ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Какие только преступления не проходили через руки Зоора – от развеивания энергетической сущности до хладнокровных физических убийств: подмешивали друг другу траву магического бессилия в утренний кофе, подсовывали в офисы цветы безденежья под видом талисмана богатства, испепеляли финансовую документацию за пяток веков на глазах налоговой полиции….
Были и более современные преступники. Эти влезали в компьютерные сети транс-телепортических компаний, отправляя свои жертвы в дикие измерения вместо пятизвездочного «Голубого рая». Надеясь загнать конкурентов в рабство Запределья, выключали энергетические лучи над пограничьем в то время, когда эти самые конкуренты над ним проносились. Фантазия Магов не знала границ. Вошедшего в раж Волшебника, как правило, не останавливали ни страх наказания, ни здравый смысл. Кто-то затаил обиду и мстил, кто-то устал от спокойной жизни и таким образом вносил в нее разнообразие, кто-то просто устранял конкурентов, преследуя лишь финансовую выгоду и не испытывая к жертве никакой личной неприязни.
Но – и это Зоор знал абсолютно точно – в каждом преступлении всегда имелись причина, цель, исполнитель, жертва и, иногда, заказчик. В деле двух сестер, так называл председатель историю Маши и Катарины, отсутствовало практически все, кроме жертв. Может быть, кто-то и знал причины конфликта, но этот кто-то был неведом следствию.
Количество вовлеченных в эту семейную разборку множилось изо дня в день, пострадавшие шли косяком, а цель, причины и исполнители продолжали оставаться неизвестными. Впрочем, нет, исполнители время от времени появлялись, но стоило им вмешаться в эту путаную историю, как они тут же пополняли собой ряды жертв.
От всего происходящего сильно попахивало войной магических школ, но кто с кем воюет и по какому поводу, не мог понять даже умудренный опытом Зоор.

