ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Он хорошо держится. Только очень волнуется за тебя. Это плохо. Он должен сконцентрироваться на своем «я», не отвлекаясь ни на что и ни на кого.
– Разве это возможно? – удивилась я. – Человек не может все время думать только о себе, так можно сойти с ума.
– Он не человек, – напомнила Мирна. – Он – Волшебник. Он может и умеет концентрироваться на любой капле крови своего тела и на каждой частичке своего духа. Это азы магии, известные даже начинающим Чародеям.
– А как он себя чувствует?
– Вполне сносно. Принимая во внимание, что с ним сделали, могло быть хуже.
– Я видела его спину, – насторожилась я. Ощущение, что мне все время что-то не договаривают, с каждой минутой становилось все отчетливее. – Судя по твоим словам, это далеко не все потери. Скажи, я чего-то не знаю?
– С чего ты взяла? – удивилась Мирна. – По-твоему, его избили недостаточно сильно?
– С ума сошла, он еле на ногах стоит!
– Тогда что еще ты хочешь узнать?
– Ничего, – вздохнула я. – Локки говорил о какой-то Черной Башне и опасался, что Инсилай не проживет и трех дней. Вдруг они еще что-нибудь с ним сделают? Я помню, Ваурия – ад для Волшебников. Мне страшно.
– Не бойся, – успокоила она меня. – Ты не Волшебник, а Илай доживет до Великой Битвы. Ешь, и будем собираться. Скоро стемнеет.
– Слушай, – вспомнила я утреннюю заварушку, – а что будет с тем парнем на базаре, с беглым?
– Если смогут доказать, что беглый, – заберут в императорские рабы, а продавца заставят выплатить компенсацию бывшему хозяину. А если нет – продавец подаст в суд за клевету, и завтра же продаст раба по дешевке в Баффало.
– Почему? Он же докажет, что не торгует краденым.
– Потому, что этот раб – из дорогих, а императорская компенсация маленькая. Скинув пару монет, он все равно останется в выигрыше. Купцы очень не любят скандально известный товар и избавляются от него при первой возможности.
– Ничего не понимаю.
– Потому-то ты и ешь гнилые викули, спишь под рыночным прилавком и шарахаешься от каждого шороха, а они пьют дорогое вино, ходят в шелковых халатах и торгуют рабами, – рассмеялась Мирна.

Глава 28

Дракон-хранитель возлюбил Анжелику и ходил за ней по пятам, как щенок. Лика сначала ворчала, а потом налила ему молока. Дракон осчастливился и стал тереться о ее ноги маленькими мягкими рожками. Анжелика смирилась и определила дракону место в углу кухни, где постелила ему старое одеяло. Карикус метался по квартире, ругался, требовал тапочки и вел себя совершенно непотребно, Наталья утверждала, что он ревнует.
Ронни, хоть и излеченный, был мрачнее тучи и, мучимый угрызениями совести, бесцельно шатался по квартире. Если сначала он еще мог утешаться мыслью, что вернулся за помощью, то теперь, в отсутствие Варвары, оставалось только считать себя трусом, бросившим друзей в смертельной опасности. Альвертина тоже была в миноре, но скорее, в знак солидарности, или просто хотела спать.
Вечер был посвящен рассказу Ронни о его приключениях в Санта-Хлюпино, Мерлин-Лэнде и Ваурии. О кознях мадам Катарины, заблокированном Варварой доме, о Черном Маге Локи и, наконец, о том, что Инсилай – Волшебник.
Последнее сообщение произвело эффект разорвавшейся под ногами гранаты и окончательно похоронило надежды Ронни на помощь извне. Убедившись, что сообщение это более чем правдиво, Наталья категорически запретила посвящать в эту историю кого бы то ни было, сказав, что это погубит Варвару, а Инсилай, раз уж его угораздило оказаться Волшебником, вполне может позаботиться о себе самостоятельно. Потом все, кроме Ронни, занялись обсуждением феномена Алисы и таинственным раздвоением капитана Горбули.
Ронни засел за систему поиска и, воспользовавшись Варвариным кодом доступа, стал сканировать измерения. Он искал Варвару, Алису и Инсилая. Странно, хоть Наталья с Анжеликой в один голос утверждали, что Алиса в Москве, система ее не показывала. Не показывала она ее и в Запределье. Но это было не удивительно – в Ваурии эйрская система поиска не работала.
