ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разве ты не заметила? Она сказала все и ничего.
– Зачем это ей? – удивилась Гаара.
– Почем я знаю? Может, хотела, чтобы Инсилай лично пришел к ней за подсказкой, может, еще что…
– Вы, мужики, страдаете манией величия и комплексом неполноценности одновременно… Любую случайность трактуете, как злонамеренный выпад против Вас персонально.
– Да? – возмутился я. – А по-моему, это от вашей сестры сплошные проблемы. Никогда не угадаешь, что в ваши взбалмошные головы стукнет.
Она не успела ответить. Инсилай закашлялся, открыл глаза и приподнялся на локтях. В тот же миг нож в моих руках зашипел и рассыпался в пыль. Волшебник на крах своего меча никакого внимания не обратил, хотя пять минут назад судьба этой ржавой железки его заботила больше, чем собственная жизнь. Впрочем, судя по пустому взгляду, Илая уже вообще ничего больше не волновало – копье успешно действовало. Сперва он уставился на свой пробитый бок, затем на небо и на нас с Мирной. Не могу сказать, что его удивило больше, но в глазах появилось здоровое любопытство. Он еще немного потаращился на копье и взялся за него с явным намерением вытащить ледышку из раны. Мирна схватила его за руку и стала отговаривать от резких движений. Пока она вводила его в курс дела, выяснилось, что нас он уже начисто забыл и Магистра тоже не помнит. Счастливый человек, никаких проблем.
Инсилай все-таки выдернул из себя изрядно подтаявшее копье и сел на траве. Так я и знал, надула Айка совершенно бессовестно, никаких страшных ран в наличии не наблюдалось. Интересно, зачем ей это надо было?
– Хорош, – проворчал он, внимательно рассматривая свои исцарапанные руки и осторожно ощупывая разбитую физиономию. – Зеркало есть?
Ничуть не изменился. Не успел в себя придти – сразу перышки чистить. Мирна покопалась в своих безразмерных одеждах и, разыскав там осколок зеркала, протянула его Инсилаю.
Он удивленно посмотрел на него и недоверчиво спросил:
– Что, и такое работает?
– Это в смысле? – не поняла она.
– В смысле связи, – любезно пояснил я, догадавшись, в чем дело.
– Какая связь! – всплеснула руками Мирна. – Мы в Ваурии!
– Ну, дай хоть на себя полюбуюсь, – хмыкнул он и взглянул в зеркало. – Да, красота неземная, – пробурчал Илай себе под нос, водя рукой по лицу. Там, где пробегали его пальцы, все мгновенно заживало. Силен бродяга. Даже после такого побоища есть еще порох в пороховницах.
И вдруг произошло что-то непонятное. Глаза Инсилая вспыхнули, и я полетел куда-то вдаль, шумно хлопая крыльями, хотя, готов поклясться, никаких крыльев у меня отродясь не было. Ну, как пить дать, что-то перещелкнуло в подбитой Илаевой голове, и он зашвырнул нас с глаз долой. Надоели, видно, мы ему своей заботой.

* * *

Кирилл не появлялся третий день, и это приводило Киру в отчаяние. «С ним ничего не случилось, – уговаривала она себя, – просто он занят. Он предупреждал, что дела могут задержать его в Мерлин-Лэнде на несколько дней. “Несколько”, – идиотское слово. И день, и два, и десять, все описывается этим словечком. Но когда ждешь и волнуешься, два дня или четыре – это как земля и небо. А если он не вернется до моего отъезда, что тогда? Мы же потеряем друг друга, он даже не знает, где меня искать. Дура, он же спрашивал меня об этом, а я не сказала ничего. А что я могла сказать? Что я простая ученица из Города? Что Волшебница дала мне денег на весь этот шик и спрятала меня здесь от какого-то никому не ведомого врага? Что я никто и не имею ничего? Осталось всего два дня. Только два дня – и мне пора уезжать отсюда. Сказка кончилась. Пора брать обратный билет в жизнь. И куда мне возвращаться? В Мерлин-Лэнд? Там нет никого, если бы что-то изменилось, они бы связались со мной. Связь молчит. Варварино зеркало не отвечает. Ликин номер из головы вылетел, как на грех. Сто раз себе говорила, записывай. Нет, помню, не забуду. Пожалуйста. И как всегда в самый подходящий момент. Пару месяцев не пользовалась и на тебе. В книжке только московский адрес. Туда, что ли, отправляться? А если они куда-нибудь всей толпой подались, что тогда? Ну, где же Кирилл? Неужели он не понимает, что я жду его? Как он может так долго отсутствовать? Нет, просто что-то случилось. Я знаю, я чувствую, он в опасности, он в беде, а я ничем не могу ему помочь, я даже не знаю, где он. Что делать? Ждать? А что мне еще остается. Только ждать. Ждать и надеяться».
Кира сжала пальцами подаренный Кириллом кулон. Ей показалось, что он пульсирует. Что он говорит – успокаивает или зовет на помощь? «Не получится из меня Чародея, – расстроилась Кира, – даже любимого человека не могу почувствовать, что уж о других-то говорить. Господи, какая же я дура!»