* * *

Как мы, то есть человечество, не вымерли на стадии первобытности, ума не приложу. Второй день в лесу, а я уже голодная, холодная и поцарапанная всем, чем можно. Хорошо хоть костер горит, без него бы мы с Альвертиной точно одичали. Нет, не получается взбодриться, страшно мне и одиноко. Чужой лес, чужая трава, чужое небо…. Солнце тоже чужое – ядовито-зеленое, жаркое, как в Сахаре, и скачет, как теннисный мячик. Взлетит в зенит, зависнет там на целый день и камнем падает в море. Рассвет с закатом не больше получаса, а потом – сплошной полдень. Ни Инсилая, ни Ронни, никого… Никому мы не нужны в этом мире. Оба ушли и бросили. Живи, как хочешь, выпутывайся, как знаешь…
Альвертина еще держится, утверждает, что все обойдется. А как оно обойдется, если мы даже с места этого проклятого уйти не можем, на каждый шорох: а вдруг? Вдруг на нас нападут дикие звери, вдруг змея, вдруг аборигены нас разыскали, вдруг колдун местный…. И, конечно, самое приятное «вдруг»: вдруг наши вернулись.
Ни одно из ожидаемых «вдруг» не произошло. Мы совсем одни в этом черном лесу. Птицы и те не летают, бедный Боря скоро с ума сойдет от одиночества. Сегодня утром Альвертина изловила какую-то бабочку размером с ворону и зажарила ее на костре. Подгоревший пожарный шланг, на мой взгляд, выглядел бы аппетитнее. Хоть мой живот и прирос уже к позвоночнику, я это чудо гастрономии есть не рискнула. Альвертина промучилась часа два и решилась. Безумству храбрых поем мы соответствующую песню: «Приятного аппетита».
От нечего делать достала инсилаевские блокноты и стала рассчитывать маршрут возвращения. Смотрю в таблицы, но вижу не ряды цифр, а его глаза. Черные, почти без зрачков, грустные и насмешливые одновременно. «Алиса, ты здесь?» – я услышала его голос, как наяву. Вскочила, обернулась.
– Ты что? – вскинулась Альвертина. – Ты тоже слышала?
– Что?
Может, в этом мире можно читать чужие мысли? Будем надеяться, что нет. У меня, во всяком случае, это не получается.
– Ветка хрустнула.
– Показалось, – неуверенно говорю я. А может, и правда, хрустнула, только мне другое мерещится.
– Господи, ну когда же они вернутся?! – спросила Альвертина таким мрачным голосом, что я сразу засомневалась в твердости ее духа. Прислушалась. Или у меня галлюцинации на почве ожидания, или и правда кто-то идет. А если это и не наши вовсе, а разведка местных людоедов?
– Прячемся, – прошептала я и шарахнулась в кусты.
Исцарапалась немедленно до крови о колючие ветки, споткнулась о какую-то корягу, но хоть частично замаскировалась. Альвертина немного замешкалась, но потом последовала моему примеру: залезла в ближайшие заросли в обнимку с драконом и притворилась местной фауной или флорой, я их все время путаю.
Шаги приближались. Точнее говоря, не шаги, а треск веток. Судя по производимому шуму, к нам прорывался конный отряд рыцарей в тяжелом вооружении или стадо диких кабанов голов в двести.
Появился Ронни. Видок у него был жутковатый. Босой, взлохмаченный, всей одежды – драные на коленках джинсы… Глаза сумасшедшие и испуганные, а лицо грязное и усталое. Альвертина взвизгнула и, вылетев из зарослей, как ракета, повисла на шее у Ронни. От ее бурной радости он пошатнулся, но на ногах устоял. А где Инсилай, хотела бы я знать? И что так напугало Рональда, не Альвертинины же восторги?
– Где ты был?! – придя в себя от счастья, заголосила она на весь лес.
– Молчи, грусть, – вздохнул Ронни и аккуратно поставил Альвертину на землю. – Скажу – не поверите.
– Где Инсилай? – я вылезла из кустов и уставилась на Рональда.
Что-то подсказывало мне, что ответ его меня не обрадует.
– Нам надо срочно убираться отсюда, – игнорируя наши вопросы, заявил он. – Это Ваурия.
– Где Инсилай? – повторила я. – Он нашел тебя?
– Да, – коротко ответил Ронни. – Он помог мне бежать, чтобы я вытащил вас отсюда. Если вы не перестанете болтать, его жертва будет бесполезной. Вы этого хотите?
– Что случилось? – я поняла, что произошло что-то страшное. – Пока ты не объяснишь, что случилось, я не двинусь с места.
– Я же сказал, это Ваурия.
– И?
– Это ад для Волшебников. Мы с Инсилаем попали в самое пекло.
– Ты попал, – уточнила я, – Инсилаю пришлось идти за тобой.
– Это уже случилось, – без всякого выражения сказал Ронни. – Обсуждать бесполезно. Все, что ты думаешь обо мне, ты сможешь высказать в Москве, сейчас на это нет времени. Чтобы мы успели убраться отсюда, Инсилаю пришлось принять удар на себя. Ему это будет дорого стоить. Ты же не хочешь, чтобы все это оказалось напрасным?
– Я не хочу, чтобы меня всю жизнь грызла совесть! – отрезала я. – Рассказывай, или я никуда не пойду.
– Мы попали в плен, – неохотно сообщил Ронни. – Сперва я, потом он. Знаешь, что такое плен в Ваурии? Кандалы, каторжный труд и жесточайшие побои за малейшее ослушание. Инсилай помог мне бежать, и за это с ним расправятся по зверским законам этой страны. Но выхода не было, кто-то должен был вытащить вас отсюда. Он остался там, потому что уйти мог только один. Последнее, что я видел – его волокли в сторону города. Все. Ты довольна?
Я поняла только то, что Инсилай в беде, и мы бросаем его здесь, чтобы спасти свою шкуру.
– Почему он решился на это? – удивилась Альвертина. – Мне казалось, он нас недолюбливает, и вдруг такие жертвы.
– Потому что он Волшебник, – чуть слышно ответил Ронни.
– Здесь есть город? – спросила я, и только потом до меня дошло про волшебника. – Как волшебник, почему волшебник?
– Обыкновенный Волшебник, – буркнул Рональд. – Не знаю, почему. Потому. Все, хватит болтать, надо делать ноги. Где блокноты с картами?
– Возьми, – я отдала Ронни пачку блокнотов, – страница 76 бис. А где город-то?
– Внизу, у обрыва. Вольный город Альвар, столица Ваурии.
– Надо спасать Инсилая, – сказала я, ни к кому не обращаясь.
– Для этого надо попасть на Землю, – отрезал Ронни, – тут нужен не наш голый энтузиазм, а пара-тройка Магов или, на худой конец, рота Волшебников. В противном случае будет просто братская могила. Держитесь за руки.
– Дракошка, – напомнила Альвертина, – и птица. Здесь, что ли, оставим, Инсилаю в компанию?
– Быстрее, – напомнил Ронни. Альвертина бросилась за драконом. Боря спикировал Рональду на голову самостоятельно.
Одной рукой Ронни вцепился в блокноты, другой – в Альвертину, она, в свою очередь, мертвой хваткой обняла дракона. Я стояла рядом с ними и держала Ронни за локоть. Теплая компания, ничего не скажешь. У всех одна мысль: спасти свою шкуру.
Вольный город Альвар. Туда увели Инсилая. Что с ним будет? Рональд говорил, что он принял удар на себя, и они с ним расправятся по их законам… Кто они и что за законы? Неужели можно так просто уйти, зная, что кто-то остался в беде? Даже если мы идем за помощью… Ваурия – ад для волшебников. Инсилай – настоящий волшебник. Но он остается здесь, а я ухожу… Так не должно быть!
– Все готовы? – уточнил Ронни.
– Да! – откликнулись мы с Альвертиной.
Снова закачалась земля, яркая вспышка в небе, смерч вокруг нас все быстрее…
– Есть! – рыкнул Ронни, как раненый тигр. – Слава богу, получилось… Земля выскользнула у меня из-под ног. Все, домой.
Словно молния сверкнула у меня в мозгу. Это уже случилось, сказал Ронни. Но то, что должно случиться только завтра, сегодня еще не произошло, и я могу хоть что-то изменить – так говорил Инсилай. Я не уйду. Я не могу уйти и бросить здесь Инсилая. Пусть мне будет хуже, но я остаюсь. Если я буду рядом, разве это не поможет ему хоть чуть-чуть? Он будет не один, а это уже немало, когда ты в страшном, чужом мире. Это так важно – знать, что ты не один.
Я выпустила руку Ронни и осталась на полянке в черной траве, а цветастый вихрь рванулся в небо. Приятного пути, дай вам бог удачи. Совсем одна, но мне не страшно. Ведь где-то совсем рядом в вольном городе Альваре – Инсилай, лучший в мире волшебник.