Лика, заинтересовавшись странной ситуацией, немедленно предприняла попытку поиска двуликого Горбули. Капитан нашелся без хлопот, он сидел дома у телевизора и с упоением наблюдал за четкой работой Жеглова и Шарапова. Выходит, хоть один из следователей был настоящим. О другом Горбуле история умалчивала. Больше всего настораживало отсутствие Алисы. По всему выходило, что настоящая осталась в Ваурии. Кто же тогда был в Москве?
Лика, промучившись до позднего вечера, не выдержала и позвонила Горохову, справиться о здоровье его дочери. По словам Вадима Игоревича, Алиса чувствовала себя прекрасно. Поблагодарив Анжелику за проявленную заботу, он пообещал непременно зайти к ней завтра вместе с Алисой. На этом месте все окончательно запутались и пошли спать. Правда, уже через два часа вся компания, за исключением Альвертины, снова собралась на кухне. Как выяснилось, у всех случилась бессонница. Прибывшая последней Наталья оценила ситуацию и начала варить кофе.
– Как я понимаю, прения продолжаются, – заявила она, разливая дымящийся напиток по чашкам. – Вторую серию дебатов объявляю открытой. Какие будут предложения?
– Найти Варвару, – буркнул Ронни. – Может, у нее неприятности покруче, чем у Инсилая. Хотя это вряд ли возможно.
– Я – за, – немедленно согласилась Лика. – Только как?
– Ты Чародей, а я – подмастерье без права колдовства! – взорвался Ронни. – Кто должен знать, как, ты или я?
– Ну, во-первых, ты – подмастерье, унесший ноги из Внеземелья, а этим не каждый Маг может похвастаться, – сказала рассудительная Наталья, – а во-вторых, если бы про права и обязанности ты вспомнил чуть пораньше, вас не занесло бы в Ваурию. Сидели бы себе в Санта-Хлюпино и не жужжали. Какого черта вас понесло в Мерлин-Лэнд?
– Вообще-то я хотел в Москву, но кольцо отправило меня в Эйр, – вздохнул Ронни.
– Молчи уж, маг-недоучка, – проворчала Наталья. – Искал приключений – вот и нашел.
– Что делать-то будем? – напомнила Лика. – Поругаетесь потом, когда все закончится.
– Прикинем, что мы имеем, – предложила Наталья.
– Две Алисы, два Горбули, один Инсилай и ни одной Варвары, – подумав, подытожила Анжелика.
– Расскажи еще раз, как выглядела Алиса, – попросил Ронни.
– Как-как, обыкновенно. – Наталья задумалась. – Беленькая такая, чистенькая, хвостики на голове аккуратненькие такие с бабочками, тапочки, носочки… что еще? Ракетка теннисная у нее в руках была. Вроде все.
– Стоп! – насторожился Ронни. – Ракетка? Ты уверена?
– Я хорошо помню. Красивая такая, с голубоватыми струнами, там еще буква какая-то на сетке была протонирована.
– Ракетка настоящей Алисы осталась в Мерлин-Лэнде, я в этом абсолютно уверен, – сказал Ронни. – Они перед самым отъездом подрались с Альвертиной, и Алиса стукнула ее ракеткой. Ракетка отлетела в угол, и мы про нее благополучно забыли. Выходит, из Запределья она еще успела заскочить в Эйр за ракеткой, ухитрилась проникнуть в заблокированный дом, переодеться и оказаться в Москве на час раньше, чем я распрощался с ней в Ваурии. Не девица, а машина времени какая-то.
– Может, сгонять в Мерлин-Лэнд за ракеткой? – предложила Лика.
– Ближний свет, – проворчала Наталья, – а смысл? Ну, предъявим мы ей эту ракетку, она скажет, что впервые ее видит. Дальше что? Вы, милочка, не Алиса, потому как от своей ракетки отказываетесь? Бред.
К рассвету все настолько устали, что решили, несмотря на экстремальность ситуации, поспать хоть пару часов.
На ранний подъем сил хватило только у Ронни и Анжелики.
– Постричься тебе пора, – сказала Лика, глядя на взлохмаченного со сна Ронни. – На гнездо карикуса своего похож стал.
– Стриги, – махнул рукой Рональд. – Снявши голову, по волосам не плачут.
– Я серьезно, – Анжелика запустила руку в его иссиня-черную шевелюру. – Скоро можно будет косы плести.
– Я же сказал, стриги.
