ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ладно, надо спокойно решить, что мы делаем, и действовать. Собственно, вариантов у нас не богато. Или ищем Варвару и с ее помощью спасаем Инсилая, или спасаем Инсилая и с его помощью ищем Варвару. Или никого не ищем, никого не спасаем, сидим и ждем. Вот и весь ассортимент.
– Я бы начала с Инсилая, – подумав, сказала Лика. – Хотя бы известно, где он.
– Зато не известно все остальное. Как попасть к нему, как спасать и, что самое интересное, как потом оттуда выбираться?
– Ронни заявил, что знает, как попасть в Ваурию, так что первое неизвестное можешь вычеркнуть.
– Допустим. А как спасать?
– Хороший вопрос. Только я тебе на него не отвечу. Колдовство-то там не действует, – погрустнела Лика.
– Нам бы гаубицу хорошую, мы бы без всякого волшебства справились, – мечтательным голосом сказала Наталья, – или гранатомет с оптическим прицелом.
– Ты ими пользоваться-то умеешь? – хмыкнула Лика. – Или как обычно: в ходе операции по спасению пленников спасатели понесли потери, заложники уничтожены, враги не пострадали.
– Гаубицы все равно нет, – вздохнула Наталья.
– Можно купить, – в кухню просунулась голова Альвертины. – А зачем вам гаубица?
– К войне готовимся, – буркнула Наталья. – Гаубицу она купит, мечтательница.
– Почему? – обиделась Альвертина. – Были б деньги, а купить можно даже авианосец. А с кем воюем?
– Кажется, с Тауром, – мило улыбнувшись, ответила Лика. – Ты насовсем встала или про гаубицу поговоришь – и на бок?
– На бок, – Альвертина почесала кончик носа. – А как вы ее туда потащите, она ж здоровенная.
– Кто? – оторопела Лика.
– Гаубица ваша.
– Не все так буквально, – усмехнулась Наталья.
– Это правильно, – Альвертина взяла со стола бутерброд и, откусив половину, поинтересовалась: – Можно я возьму? – ответ ее абсолютно не интересовал, так как она без всякой паузы продолжала: – Лучше что-нибудь посовременнее, ну там пистолет-автомат, гранатомет… И компактней, и надежней.
– Где брать-то, в тумбочке? – разозлилась Наталья. – Мечтать не вредно!
– Почему мечтать? – обиделась Альвертина. – И не в тумбочке, а на Толчке.
– Где?! – хором спросили Наталья с Ликой, уставившись на нее сумасшедшими глазами.
– Ну, по-вашему, на толкучке, – пояснила Альвертина. – Можно, я еще возьму? – Она принялась за второй бутерброд. – Одесса, привоз, толчок. Только где денег взять? Это хорошую копейку стоит.
– Между прочим, Горохов Варваре денег должен, – сообщила Анжелика.
– Сколько? – заинтересовалась Наталья.
– Порядка десятки, – вспомнила Лика.
– В Мерлинах или в баксах? – уточнила Наталья.
– В баксах… – вздохнула Лика.
– Мало, – со знанием дела сказала Альвертина. – Разве что секонд-хэнд взять.
– И гранаты тоже секонд-хэнд? – обалдела Наталья. – Из тех, что срабатывают только прямым попаданием по башке, глуша насмерть?
– Не, гранаты одноразовые, – без тени улыбки ответила Альвертина. – Стрелялки будут малость коцаные.
– Одноразовые бывают носки, шприцы и платки носовые, – рассмеялась Лика. – Иди, досыпай, профессор уголовного мира.
– Ну-у-у, – обиженно протянула Альвертина, – а я уж думала, вы по правде в Альвар собрались.
– Собрались, собрались, – проворчала Наталья.
– На твоем месте я бы собралась в ванну, – посоветовала Лика. – Баклажан перезреет. Смывай голову, пока не поздно.
– Какой баклажан? – полюбопытствовала Альвертина.
– Зеленый! – фыркнула Лика.
– Никогда не видела зеленых баклажанов, – удивилась Альвертина.
– Я тоже, тем более на собственной голове, – вздохнула Наталья, направляясь в ванну.
– Она что, натянула на голову синенький?
– Кто синенький? – не поняла Лика.
– Ну, этот, баклажан, – пояснила Альвертина.
– Нет, она в него покрасилась.
– Ни фига себе! – ахнула Альвертина. – Я себе представляю портрет.
Со стороны ванной комнаты раздался рык разъяренного льва и звон бьющегося стекла.