* * *

– Я должен допросить Вас по делу о заклятии, – сообщил Зоор Велесу. Великолепный одарил председателя взором честным и преданным. – Предупреждаю, Вы обязаны говорить правду и только правду. В противном случае Вам будет предъявлено обвинение по закону о даче ложных показаний. – Зоор подсунул Велесу пластинку черного металла. – Кладите ладонь на пентаграмму и отвечайте на вопросы.
– Вы говорите со мной так, будто я у Вас главный подозреваемый, – Великолепный забарабанил пальцами по столу.
– Пока нет, но от свидетеля до соучастника – один шаг, – ответил Зоор.
– Так я пока еще свидетель? – Иронично уточнил Велес.
– Да. Пожалуйста, ладонь на индикатор и отвечайте на вопросы.
Великолепный к пентаграмме не торопился.
– Могу я знать, кого Вы обвиняете?
– Марию и Катарину, – председатель начал терять терпение. – Можно подумать, Вы этого сами не знаете.
– Машеньку и Кэт? – будто не слыша Зоора, переспросил Велес. – Ничем не могу быть полезен. Согласно Хартии Магов, имею полное право не свидетельствовать против своих учеников.
– Мы предъявим Вам обвинение в соучастии, и Вам придется ответить! – взорвался Зоор.
– Предъявляйте. Отвечу. Постановление суда, повестку – и я к Вашим услугам, – Велес встал. – Если Вы не имеете больше никаких вопросов…
– Иди– иди, – проворчал председатель. – Встретимся в суде.

* * *

Я, наверное, сошла с ума, когда решила остаться в этом кошмарном черно-белом мире, пусть даже ради Инсилая. Господи, о чем я только думала? О чем, о чем?! Об Инсилае, конечно.
Я медленно шла в том направлении, куда ушел он и откуда вернулся Ронни. Где-то там, по словам Рональда, был вольный город Альвар. Жаль, не спросила Ронни, что в этих краях носят. Как-то неуютно я себя чувствую в Инсилаевой футболке, джинсы бы мне наверняка не помешали, но чего нет, того нет.
Пока я себя жалела, успела добраться до края высоченного обрыва. Картина сверху открывалась мрачноватая. Как в гигантской чаше, расположился внизу большой город. Чуть приглядевшись, я заметила, что чашка оказалась битой. Горы располагались полукругом, а вдали от меня, у горизонта была вода. Или большая река, или море, отсюда не видно. У меня под ногами была пропасть.
Спускаться по почти отвесному песчаному склону я не решилась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...