ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Это что, издержки перемещения? – только и пролопотал я. Больше слов не было.
– Это для конспирации, малыш, – нараспев сообщила Варвара.
– Ох, мамочки…
– На себя посмотри! – хмыкнула тетка и, развалившись в кресле, закурила.
Дымящаяся сигарета в руках некурящей Варвары наводила на подозрения. Ехидные нотки, скользнувшие в ее голосе, – на мрачные мысли. Холодея от мерзких предчувствий, я подошел к зеркалу. Существо, смотревшее из массивной рамы, предчувствия оправдало и на пару минут лишило меня дара речи. Я, конечно, не гигант, но хлюпик, отразившийся в зеркале, был хуже худшего. Мальчишка лет двенадцати. Ручки-ножки шарнирно-суставчатой конструкции типа «кузнечик». Драные шорты, разбитые коленки, огненно-рыжие волосы повышенной лохматости и, что хуже всего, весь в веснушках.
Не успел я высказать свое отношение к новому облику, хлоп, и на мой конопатый нос плюхнулись очки с перевязанной проволочкой дужкой.
– Это что, тоже для конспирации?! – взвыл я, забыв о приличиях. – Ну уж нет! В таком виде я работать отказываюсь! Мне самого себя смешно.
– Бунт на корабле? – Варвара подняла бровь. – Ты сюда на смотрины прибыл или работать?
– Мне не говорили, что работать придется клоуном.
– Не вредничай. По-моему, очень ничего. Живенько.
– Варвара, – взмолился я, – хоть волосы мне исправь!
– Не Варвара, а Маша, – мигом посерьезнев, прошипело то, что считалось Волшебницей, – не хватало еще сложностей с миграционной службой. Согласно документам, транс-телепортическая компания «Пегас» доставила в Москву Машу и Рональда. Будь любезен соответствовать.
– Здравствуйте, Мария Ивановна, – издевательски протянул я. Мой несуразный видок придал мне смелости.
– Цыц, или в паука превращу.
Варвара, пардон, Маша махнула толстой ручищей, и мои волосы стали черными и прямыми.
– Нет, так слишком ярко, – проворчала Волшебница и ядрено-рыжие патлы вновь взвились петушиными вихрами. – Значит так, здесь ты в качестве моего племянника, обращаться ко мне будешь тетя Маша.
– П-понял.
– Заикаться не стоит, – будто не замечая моего обалдевшего состояния, посоветовала Варвара, – колоритно, но переигрываешь.
– Как скажешь, тетечка, – терять мне было нечего. Паук так паук. Все лучше, чем это рыже-конопатое чудовище.
– Но-но, не резвись, – осадила Волшебница. – Куда подевалась Лика, ведь договорились же на определенный час. Или этот облезлый «Пегас» опять запутался во времени и пространстве?
– С пространством обошлось, – продолжил Варварину речь женский голос откуда-то из недр квартиры, – а вот со временем промашка вышла. На два часа опоздали, я уже спать собралась. Думала, сегодня вы уже не появитесь.
В комнату ворвался вихрь черных волос, водоворот кружев, каскад оборочек, воланчиков, поясков и прочего дамского ассортимента. Он мелодично звенел оркестром тонких золотых цепочек и браслетов, при этом умопомрачительно благоухая ночными цветами. Судя по тому, что все это великолепие с дикими возгласами повисло на шее у Варвары, вихрь звался Анжеликой. Лика показалась мне девушкой прелестной. Впрочем, как я уже успел убедиться на собственном опыте, земной облик весьма обманчив.
– Так, какие претензии к времени прибытия, – деловито уточнила Варвара, когда с взаимными восторгами первых минут было покончено. – Я сдеру с этого мерзкого крылатого мерина двойную стоимость билетов, если они дали маху на 120 минут. Я заказывала полночь.
– Вообще-то у нас два часа ночи, – без всякого выражения сказала Анжелика, – но, боюсь, тебе придется долго судиться с «Пегасом». Ты уточнила, какую полночь имеешь в виду?
– Не делай из меня идиотку! Даже в Мерлин-Лэнде не бывает двух полуночей в одних сутках.
– В Мерлин-Лэнде, может, и не бывает, а у нас их тут целых три. Астрономическая, декретная и по летнему времени
– Бред какой-то, – проворчала Варвара, – я была в России лет сто назад, но тогда никаких временных фокусов здесь не было и в помине.
– Да, – согласилась Лика, – кое-что изменилось, но не слишком. Проблемы те же: деньги, любовь, жилплощадь.
