ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вроде как новый тур начался, и все новые бойцы невидимого фронта к месту действия подтягиваются. Вот я и думаю, может, Инсилай и есть страшное биологическое оружие черных магов? А что, очень даже допускаю. Сперва затесался в доверие, поучился малость по-честному, а теперь воевать начнет. Доведет до ручки всех белых, начиная с Варвары, своей ленью и бестолковостью, и конец войне. Противник деморализован, с кем воевать-то тогда? Сколько лет он у Варвары волшебную науку ковыряет? Нет, не дожить мне до Инсилаевых экзаменов, хоть к Вилли иди, ей-богу. Вернее будет Наташки дождаться. Она вон, как чукча к чуму, к знаниям ломится.
Пошлявшись немного по рынку, мы с Яргши подались по домам.
Крики я услышал еще с улицы. В первый момент я даже подумал, что к нам вломились грабители, но потом сообразил, что последнее ограбление в городе свершилось пару веков назад, и от этой мысли отказался. Я припустил через сад, растоптал клумбу с левкоями и заглянул в окно. Посреди кухни стояла Варвара. Глаза горят, лицо пылает, в руках какая-то бумажка, сильно смахивающая на налоговую декларацию. Волшебница молчала, орали Наталья, Кира и Инсилай. Понять, почему они кричат, было невозможно, так как ругались они без всякой системы и хором. Минуты две я наблюдал за представлением, потом Варвара сказала «цыц!», и все разом смолкли.
– Повторяю, – почти по слогам проговорила Волшебница, – кто заполнял это безобразие? – она помахала свернутой в трубочку бумажкой перед глазами собравшихся.
– Инсилай! – в один голос провещали Наталья с Кирой.
– Ага, – немедленно согласился он, – только почерк не мой, а так все сходится.
– Кто заполнял? – повторила Варвара и метнула молнию под ноги Инсилаю.
– Какого черта! – отпрыгнул он на шаг назад, даже не пытаясь отразить огонь. – Я в глаза не видел эту бухгалтерию. Мне своих проблем хватает с этим ведомством.
– Какие, интересно узнать, проблемы могут быть у бедного студента с налоговой инспекцией? – подняла брови Варвара. – Но это тема для другого разговора, а сейчас меня интересует нечто иное, – она развернула бумагу, бросила на нее взгляд и четко проговорила: – В последний раз спрашиваю, кто?
Дальше пошел такой крик, что я просто побоялся высунуть нос. Вот удовольствие – попасть ни за что, ни про что, под горячую руку. Еще получишь молнией пониже спины, очень надо.
Тут все опять поутихли, а Инсилай заявил:
– Не надо вешать на меня всех собак, я в глаза не видел эту писанину, если кто-то наваял все это безобразие, пусть этот кто-то и разбирается. Найдите сначала горе-бухгалтера, а потом орите хоть до утра. На него, а не на всех без разбора.
– Так, – протянула Волшебница, – все ясно. Дальнейшие переговоры переносятся на восемнадцать часов. Будьте любезны в мастерскую всем коллективом и не забудьте предупредить Ронни, когда этот разгильдяй появится.
Вот она мирская благодарность! Я еще и разгильдяй после того, как двое суток кряду разгребал эти Авгиевы конюшни, готовил обед и таскал с рынка полные кошелки. Нет, определенно стоит подумать о Вилли-Волшебнике. Вот уйду от них, тогда сразу заметят мои героические хозяйственные труды, точнее, их отсутствие.
Я бочком пробрался в дом и тут же нарвался на Варвару.
– Где тебя носит? – проворчала она, рассеянно взглянув на меня. – Только не говори, что ты целый день трудился, как пчелка.
– На рынке, – честно сказал я, – а что?
– Понятно, – усмехнулась Варвара, – встретил своего болтливого собрата по ремеслу с трудно выговариваемым именем. Что нового по сарафанному радио?
– Война белой и черной Школ. – Про освободившееся у Вилли место я решил промолчать.
– Господи, как эти сплетни надоели, – вздохнула она, – все говорят, никто не видел. Не лень языком молоть? Ладно, в шесть – все за круглым столом. Хоть приберись там малость. Ноги же переломать можно в этом свинарнике.
Тут кто-то позвонил в дверь.
– Открой, – распорядилась Варвара.
Я пошел к двери, споткнулся обо что-то и растянулся на полу. Пока я пытался встать, лихорадочно соображая, как можно споткнуться о собственные ноги, Волшебница аккуратно обошла меня и открыла дверь.
