как Вы себе представляете процесс возвращения магической силы?
Маг подошел к Варваре и посмотрел ей в глаза:
– То, что мы задумали, требует полного доверия с обеих сторон. Я откроюсь для твоего заклятия, а ты будешь твердо верить, что я никогда не брошу тебя в Ваурии. Сейчас я научу тебя одному заклинанию, но сперва обещай мне, что никогда в жизни не воспользуешься им без крайней необходимости.
– Да, конечно, – рассеянно сказала Волшебница. От пристального взгляда Локи ей почему-то было не по себе.
– Слушай и запоминай. Я научу тебя пятиминутному заклятию. Поймать на нем не может ни одна комиссия, но иногда оно может стать страшным оружием. Представь себе, что совершенно неожиданно в самый неподходящий момент у тебя исчезают магические способности. Тебе наносят смертельный удар. Но ты Волшебник, значит, не умрешь мгновенно. А уже через пять минут статус кво будет восстановлен. Подозревать могут, доказать – никогда.
– И такое существует? – удивилась Волшебница.
– И не такое тоже, – буркнул Локи. – Чуть не забыл. Нам потребуется помощь еще одного человечка. – Он щелкнул пальцами. Посреди террасы возникла Алиса. Она растерянно взглянула на Варвару, увидела Локи и бросилась к нему на шею.
– Они убили его, – всхлипнула девочка, двумя руками обнимая Мага. – Он умер, Локи… боже мой, он умер!
– Я не утверждал бы это так категорично, – шепнул он на ухо Алисе и аккуратно поставил ее на землю.
– Есть надежда? – совсем по-взрослому спросила Алиса.
– Надежда есть всегда, – строго сказал Локи. – Я ведь учил тебя, дружок, нельзя быть такой бестолковой.
– Я помню, – прошептала сквозь слезы Алиса, – не думать и не говорить о том, чего боишься. Страх притягивает неприятности. Локи, помоги мне попасть в Альвар. Я отомщу его убийцам за все!
Маг покосился на Варвару.
– Жизнь не бывает черно-белой, Алиса. Это только в детских книжках с первой страницы ясно, кто будет главным негодяем, а кто – героем. В нашей сказке тебе придется привыкнуть к тому, что живых людей почти невозможно однозначно разделить на плохих и хороших. У каждого человека есть свои достоинства и недостатки. Я давно живу на свете, но, поверь, не знаком ни с одним стопроцентным злодеем. Правда, ангелы ко мне тоже не залетали.
– А Таур? – напомнила Алиса. – Я почти ничего не видела в жизни, но одного злодея знаю наверняка.
– Не судите опрометчиво, советует одна очень мудрая книга, – ни к кому не обращаясь, пробормотал Локи.
– Он убил Инсилая, разве этого не достаточно?
– Ну, во-первых, Магистр не имеет прямого отношения к смерти Инсилая, – медленно сказал Маг, – а во-вторых, пока ты еще не успела произвести своего приятеля в ангелы, осмелюсь сообщить тебе, что некоторые считают Илая законченным негодяем и не постояли бы за ценой за право его прикончить. В жизни все относительно, Алиса.
– Я Вам не верю! – Алиса подняла руку и, в упор глядя на Локи, спросила: – Кто убил Инсилая?
Произошло что-то необъяснимое. Маг попытался заслониться рукой, но глаза его не могли оторваться от ладони девочки. Он смотрел на нее, как под гипнозом. Тень пробежала по лицу Локи, он помедлил мгновение и ответил каким-то деревянным голосом:
– Ронни и Мирна.
– Этого не может быть, – прошептала Алиса, заметавшись глазами между Локи и Варварой.
Варвара в полном недоумении смотрела на разыгравшуюся на ее глазах сцену и ничего не понимала.
– Вы нарочно сказали насчет негодяя? – чуть слышно спросила Алиса. – Или Вы действительно так считаете?
– Я считаю, что Инсилай из плоти и крови, а значит, всегда будут и те, кто любит его, и те, кто его ненавидит. Если у Волшебника нет ни друзей, ни врагов – это не Волшебник, а жалкое подобие одушевленного тела, владеющее основами колдовства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...