* * *

Приземлился я на удивление мягко. То, что я принял в своем полете за крылья, на самом деле оказалось полами широченного шелкового халата. Хлоп! Рядом шлепнулся здоровенный детина с бородой. Только этого амбала мне и не хватало для полноты впечатлений. А куда Мирна-то подевалась? Прибывший следом за мной дядька окинул мир очумелым взором, увидел меня и дико взвизгнул. Ну, спасибо тебе, добрый Волшебник, за путешествие, за полет, за соседа-шизофреника.
Детина потоптался на месте, почесал бороду и мерзко хихикнул. Ну, точно псих.
– Ты, надо полагать, Ронни? – уточнил он.
– И что? – насторожился я.
– И ничего! Как был бестолковый, так и остался, – издевался детина. – Ну, пораскинь тем, что мозгами считаешь.
– Мирна?! – запоздало сообразил я.
– Ага, – немедленно согласился мужичок. – Ладно, шутки в сторону, надо срочно назад.
– Инсилаю морду бить? – немедленно вдохновился я.
– Ты спятил? Он нас из-под самой сетки выбросил, а вот его, похоже, повязали.
– Кто кого повязал? – не понял я.
– Кто-то набросил на нас ловушку, – терпеливо пояснила Мирна. – Инсилай выкинул нас в последний момент, а его накрыло сеткой, я видела. Так что потопали в сторону Альвара.
– Я опять рыжеволосый детеныш? – осторожно уточнил я.
– Нет, плешивый купчишка, – утешила ласковая Мирна. – Шевели поршнями, дорога длинная.
– Кто Илая-то заловил? – раздирало меня любопытство. – Неужто Таур так быстро вернулся?
– Не успела рассмотреть. Придем – узнаем.
– У тебя зеркало осталось?
– Сейчас, – она полезла копаться по карманам.
После долгих поисков Мирна извлекла на свет осколок и дала мне. Я взглянул на себя и ахнул. Старикашка лет пятидесяти с хитрыми лисьими глазками и мясистым красным носом. Ну и страшилище Инсилай из меня сделал. Я с отвращением скрестил свои короткие ручки на толстом пивном животике и подумал, что ко всем прелестям придется таскать на себе еще два десятка килограмм жира. Потертый халат с трудом сходился на пузе. Потрепанные шаровары пузырями надулись на коленках. Я вздохнул, отдал Мирне зеркало и поплелся в город. Теперь у меня был дополнительный стимул найти Инсилая, без его помощи я от всего этого великолепия не скоро избавлюсь.
Машинально я сунул руку в карман и обнаружил там какую-то потертую бумажку. Я извлек ее на свет и выяснил, что это паспорт на имя купца Гуни, сына некого Ку, проживающего в Баффало. Мирна, как выяснилось, тоже имела документ такого же содержания, но звали ее Муни. Судя по общему папаше и совпадающей день в день дате рождения, мы с ней, то есть с ним, были братьями-близнецами. О мамаше история умалчивала, но, учитывая разительные отличия во внешности, родство наше ограничивалось папашей Ку.