– За пакет распишитесь, – сказал незнакомый голос.
Варвара вернулась, держа в руках узкий голубой конверт.
– Ты еще здесь? – проворчала она, перешагивая через мои ноги. – Не строй из себя баррикаду, лучше поработай.
В восемнадцать ноль-ноль мы собрались в мастерской. Чтобы собрание выглядело прилично и торжественно, я почти три часа убил на косметическую уборку подвала, рассовывая по углам и ящикам свои сокровища (с точки зрения Варвары, хлам и мусор), подметая пол и водружая на видное место портрет Велеса Великолепного, бывшего когда-то давным-давно учителем Волшебницы. Обстановочка получилась, конечно, не стерильная, но вполне терпимая. Чистоплюйка Кира поджала крашеные губки, но промолчала, мудрая Варвара не заметила, пофигистка Наталья восприняла как само собой разумеющееся. Мнение Инсилая меня, честно говоря, не интересовало, но он, на удивление, происходящее никак не прокомментировал… Общество чинно расселось, соблюдая полное молчание. Завидная выдержка, никто ничем не интересуется, все всё знают. Кстати, насчет декларации они еще до собрания выяснили: никакого злого умысла, сплошное разгильдяйство – отчетик оказался правильным, но послезавтрашней годности. Правда, кто эту бухгалтерию будущего за сегодняшнюю выдал, так и осталось тайной, для меня во всяком случае. Нет, но если все всё выяснили, зачем же мы здесь собрались? Не мое же разгильдяйство обсуждать? Не я в налоговую ходил, госпожа Волшебница этим самолично изволили заниматься.
Все, наконец, устроились и воззрились на Варвару, выражение лица которой гарантировало отсутствие хороших новостей. Я приготовился к самому худшему и решил, что без боя не сдамся.
Варвара встала, выдержала паузу и бесстрастно сообщила:
– Нас ждут трудные времена. У нас проблемы. Финансовые и моральные.
Кира помрачнела, Наталья удивилась, Инсилай заерзал на своем стуле так, будто под его тощим задом стало нешуточно припекать. Ничего не понял только я. Имею право, я здесь самый маленький. Впрочем, то, что пришла полоса неудач, я догадался до начала Варвариного монолога – на уровне подсознания.
– По порядку, – продолжала Волшебница. – Финансовая часть. Партия исполжелов № 1 забракована гамбургским филиалом. Не один-два экземпляра, а, вдумайтесь, семьдесят процентов! Больше половины брака, это ведь ни в какие ворота не лезет. Что наиболее печально, так это то, что остальные дали сбой в процессе использования. Фрау Генцель выдвинула против нас иск на 5 тысяч мерлинов… Это нас, конечно, не разорит, но репутация будет испорчена, а это уже прямой ущерб нашей торговой марке, чего я допустить не могу. Инсилай, ты занимался этой партией, будь любезен, объясни, как это могло произойти.
Любо-дорого было смотреть, как он завертелся под Варвариным взглядом, будто перца ему сыпнули в штаны. И что это я так невзлюбил старшего ученика? Наваждение какое-то. Надо принимать меры или ненависть доведет до нехорошего…
– Я жду, – напомнила Варвара.
– Н-не знаю, – промямлил Инсилай.
– Правда? – усомнилась Волшебница и пристально посмотрела на ученика. Из ушей Инсилая пошел синий дым. Сначала тонкими струйками, а потом и вовсе повалил клубами.
– Кажется, кто-то врет, – усмехнулась Варвара.
Дыма все прибывало. Я закашлялся. Сердобольная Наталья наполовину материализовала огнетушитель:
– Может, потушим?
– Не бойся, этот от стыда не сгорит, – успокоила Волшебница и щелкнула пальцами. То, что должно было стать средством пожаротушения, слегка плюнув пеной, растворилось в воздухе. Хорошо, пол не мыл, не обидно.
– Ну-с, мы слушаем, молодой человек.
– Не знаю, – стоял на своем дымящийся Инсилай и пошел в полный отказ, – даже и предположить не могу.
– Твои предположения меня волнуют меньше всего, – отрезала Варвара. – Я хочу знать только одно: что произошло с первосортным товаром, отчего он в одночасье превратился в брак. А пока ты думаешь, мы поговорим о наших моральных проблемах, тебя они, слава богу, не касаются. Вы двое Анжелику не застали, – Волшебница взглянула на нас с Кирой, – а ты, Натали, должна ее помнить.