– Кажется, ей не очень понравилось, – предположила Альвертина.
– По-моему, тоже, – согласилась Лика, – бедная моя ванна.
На грохот примчался заспанный Ронни.
– Горим, взлетаем, Варвара вернулась? – поинтересовался он с порога.
– Наталья голову покрасила. – Альвертина принялась за последний бутерброд.
– А краску она купить не могла? – проворчал Ронни. – Обязательно рыком краситься?
– Она не рыком, она баклажаном, – сообщила Альвертина.
– Сумасшедшие бабы, – буркнул Ронни, – вы еще жеваной морковкой покрасьтесь! А орать-то зачем?
– Это она от радости, – фыркнула Лика.
И тут на пороге кухни появилась Наталья.
– Ой, мамочки, – охнула Альвертина.
– А что, живенько и своеобразно, – хмыкнул Ронни, в оба глаза таращась на разъяренную Наталью.
Лика открыла было рот, но тактично промолчала, вспомнив, видимо, о правилах техники безопасности.
В результате эксперимента женское население квартиры выяснило, что зеленый баклажан имеет цвет линяло-фиолетовый с пепельно-зелеными прожилками, а Ронни, как единственный представитель противоположного пола, осознал, что безнадежно отстал от моды.

* * *

Мы уже собирались уходить, когда ворота ратуши распахнулись, и на площади появился Таур. В том, что я проморгала его появление, не было ничего удивительного, но Мирна-то куда смотрела…
Нас спас Инсилай. За мгновение до появления Магистра он что-то тихо свистнул Мирне, и она затолкала меня под помост, быстро скользнув следом. От неожиданности я шлепнулась на четвереньки и разбила коленку и ладони. Когда я обернулась к Мирне, чтобы рассказать ей, что думаю о ее стремительности, Таур был уже на площади. Пару минут он постоял в воротах, потом ленивой походкой подошел к клеткам. У меня сердце замерло от страха, когда прямо у себя перед носом я увидела его сапоги. Черная тисненая кожа, золотые подковки на узких носках, щегольские изящные шпоры на каблуках. Просто совершенство сапожной мысли, крутые казаки, как от Картье.
Одно присутствие Черного Магистра приводило меня в ужас, а каково Инсилаю общаться с ним, смотреть ему в глаза.… Не знаю, что испытывала Мирна, а я дрожала как осиновый лист.
Начался художественный свист, из которого я, конечно же, ничего не поняла. Вдруг наступила тишина, что-то щелкнуло и, мне показалось, сверкнуло. Сапоги магистра двинулись с места и начали расхаживать вдоль помоста. Снова кто-то зафьюкал, я не разобрала – кто. Теперь я не сомневалась, что у нас над головами что-то периодически мерцает. Вторая вспышка была ярче и длительнее предыдущей. Что там происходит, хотела бы я знать? Так любопытно, что даже бояться забыла. Инсилай окончательно замолчал. Таур посвистел еще немного и, развернувшись на носках, продемонстрировал мне свои изящные золотые шпоры. Пару раз сверкнуло, и послышался звук удаляющихся шагов.
Кажется, ушел. Слава богу, надо бы и вылезать, пока не рассвело. Но страшно, вдруг стража не спит. На визит Магистра даже эти сони, наверное, проснулись. Мирна тоже не спешила покидать наше убежище.
– О чем они говорили? – убедившись, что ничьи ноги у помоста не наблюдаются, спросила я тихим шепотом.
– Таур выяснял у Инсилая, где кольцо Мерлина.
– А Инсилай? – я не боялась. Даже если Илай понял, что перстень у меня, он не выдаст.
– Сказал, что не знает.
– А что это за кольцо? – на всякий случай спросила я, чтоб не показать свою осведомленность.
– Я толком не знаю, – призналась Мирна. – Кажется, оно дает власть над всеми Волшебниками и большинством Магов. А Тарра называет его одним из главных козырей Великой Битвы. Наверно, Битва уже началась, раз Таур вспомнил о кольце.
– Что еще говорили? – я устала стоять на четвереньках и села на землю.
– Ничего интересного. Таур угрожал, Инсилай послал его ко всем чертям, – хмыкнула Мирна.
– Эй, красавицы, – раздался у нас над головой шепот Илая, – вы что, там заночуете? Вылезайте, пока не рассвело, и дуйте отсюда, если не хотите, чтобы вас застукали.
– Стража спит? – уточнила Мирна.