* * *

«Это все. – Кира страдала в баре. – Три дня прошли. Больше ждать некого и незачем. Вот и кончилась моя сказка. Сегодня Золушка принцессой не станет, не судьба. Принц смотался. Так как я беру билет в день отлета, денег хватит только на экспресс-класс. Прощай перелет-люкс. Да и куда лететь-то, на Землю или в Эйр? Хоть монетку кидай, орел – Москва, решка – Мерлин-Лэнд. А почему нет?» Кира нашла в кармане монету и подбросила вверх. Серебристый кружок сделал в воздухе десяток оборотов и, ехидно звеня, запрыгал по барной стойке. Судьба подсказок давать не захотела. Монетка подпрыгнула в последний раз и, застряв в какой-то щели, стала на ребро. Кира вздохнула.
– Вам просили передать, – бармен с легким поклоном положил перед девушкой узкий голубой конверт.
– Мне? – удивилась она.
– Вы – Кира? – на всякий случай уточнил бармен.
– Да.
– Значит, Вам, – он еще раз поклонился и пошел в другой конец стойки.
– От кого? – крикнула ему вслед Кира.
– Не знаю, кто-то из гарсонов принес.
Похолодевшими руками Кира открыла конверт. Билет на перемещение класса люкс, две пластиковых карточки и записка. Даже не взглянув на билет и карточки, Кира схватилась за письмо.
«Милая моя, дорогая принцесса, – прочитала она первые слова и сразу поняла, что записка от Кирилла, хотя никогда не видела его почерка. – Ты не поверишь, как я сожалею о том, что наша встреча откладывается. Но именно сейчас я не имею возможности примчаться к тебе, хотя больше всего на свете хочу именно этого. Я хочу видеть тебя, говорить с тобой, целовать твои руки… Ты снишься мне каждую ночь, так что я-то с тобой не расстаюсь… Я знаю, что по моей вине тебе пришлось задержаться в “Раю”, это повлечет ненужные расходы. Ты говорила, что собираешься на Землю, кажется, в Москву, и я взял на себя смелость прислать тебе билет. Там мы и встретимся, любимая моя, я обязательно тебя найду. На всякий случай я положил на твое имя кое-какую мелочь в эйрском и московском банках, можешь смело распоряжаться. Если заскучаешь, купи себе какую-нибудь вещицу на свой вкус и считай, что ее тебе подарил я, хорошо?
До встречи, дружок, я очень-очень тебя люблю. Береги себя. Твой Кирилл».
Кира растерянно взглянула на билет и карточки. Перелет класса супер-люкс и карточки почти на полмиллиона мерлинов. Вот это принц. Жемчужина на ее груди снова запульсировала огненными толчками. Кира ласково погладила кулон.
– Не волнуйся, я все получила и сделаю, как ты сказал, – прошептала она и поцеловала жемчужину.

Глава 46

Путешествие по улицам Альвара требовало большой ловкости: полоса препятствий под ногами и полигон на выживание над головой. Того и гляди, пришибет обломком крыши, или завязнешь в вулкане строительного мусора.
Жителям завалы, похоже, не мешали. С резвостью осенних мух альварцы копошились на развалинах, даже не пытаясь восстановить свои дома. Горожане ковырялись в обломках, опасливо посматривали на небо и бормотали себе под нос то ли молитвы, то ли проклятья.
С грехом пополам мы добрались до относительно уцелевшей рыночной площади. Торговля шла еле-еле. Спросом сегодня пользовалось пиво и какая-то сухая лапша, по запаху смахивающая на тухлую морскую капусту. Я покопался в карманах, нашел там увесистый кошелек, благословил предусмотрительность Инсилая и рванул к прилавкам. Нахальный торговец, услышав, что я беру его поросячьи помои, именуемые в Альваре пивом, на вынос, содрал с меня залог за кружки. Жук навозный, оценил свои плохо мытые мутные посудины как золотые кубки времен короля Артура. Я готов был расколотить мерзкие плошки об его голову, но, увы, скандал нам был сегодня противопоказан, пришлось платить.
Я вернулся к пристроившейся на каком-то ящике Мирне с двумя большими кружками пива и малосъедобной вяленой гадостью, завернутой в тонкую лепешку.
– Ты собираешься это есть? – скривилась она. – И пить?!
– Не хочу отрываться от коллектива. – Я поторопился начать трапезу, пока Мирна своей критикой не испортила мне аппетит. Хотя, принимая во внимание мой голод, это было вряд ли возможно.
– Кошмар какой-то, – проворчала она, но тоже принялась за еду.
Хоть я и был голоден, как постящийся аллигатор, одной порции этой дряни мне вполне хватило.
– Ну, – дождавшись, пока Мирна покончит с обедом, спросил я, – что делать будем?
– Искать, – пробасил, поглаживая бороду, наколдованный Илаем братец Муни. – Надо послушать местные сплетни, вдруг что-то прояснится.
– Здесь болтают только о ценах на зерно, крепости пива и величии Таура.
– И ни слова про Битву?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...