Лика вооружилась расческой и ножницами и принялась за дело. Когда с левым боком было покончено, и она собралась заняться правым, в передней раздался звонок. Анжелика пошла открывать. Прибыли господин Горохов с Алисой.
– Я Вас отвлекаю, Ликуня, – промурлыкал Вадим Игоревич, – но мы, ей богу на секундочку.
– Ничего страшного. Проходите, – она ножницами указала на кухню.
– Здравствуй, Ронни! – пробасил Горохов. – Знакомься, это Алиса, моя дочь.
Глаза Лики потемнели и насторожились. «Ронни? – удивилась она. – Как он мог узнать его в этом обличии? Кажется, у нас появился второй Горохов». Она поспешила на кухню и остолбенела.
На табуретке восседал наполовину остриженный рыжий мальчишка в перевязанных проволочкой очках. Он нагло смотрел на Анжелику и ковырял пальцем болячку на разбитой коленке. Все верно, именно такого Ронни представила Горохову Варвара. Лика растерянно скользнула глазами по новоявленному Рональду и, увидев у его ног пряди черных волос Рональда предыдущего, поняла, что ничего не понимает. Горохов тем временем продолжал:
– А где Ваша сестра? Я, собственно, с ней хотел поговорить, поблагодарить ее. Весь этот кошмар, слава богу, кончился. Без нее мы бы пропали.
– Она позже будет, – промямлила Лика, вертя в руках ножницы.
– Тогда, если Вы не против, мы вечерком зайдем, – поднялся Горохов. – Нам еще в милицию надо, заявление забрать. Даже не знаю, что им говорить. Алиса ничего не помнит, где была, с кем. Врач говорит, все нормально, память восстановится, это просто шок.
Ронни, испытавший сильное головокружение при появлении господина Горохова, перестал ковырять коленку и уставился на Алису. Странно, но вдруг ему показалось, что с полудетского лица на него смотрят мудрые зеленые глаза Варвары. Наконец, семейство Гороховых удалилось.
Лика на всех парах ворвалась в кухню. Ронни снова повзрослел года на три, посмуглел, забрюнетился и прекрасно обходился без очков.
– Коленку покажи! – потребовала окончательно сбитая с толку Анжелика.
– Ты чего? – удивился Рональд и недоуменно захлопал своими длиннющими ресницами.
– Покажи коленку! – настаивала Лика, в глазах ее появился нехороший блеск.
– Правую, левую? – поинтересовался Ронни.
– Обе! – распорядилась Лика.
– Сумасшедшая, – проворчал Рональд, но колени предъявил, хоть и пришлось для этого снять джинсы. Естественно, никаких ссадин там не было. – Все? Или еще что-нибудь посмотреть желаем?
На кухню вышла Наталья, покосилась на полустриженного Ронни.
– Сплошной креатив. Ребята, у вас что, бессонница?
– Горохов приходил, – сообщила Лика, – с тем, что теоретически считается Алисой.
– И как она вам? – поинтересовалась Наталья.
– Девчонка как девчонка, – пожала плечами Лика. – А вот Ронни у нас, оказывается, мастер перевоплощения высочайшего класса. За секунды сменил образ, чтоб нежного Горохова не шокировать новым имиджем.
– Ты это о чем? – удивился Рональд.
– Не скромничайте, маэстро, – усмехнулась Лика. – Образ, конечно, не фонтан, зато точность фотографическая.
– Какая– то ты загадочная, – пробормотал Ронни, – ни слова не пойму.
– Да что у вас тут произошло? – Наталья тоже ничего не понимала.
– Стригу этого фокусника, звонок в дверь. Выхожу из кухни, возвращаюсь, а он уже косит под мальца рыжего с битыми коленками. Вот только кудри свои черные, что состричь успели, с пола убрать забыл, или на рыжие махнуть, а так – высший пилотаж.
– Как добился? – поинтересовалась Наталья.
– Да не делал я ничего! – разозлился Ронни. – Коленку собственную почесал. Это что, преступление? А у этой вашей дубль Алисы, между прочим, глаза на Варварины похожи.
– Что скажешь? – Наталья перевела взгляд на Лику.
– Не обратила внимания, – расстроилась Анжелика.
– До того ль ей было! – хихикнул Ронни. – Она на мои коленки таращилась. Может, влюбилась?
– Поговори еще! – огрызнулась Лика, легонько хлопнув его по затылку. – Изуродую, как бог черепаху.

* * *

Лаз под забором оказался заколочен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...