– Спит, спит, – успокоил Инсилай. – Давайте по-быстрому, пока еще кого-нибудь не принесло.
Мы вылезли из-под помоста. Инсилай ушел в самый дальний угол клетки и почти не смотрел на нас. Куда нам против Таура, ясное дело, их драгоценное внимание на три дня вперед израсходовано. Мирна огляделась и впилась взглядом в Инсилая.
– Что случилось?
– Ты все слышала, – ответил он равнодушным, ничего не выражающим голосом.
– Неужели он это сделает?
– Откуда я знаю. Почему нет? Поторопитесь, – напомнил он, не поднимая глаз.
– Чем это он тебя? – тихо спросила Мирна.
– Молниями, – коротко ответил он и опустил голову еще ниже. – Да уходите же! Не хватало мне вас в соседних клетках.
– О чем это вы? – насторожилась я и покосилась на Мирну.
– Сама не видишь? – огрызнулась она.
Я попыталась извлечь из своего зрения все возможное. Видно, от страха и неизвестности оно обострилось до предела, потому что даже в полной темноте я смогла разглядеть глубокую ссадину на щеке Инсилая и кровь, сочащуюся из разбитой губы. О, господи! Я обеими руками вцепилась в золотые прутья. Никуда не пойду, умру рядом!
– Этого еще не хватало, – проворчала Мирна, отдирая меня от клетки. – Пойдем быстрее, а то и впрямь попадемся. Если стража нас сцапает, мы в лучшем случае загремим в резервацию для женщин и детей за нарушение правил пребывания в Альваре, а в худшем – в баффаловскую тюрьму за сочувствие осужденным на смерть преступникам. Оттуда мы уже наверняка ничем не сможем помочь.
– Не трогай меня! – взвизгнула я, забыв об опасности.
– Психопатка, – зыкнула Мирна. – Проблем выше крыши, а тут еще ты со своими истериками.
Инсилай вышел из своего угла и вмешался, он не мог не вмешаться, потому что волшебник, хоть и было ему не до наших распрей.
– Алиса, – он был так близко, что я слышала стук его сердца, или мне казалось, что слышу, – вам надо спешить.
Я подняла глаза. Черная струйка крови, ползущая из уголка его губ, перечеркнула мир надвое. Там было беззаботное вчера, здесь – ненавистное завтра. Мерцающее сегодня замерло в капельке крови на подбородке Илая, тревожное и пугающее. Он провел тыльной стороной ладони по губам, кровь запеклась на его руке. Время остановилось, я оцепенела.
– Быстрее! – Инсилай покосился на ворота ратуши. – Вы теряете драгоценные мгновения. Алиса! Да очнись же, беги отсюда, беги так быстро, как можешь, я прошу тебя, Алиса.
Мирна оторвала меня от прутьев решетки, и мы побежали к прилавкам. Не успели мы отдышаться в своем убежище, как зеленое солнце выпрыгнуло из-за горизонта. И сменилась стража у клеток, и кончилось вчера, и наступило завтра.… И впереди была только одна ночь.

Глава 30

Едва мы с Мирной спрятались под прилавок, как из ворот ратуши появились стражники, во главе с маленьким, хитрым на вид человечком.
– Кто это? – прошептала я.
– Арси, – ответила Мирна. – Главный советник Таура.
– Мерзкая рожа! – непроизвольно вырвалось у меня.
– Тут ты права, – вздохнула Мирна, – сволочь он редкая.
– Чем Таур угрожал Инсилаю? – спросила я в лоб.
– Что? – оторопела она. – Я же все сказала.
– Ты сказала ровно столько, сколько хотела. – Как же мне надоели их недомолвки. Плохо не знать языка.
– Ты что же, научилась понимать по-эйрски? – Мирна подозрительно покосилась на меня.
– Нет, но я научилась понимать, когда ты начинаешь хитрить, – спокойно сказала я. – Так чем же угрожали Инсилаю?
Она замолчала на мгновение.
– Только не лги, – попросила я ее, – или я пойду сейчас к Инсилаю и спрошу у него.
– Так он и сказал, – буркнула Мирна, – он тебя жалеет, бережет от потрясений.
– Что сказал Таур? – настаивала я.
– Если Илай не назовет хранителя кольца, с ним поговорят по-другому, и его изуродованное тело украсит завтра утром городские ворота. Смотри, Арси вошел в клетку.
И правда, теперь в клетке было два силуэта. Несколько минут они стояли неподвижно, потом советник вскинул руку, и Инсилай упал на колени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...