– Что-что? – не поняла Варвара. – Жил «кто»?
– Жил «что», – рассмеялась Анжелика. – Это в смысле дом, квартира, дача, сарай, подворотня, бак из-под мусора. Кто где может, там и живет. Где живет – там и проблемы. Слушай, а что у тебя за вид такой… игривый?
– В «Пегасе» предложили каталог текущих моделей, – равнодушно сообщила Волшебница, – выбрала, что попроще, чтоб не очень в глаза бросаться.
– Не могу сказать, что тебе это удалось, – фыркнула Лика.
– Не важно, не на бал. Ближе к делу, – поставила точку Варвара. – На активную деятельность, обеспеченную мощной технической поддержкой, у нас только семьдесят два часа. Энергии волшебного запаса хватит ровно на трое суток, – она привстала и, протянув руку к центру комнаты, вытащила откуда-то из пустоты объемистую дорожную сумку. – Если не управимся за это время, все дальнейшие действия – только голыми руками, что, честно говоря, мало эффективно. Так что, подруга, давай по существу. Рассказывай, в чем сложности. Время пошло.
Варвара плюхнулась обратно в кресло, которое жалобно взвизгнуло под тяжестью ее земной оболочки.
– Да, кстати, это Ронни, мой подмастерье, – жест в мою сторону, – Рональд, это Анжелика, моя ученица. В ближайшие трое суток вам придется тесно и плодотворно сотрудничать.
«Алиса, это пудинг. Пудинг, это Алиса».
– Может, вам кофе сварить? – решил я предложить свои услуги.
– Ладно, сиди, – Варвара махнула рукой, и три чашки кофе, проплыв у меня перед носом, плавно опустились на столик у кресла. Что значит мастер. Ни ложечки не звякнули, ни блюдца.
Спрашивается, какого черта я галлонами варил кофе в Мерлин-Лэнде? Судя по запаху, продукт, произведенный Волшебницей, на порядок лучше того, что могу сварить я. А я-то, дурак, еще гордился своими фирменными рецептами.
– Ой, иди сюда, мой маленький, – Варвара тихонько свистнула, будто подзывая собаку. Кусок сахара выпрыгнул из Ликиной чашки, и, белея на глазах, растаял в темноте. – Совсем забыла, что ты пьешь горький.
Лика сделала маленький глоточек и перешла к изложению вопроса. При этом она как-то сразу сникла. Мне показалось, что кружевные оборочки на ее халатике словно опустили крылья и притихли.
– Салончик у меня маленький, снимаю однокомнатную квартирку этажом ниже прямо в своем подъезде. Набор услуг – стандартный: верну любовь, сохраню семью, заговорю от пьянства, удача в бизнесе, поиск пропавших людей и предметов, накажу соперников… Короче, как у всех. Клиентов немного, но серьезные, не считая чокнутых девиц, желающих приворожить к себе все и вся, но это уж куда деваться, издержки профессии. За три года ни одной претензии, и вдруг началось, будто какая нечистая мне на хвост плюнула. Новых клиентов как отрезало, рекламу мою народ просто не видит. А у старых моих все наперекосяк: сделки срываются, машины угоняют, мужья уходят, дети на экзаменах проваливаются, короче, полный набор житейских проблем.
– Бывает, – успокоила Варвара, – ты-то здесь при чем? Черная полоса – распространенное бедствие.
– У всех сразу? – усомнилась Анжелика. – Так не бывает. Если в одном месте что-нибудь убудет, в другом непременно прибавится. А у меня все убывает и убывает. Но страшно не это, а то, что я никому не могу помочь. Что ни сделаю – никакого толка.
– Это у тебя, подруга, творческий кризис, – поставила диагноз Варвара. – Советую пару недель отпуска, сельскую местность и физические нагрузки. На велосипеде покатайся, в речке поплавай. Дрова можешь поколоть, если совсем невмоготу будет.
– Почти согласна, – вздохнула Лика, – если б не одно «но».
– Что-то еще? – Волшебница поставила на стол свою пустую чашку и прямо из воздуха вновь наполнила ее кофе.
– Увы. Три дня назад у моего самого серьезного клиента пропал ребенок.
– В этом тоже ты виновата? – Варвара откровенно усомнилась.
– Не знаю, – стушевалась Лика, – просто он пропал как-то не по-людски.
– А именно?