Наташка подтвердила кивком головы.
– Лика прислала мне экстренный вызов. Это значит, что дела ее плохи. Я не могу бросить в беде своего ученика, даже если он уже Чародей. Через два дня я пойду в люди и не вернусь, пока не вытащу Анжелику из истории, в которую она вляпалась. Если бы этот балбес, – Варвара покосилась на Инсилая, – не напортачил с Гамбургом, я бы взяла с собой Наталью. Мне ведь тоже может потребоваться помощь. Натали, не сомневаюсь, и с фрау Генцель смогла бы договориться и Лике бы помогла. Но, во-первых, никто не обязан разгребать чужую халтуру, во-вторых, после всех этих накладок в конторе должен остаться кто-то с головой. Я не могу взять на Землю двух учеников сразу, так что вы обе, – указующий перст уперся в пространство между Кирой и Натальей, – останетесь на хозяйстве, ты, – Варварин палец чиркнул по моему лбу, – пойдешь со мной. Нигде не сказано, что я не могу взять с собой подмастерья. Вопросы есть? Вопросов нет. Всем готовиться.
– А я? – робко спросил Инсилай.
– Ты? – переспросила Варвара. – Ты соберешь свои пожитки и отправишься в Гамбург. Не знаю, что ты придумаешь для фрау Генцель, в ножки ей упадешь или в жабу превратишь, но иск она должна забрать. Там на месте и заработаешь степень Чародея. Очковтирательство, конечно, но мы никому не скажем. Если добьешься мирового соглашения, я договорюсь о твоем посвящении.
– А если «нет»? – набрался храбрости Инсилай.
– Советую, чтобы «да», – отрезала Волшебница. – Если «нет» – попадешь в Бестелесные, века на три, в лучшем случае. Будешь привидением по вызову или полярным миражом. Очень поучительное занятие для ротозеев. Три часа на сборы, и чтоб тень твоя здесь не металась, пока не устранишь все недоделки в Гамбурге, недоучка чертов. И забудь о чародействе, если фрау Генцель все-таки не отзовет свой иск. Все ясно?
Инсилай откровенно струхнул и решил полемику не продолжать.
Волшебница малость поостыла и вполне спокойным голосом закрыла собрание:
– Все свободны. Ронни, проветри помещение. А ты, справедливейший из справедливых, кончай дымить, дышать нечем…

Глава 3

Не имея опыта перемещений, в квартире Лики я материализовался, стоя на четвереньках. Если бы в этом воплощении у меня был хвост, я бы им непременно завилял. Хвоста не сложилось, и я ограничился тем, что встряхнулся по-собачьи. Впрочем, то, что это именно Ликина квартира, я мог только предполагать. Мог еще молиться, чтобы Варвара не ошиблась в расчетах, и мы попали туда, куда собирались. Только почему «мы»? Волшебницы-то как раз нигде в обозримом пространстве не наблюдалось, и это не радовало. Завалиться к незнакомым людям среди ночи само по себе не желательно, не всякий поймет такое вторжение. Но это их проблемы, мои-то похуже будут. Один в чужом городе, без денег, документов и мало-мальского знания обстановки… Пока я пытался сориентироваться во времени и пространстве, кресло, стоящее передо мной, поехало куда-то в сторону, и уже через мгновение в него плюхнулась какая-то толстая тетка.
– Ой, Вы кто? – запаниковал я, опасаясь появления хозяев квартиры, или, хуже того, магистральной полиции.
– А если подумать?
Глуховатый грудной голос Варвары ни с кем не перепутаешь. Я немного успокоился, хотя глазам своим не верил.
– В-вар-вара?!! Господи, что это с Вами стряслось? – я был в ужасе. Всего за десять секунд перехода красавица-волшебница превратилась в бесформенно толстую бабищу с жуткой стрижкой цвета молодого апельсина, линяло-выцветшими бровями и щеками только что позавтракавшего хомяка. Эластичные брюки расцветки «леопард» обтягивали ее фигуру так критически, что казалось, вот-вот лопнут по швам. Футболка с надписью «Ноги вверх!» на необъемных формах земного воплощения Волшебницы, напротив, была размера на три больше хозяйки. Не изменились только глаза, но на круглом, свеженаколдованном лице они смотрелись, как самолетные фары на горбатом «Запорожце».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...