– Я не присутствовала, но перескажу дословно, как мне рассказали те, кто при этом оказался. Сначала у моего клиента случились проблемы с кредитом.
– Брал, давал? – уточнила Волшебница.
– Не давал. Тогда несостоявшиеся бизнес-партнеры пригрозили разобраться с ним и со всей семейкой, то есть налицо обыкновенный шантаж.
– Его действия? – уточнила волшебница.
– Охрана плюс няня.
– А что, мамочка не справляется?
– Мамочка считала, что разберутся без нее, и неделю назад укатила на Канары.
– Ну и нравы у вас тут. Одна радость, судя по ее маршруту, твой бизнесмен не бедствует, – удовлетворенно констатировала Варвара. – Итак, ребенок исчез чудесным образом. Как именно: растворился в воздухе, превратился в муху, улетел на ковре-самолете? Кстати, сколько лет ребенку?
– Тринадцать. Прелестная девочка, судя по фотографии. Зовут Алиса. Кстати, ты напрасно иронизируешь. То, что рассказывает няня, не поддается никакой логике. Дело было так. Она вела Алису на занятия теннисом. Корты частные, территория охраняется, телохранитель остался в машине, он по совместительству шофер. Там и идти-то всего метров сто. Широкая светлая аллейка, со всех сторон просматривается. Вдруг подбегает собачка. Миленькая такая, лохматая. Алиса ее гладит, а няня, ее Тамарой зовут, лезет в сумку за бутербродом, чтобы бедное голодное животное покормить. Вот тут-то чудеса и начинаются. Собака в одночасье превращается в жуткого монстра с туловищем волка и головой непотребного старого козла, хватает девочку, прыгает через забор и исчезает в неизвестном направлении.
– И? – Варвара заметно напряглась.
– И все, – вздохнула Лика. – Тамару забрали. Сперва в милицию, потом в психушку. Несчастный папаша обещает бешеные деньги за любые сведения об Алисе. Я испробовала все методы поиска, но не увидела ничего, что давало бы хоть какой-то намек на ее местонахождение. Тогда я поняла, что противник серьезный, и, наплевав на затраты, воспользовалась зеркальным поиском. Так верите, он тоже ничего не дал. Мутное зеркало и два десятка мерцающих запятых. Тогда я вызвала тебя. Я чувствую себя ответственной за всю эту чертовщину. Ребенок только средство. Все происходящее похоже на наезд чародея на чародея, а не бандита на коммерсанта.
– Даже больше, чем ты думаешь, – проворчала Варвара, – но сперва несколько вопросов. Для начала, сколько лет няне. Ее рассказу можно доверять, или это старческий маразм?
– Двадцать пять. Гарантирую, что она в здравом уме и твердой памяти. Мы общались с ней до происшествия.
– Какой породы была собака до всех этих превращений.
– Не знаю. Что– то белое и лохматое. Небольшое.
– Это белое и лохматое должно было быть не меньше сенбернара, чтобы суметь уволочь тринадцатилетнего ребенка.
– Нет-нет. Я хорошо помню. Тамара говорила, что Алиса нагнулась, чтобы погладить собаку.
– И последнее. Может, ты просто забыла оплатить зеркальную связь? Эти точки очень похожи на выключенный сервис.
– Все оплачено. К тому же там были не точки, а запятые.
– Цвет не помнишь?
– Все оттенки голубого.
– Из всех сообщений – это самое приятное.
– Я рада. Если б я еще хоть что-нибудь понимала, – пробормотала Лика.
– Сейчас объясню, для того и приехала, – успокоила Варвара. – Я могу ошибаться, но дела обстоят примерно так. Противник у тебя серьезный, но скуповатый. Ребенка, скорее всего, найдем, но не сегодня-завтра. Готовься к длительным военным действиям. Пока мы проигрываем.
– Ничего не понял! – вырвалось у меня. Я сразу прикусил язык, но, против ожиданий, Волшебница не рассердилась.
– Тебе простительно, – Варвара перенесла взгляд на Лику. – А вот как ты не догадалась… Вашу Алису уволокла в страну чудес Химера пятого-шестого разряда, короче, из простых.
Поймав наши недоуменные взгляды, Волшебница смилостивилась и снизошла до более подробного объяснения:
– Как только собака схватила девочку, Тамара увидела Химеру. Ребенок маленький, легкий, но даже такая разница масс расколола ее земную сущность, как орех. Выходит, существо было низкоэнергетично, значит – малопрофессионально, следовательно, работает по дешевому тарифу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...